Telegram-канал Вести Израиль
Евгений Кисин

Евгений Кисин в интервью "Вестям": о евреях, отношении к Израилю и тайном страхе

В Израиль с единственным концертом в честь своего 50-летия приезжает всемирно известный пианист Евгений Кисин. Он любезно согласился ответить на вопросы "Вестей", которые по просьбе редакции задала профессиональный музыкант, композитор и педагог, лауреат государственной премии премьер-министра Израиля д-р Хана Аджиашвили

Хана Аджиашвили, специально для "Вестей" |
Опубликовано: 03.09.21, 08:34
2 צפייה בגלריה
Евгений Кисин
Евгений Кисин
Евгений Кисин
(Фото: Иоганн Себастьян Ханель)
Музыкальный мир Израиля в волнении: в Иерусалим приезжает Евгений Кисин - пианист с мировым именем. Он даст единственный сольный концерт в честь своего 50-летия в городе, который называет самым любимым на Земле. Все средства от этого концерта до последнего шекеля Евгений Игоревич передаст Иерусалимскому музыкальному центру на развитие молодых талантов. Перед наступающим праздником Рош ха-Шана и визитом в Израиль выдающийся музыкант откровенно ответил на наши вопросы о музыке, еврействе и... своем тайном страхе.
- Как меняется ваше отношение к сочинениям, которые вы исполняете годами? Есть ли сочинения, в которых Вы находите что-то новое, и исполняете их иначе, чем прежде?
Когда я возвращаюсь к сочинениям, которые играл раньше (что бывает нечасто, поскольку фортепианный репертуар очень обширен и я хочу сыграть как можно больше гениальных произведений, так что я предпочитаю учить новое, чем возвращаться к старому), то всегда исполняю их иначе, но это происходит не потому, что с годами меняется мое отношение к ним, а потому, что я сам меняюсь. Помню, когда я после 20-летнего перерыва вернулся ко 2-му концерту Шопена, мне казалось, что эта музыка вызывает во мне те же самые чувства, что и в детстве-юности, и я не делал каких-либо сознательных изменений в своём исполнении, но когда я какое-то время спустя послушал свою старую запись, то убедился, что теперь играю совсем по-другому, и понял, что это я сам изменился с годами, причём неосознанно, поскольку это естественный процесс. Когда я слушаю свои старые записи (что тоже бывает очень редко: мне гораздо интереснее слушать записи других музыкантов, чем свои собственные), для меня очевидно, что сейчас я мог бы сыграть лучше: значит, теперь я слышу в своей собственной игре то, чего не слышал раньше.
2 צפייה בגלריה
Евгений Кисин
Евгений Кисин
Евгений Кисин
(Фото: Иоганн Себастьян Ханель)
- Вы сыграли тысячи концертов за свою жизнь. Посещает ли вас вдохновение при каждом выходе на сцену? И необходимо ли оно исполнителю (в дополнение к профессионализму)?
- Конечно, посещает (хотя, возможно, на разных концертах в разной степени) и, безусловно, необходимо.
- Чувствуете ли вы публику во время исполнения? Вдохновляет ли вас ее реакция?
Разумеется, чувствую и, конечно же, вдохновляет. Причём вдохновляет меня не только реакция публики, но и само ее присутствие. Именно поэтому записи с концертов у меня всегда получались лучше, чем сделанные в студии.
- Приходится ли вам слушать записи своих концертов? Как это - слушать себя со стороны?
Я постоянно слушаю записи своих концертов. Если мои концерты не записываются ни радио, ни залами, в которых я играю (для архивов), то я всегда прошу жену записывать их и потом слушаю. Это очень важно, поскольку со стороны нередко слышишь то, чего не замечаешь в процессе исполнения.
- Есть ли у вас любимые композиторы? Какую музыку вы любите слушать в свободное время? Слушаете ли вы музыку других направлений, не только классику?
- Я - человек всеядный, и любимых композиторов у меня много, но в последние годы я все больше и больше чувствую, что самый мой любимый и близкий мне — Шопен. Музыку люблю слушать самую разную. Кроме классической, очень люблю слушать народную (в частности, джаз) и духовную музыку.
- Я знаю, что вы пишете стихи на идише. Означает ли это что вы можете думать на идише? Писали ли вы стихи раньше? В детстве? Юности? Думали ли совмещать на своих концертах игру на фортепиано и декламирование стихов?
- На идише я пишу не только стихи, но и прозу, и дневники — причём даже больше, чем стихи. Да, в детстве, и в юности я много писал (по-русски, разумеется), но в то время и содержание, и качество моих писаний было соответсвующее. А игру на фортепиано и декларирование стихов я иногда совмещаю: в своей еврейских музыкально-поэтических программах. Такие выступления у меня были и в нью-йоркском "Карнеги-холл", и в Вашингтоне, и в Далласе.
- Вам 50 лет, у вас очень интересная, насыщенная жизнь, но если бы можно было повернуть назад - вы бы хотели что-нибудь изменить?
- Безусловно. Очень многое.
- Один очень известный дирижер сказал в интервью, что больше всего он боится самого себя и Бога. Чего боитесь вы?
- В детстве очень боялся мух: прочитал в какой-то книжке о том, какие они заразные (помню, была там такая фраза: "вместе с солёной рыбой и сыром в кишечник человека проникает серная муха и грызёт кишечник, пока человек не умрет"), — и стал панически их бояться, так что на даче, когда я ел, мой дедушка стоял рядом и отгонял от меня полотенцем мух, чтобы нежное еврейское дитя могло спокойно кушать. Теперь, конечно, страха перед мухами я не испытываю, но эти насекомые меня до сих пор очень раздражают, особенно во время еды.
- Кто ваши любимые пианисты нашего времени? Учитесь ли вы у них ( слушая их исполнение)?
- Аргерих, Ашкенази, Баренбойм, Гуд, Лупу, Перайя, Плетнев, Соколов, Цимерман, Шифф. Конечно, учусь — так же, как и у пианистов прошлых эпох (да и не только у пианистов).
- Преподавали ли вы когда нибудь или, может, давали мастер-классы?
- Мастер-классов не даю, но иногда ко мне обращаются молодые пианисты с просьбой их послушать, что я охотно делаю, всегда рад им помочь советом.
- Мне интересно задать вам вопрос о современной классической музыке. Я сама композитор, и я знаю и люблю современную музыку, которая создавалась в XX веке и в наши дни. Приходилось ли вам исполнять такую музыку? Или слушать? Что вы думаете о ней?
- Я сам пишу музыку. Издательство "Хенле" уже опубликовало четыре моих опуса: 4 пьесы для фортепиано, сонату для виолончели и фортепиано, струнный квартет и поэму для женского голоса и фортепиано "Танатопсис" на стихи Уильяма Каллена Брайанта. Моя музыка исполнялась в Великобритании, Франции, Германии, Голландии, Швейцарии, Чехии, России… В частности, мою виолончельную сонату играли в концертах Стивен Иссерлис, Рене Капюсон, Давид Герингас, а мой струнный квартет исполняли "Энделлион-квартет", "Копельман-квартет", "Модильяни-квартет".
- В древности человеку нужна была музыка не только для передачи своих чувств и эмоций, но и для обращения к Богу. Вспомним Тору, где еврейский народ поёт песнопения в честь разных чудес после избавления от египетского рабства, или 150 псалмов царя Давида, которые он пел и играл на разных инструментах. Бывают ли у вас моменты, когда вы играете, как бы обращаясь к Богу? Вы верующий человек?
- Помню, ещё когда я был ребёнком, моя недавно скончавшаяся учительница Анна Павловна Кантор во время наших уроков иногда говорила мне: "А вот здесь помолись". Не помню уже, к каким именно произведениям или фрагментам это относилось, но, разумеется, есть музыка, выражающая именно этот образ.
- По поводу вашего предстоящего сольного концерта в Израиле: вы даёте благотворительный концерт для молодых музыкантов. Спасибо вам огромное за вклад в музыкальное будущее Израиля. Хотела вас спросить: а удавалось ли слушать или познакомиться с израильскими музыкантами? Может, вы работали с кем-нибудь из них? Как бы вы оценили уровень израильской музыки?
- С молодыми израильскими музыкантами мне пока не доводилось работать, и, поскольку я никогда не жил в Израиле, то, боюсь, не могу оценить уровень израильской музыки.
- Что вам больше всего нравится в Израиле? Отличается ли израильская публика от публики в других странах?
- Когда я бываю в Израиле, то всегда испытываю чувство, похожее на то, что выражено в строчках Маяковского: "В наши вагоны, на нашем пути наши грузят дрова", "в наших вагонах, по нашим степям, в города промерзшие наши". Один мой очень хороший знакомый, который дружил с выдающимся шахматистом Леонидом Штейном, рассказывал мне, как после поездки в Израиль на международный турнир в 1960-х годах (когда между СССР и Израилем ещё существовали дипломатические отношения), Штейн с восторгом говорил ему: "Представляешь, там даже проститутки — еврейки!" Короче говоря, Израиль и все в Израиле (неважно, хорошее или плохое) — это МОЁ, и именно это мне в нем больше всего "нравится", если такое слово здесь уместно. А что касается публики — разумеется, публика во всех странах отличается друг от друга, и Израиль — не исключение.
- Ходите ли вы к Стене плача, когда приезжаете в Израиль? Есть ли у вас особые эмоции к Иерусалиму?
- Конечно же, есть. Помню, ещё в советское время, живя в Советском Союзе, я как-то сказал в интервью газете "Советская культура", что мой самый любимый город на свете - Иерусалим (к тому времени мне уже довелось побывать в Израиле). Когда бывает время, хожу к Стене плача.
- Какую роль, по-вашему, играет музыка во время пандемии?
- Я думаю, что тут все зависит от конкретного человека, но знаю, что многим людям, которые из-за пандемии лишились многих радостей жизни, музыка помогает.
- Что бы вы хотели пожелать самому себе?
Здоровья, сил и времени для того, чтобы осуществить все задуманное.
►О Евгении Кисине: от "маленького Моцарта" до звезды мирового масштаба
Евгений Кисин, обладатель гражданства Израиля, пианист-виртуоз, считается одним из величайших музыкантов своего поколения. Он родился в Москве в октябре 1971 года в еврейской семье. Его отец - инженер Игорь Отман, мама - преподаватель игры на фортепиано Эмилия Кисина. В двухлетнем возрасте маленький Женя начал играть на слух и импровизировать на фортепиано. В шесть лет поступил в музыкальную школу им. Гнесиных.
В детстве Кисина называли "маленьким Моцартом". В 12 лет он исполнил концерты Шопена для фортепиано с оркестром в Большом зале Московской консерватории. Музыкальная запись с этим исполнением получила распространение на Западе, с этого началась стремительная мировая карьера юного музыканта.
В 1988 году Герберт фон Караян пригласил Кисина исполнить концерт №1 Чайковского с Берлинским филармоническом оркестром под его управлением. В сентябре 1990 года состоялся дебют Кисина в США, где он исполнил Концерт №1 и Концерт №2 Шопена с Нью-Йоркским филармоническим оркестром под управлением Зубина Меты. А неделю спустя выступил с сольным концертом в "Карнеги-холл". Кисин также выступал с Израильским филармоническим оркестром, в том числе на праздновании 70-летия оркестра в 2006 году.
Евгений Кисин - лауреат множества российских и международных музыкальных премий, включая "Грэмми". Ему присвоено звание почетного члена Королевской академии музыки в Лондоне, звание почетного доктора Манхэттенской школы музыки, Гонконгского университета, Еврейского университета в Иерусалиме и университета им. Бен-Гуриона в Негеве.
В 2017 году была издана автобиографическая книга Кисина "Воспоминания и размышления". Кроме того, музыкант публикует стихи и прозу на идише.
Евгений Кисин не раз высказывался в поддержку Израиля. В 2013 году во время церемонии принятия израильского гражданства пианист произнес на иврите: "Теперь я могу сказать всему миру, что я не только еврей, но и израильтянин".
►О концерте Евгения Кисина в Израиле
7 октября в Международном центре конгрессов (Биньяней ха-ума) в Иерусалиме Евгений Кисин даст концерт-реситаль в честь своего 50-летия. Все собранные средства будут пожертвованы Иерусалимскому музыкальному центру на развитие талантливых молодых музыкантов.
На праздничном концерте прозвучат Токката и фуга ре-минор Иоганна Себастьяна Баха, произведения Моцарта, Бетховена и Шопена.
Иерусалимский музыкальный центр, которому музыкант пожертвует доходы от концерта, - ведущая организация по образованию молодых музыкантов в Израиле. Центр, возглавляемый великим пианистом Мюррейем Перайя, был основан легендарным скрипачом Айзеком Стерном и покойным мэром Иерусалима Тедди Колеком. На протяжении многих лет в центре выступали великие артисты, включая Артура Рубинштейна, Пабло Казальса, Леонарда Бернстайна, Йо-Йо Ма, Ицхака Перлмана и Альфреда Бренделя.
0 - обсуждения статьи