Telegram-канал Вести Израиль

Намеренно изуродовал красавицу-жену: обвинение против "садиста из Мицпе-Рамона"

В полиции заявили, что никогда прежде им не доводилось сталкиваться со столь жестоким преступлением

Вести - Ynet |
Опубликовано: 05.10.20, 10:24
2 צפייה בגלריה
שירה ואביעד משה
שירה ואביעד משה
(Шира Исаков и Авиад Моше)
Кровавая драма в Мицпе-Рамоне дошла до суда: в понедельник, 5 октября, в окружном суде Беэр-Шевы будет оглашено обвинительное заключение 45-летнему Авиаду Моше в связи с попыткой убийства супруги, 31-летней Ширы Исаков. Обвинение выдвинула прокуратура Южного округа на основе материалов специальной следственной группы, сформированной полицией Димоны.
В прокуратуре отмечают, что у полицейских Димоны есть большой опыт в расследовании особо тяжких преступлений. Однако даже они были потрясены тем, с чем им довелось столкнуться в квартире Авиада и Ширы Моше в Мицпе-Рамоне. "Речь идет об одном из самых тяжких преступлений, которые когда-либо расследовались нашими сотрудниками. Это ситуация, в которой мужчина сознательно обезобразил и исполосовал ножом лицо своей жены. Даже в случае, если женщина выживет, он понимал, что шрамы останутся у нее на всю жизнь", - сказал источник в полиции Димоны.
Напомним, что вначале имя обвиняемого было даже запрещено к печати. Однако под сильным давлением общественности 29 сентября окружной суд Беэр-Шевы снял этот запрет на публикацию личных данных подозреваемого в попытке жестокого убийства своей молодой жены 18 сентября в Мицпе-Рамоне.
2 צפייה בגלריה
שירה והבעל שניסה לרצוח אותה
שירה והבעל שניסה לרצוח אותה
Шира Исаков до трагедии
Судья Ариэль Ваго, рассматривая апелляцию, поданную сайтом Ynet и газетой "Едиот ахронот" против решения судьи мирового суда Джоржда Амораи о сокрытии имени предполагаемого преступнка, подверг критике решение своего коллеги из суда низшей инстанции.
"Мировой суд перевернул ситуацию с ног на голову, постановив, что нельзя публиковать имя подозреваемого за отсутствием общественного интереса, - заявил Ваго. - Однако дело обстоит ровным счетом наоборот. Жена разрешила опубликовать его имя, так неужели следует предпочесть право мужчины на конфиденциальность правам изувеченной женщины? Неужели кто-то поверит циничному аргументу подозреваемого, который якобы хочет скрыть свое имя ради защиты ребенка?"
Согласно материалам дела, подозреваемый нанес своей жене 20 ударов ножом по лицу и верхней части тела, когда у нее на руках находился их общий полуторагодовалый сын. При этом подозреваемый заявил в ходе судебного заседания, что "следует провести тщательное расследование", потому что "проще всего разрушить репутацию и карьеру, выстраиваемую в течение 45 лет".
Подозреваемый продолжил: "У меня - пожилые родители, мне не нужно все это душевное напряжение, потому что ситуация щекотливая. Стоит в принципе взвесить, публиковать ли мое имя вообще и в будущем. Ее семья может попытаться опубликовать мое имя другим способом, они движимы понятным чувством мести. Но давайте пока не будем. Возможно, вскроются неожиданные факты. Дайте мне шанс".
В ответ на решение судьи Амораи в социальных сетях началась волна протеста: пользователи публиковали имя предполагаемого преступника на своих личных страницах в нарушение судебного запрета. Параллельно состоялись демонстрации, на которых участники обвиняли судью Амораи в том, что у него "руки в крови".
Израильтяне начали также принимать посильное финансовое участие в судье Ширы. В израильском сегменте интернета был объявлен сбор средств для пострадавшей женщины. За рекордно короткий срок на счет поступили пожертвования на сумму свыше 1 млн шекелей.
Только спустя несколько дней после трагедии, когда Шира немного пришла в себя, следователи записали ее показания. Женщина сумела воссоздать картину нападения и минуты ужаса. По ее словам, перед тем как начать избиение, муж опустил жалюзи, что свидетельствует о хладнокровии и тщательной подготовке преступления. Шира поняла, что он готовит что-то ужасное, а ее крики о помощи вряд ли кто-нибудь услышит. Однако соседи услышали ее мольбы и вызвали полицию.
"Он продолжил избивать меня скалкой, но потом начал плакать, - рассказала Шира. - Потом он принес из кухни небольшой нож с зазубренным лезвием и начал меня резать". То, что Моше схватил небольшой нож, фактически спасло жизнь Ширы, потому что раны были хоть и многочисленными, но неглубокими и не задели жизненно важных органов.
ПО ТЕМЕ


0 - обсуждения статьи