Меню
Фото: Ави Муалем
Доктор Элина Бардач-Ялова: "Иду в кнессет защищать родителей репатриантов"
Ее называют человеком, близким к Либерману, но у активистки НДИ Элины Бардач-Яловой есть собственные принципы. В откровенном интервью она рассказывает, каково это - быть "русской" в Израиле, и зачем репатриантам своя партия

Элина Бардач-Ялова и ее родители. Фото: Ави Муалем
Элина Бардач-Ялова и ее родители. Фото: Ави Муалем
 

Доктору Элине Бардач-Яловой всего 37 лет, в Израиль она приехала 13-летней девочкой. И вот что успела за эти годы: выучить иврит и арабский, получить три академические степени, поработать лектором в университетах, консультантом у Нетаниягу, пресс-секретарем Авигдора Либермана на посту министра обороны, стать матерью. Сегодня она баллотируется в кнессет в списке партии Наш дом - Израиль. 

 

- Чем собираетесь заниматься в кнессете?

 

- Социальными проблемами и пенсиями. Моя мама через несколько месяцев должна выйти на пенсию, и мы обнаружили, что ее пенсия составит... 500 шекелей. А ведь мои родители всю жизнь много и тяжело работали. Мама в СССР была конструктором авиапромышленности, в Израиле проектировала системы кондиционирования. Папа - инженер-электронщик, инвалид. 

 

Я вдруг поняла, что у родителей нет пенсии, и им будет не на что жить, если я не буду их поддерживать.  У родителей мужа - аналогичная ситуация. Получается, что нашей молодой семье с маленьким ребенком придется помогать двум родительским семьям - просто чтобы они могли достойно существовать.

 

И такое положение - в большинстве репатриантских семей. В моем поколении многие вынуждены делить свои небольшие зарплаты между детьми и стареющими родителями.  

 

- Как вы собираетесь это менять?

 

- Начать хотя бы с государственных садиков. Сейчас государство субсидирует сады для детей с 3 лет. Но до них еще нужно дорасти. Частный сад - это огромная статья расхода, поэтому мы в НДИ решили продвигать программу государственных садов с трех месяцев. Я баллотируюсь под десятым номером.

Средний возраст первой десятки НДИ - меньше 40 лет, и у всех есть дети. Так что проблему эту знаем не понаслышке.

Фото: Ави Муалем
Фото: Ави Муалем

Элина часто бывает в квартире родителей в Ришон ле-Ционе. За окном время от времени раздаются сильные взрывы - рядом стрельбище. "И так 20 лет, все никак не привыкнем", - сетует мама Элины. 

 

"Мы репатриировались в Израиль в 1995 году из Москвы, - рассказывает Элина. - Родители несколько лет были в отказе: они работали на секретных предприятиях, и после увольнения должно было пройти несколько лет до получения разрешения на выезд".

 

Первое время в Израиле она испытывала "невероятную эйфорию", по ее словам. И только здесь избавилась от страха перед антисемитизмом, от которого страдала в Москве.

 

"Русская"? Подтверди еврейство

Элина с родителями. Фото: Ави Муалем
Элина с родителями. Фото: Ави Муалем
 

Первые годы после репатриации Бардач-Ялова жила с родителями в Ришон ле-Ционе, в той самой квартире, где сейчас проходит интервью.

 

- Другие жалуются на израильский климат, к которому трудно привыкнуть после московского. Я ни на что не жаловалась. Я сразу ощутила

себя на родине.

Закончив школу, поступила в Бар-Иланский университет на специальность "журналистика и международные отношения". Всегда считала себя полной, стопроцентной израильтянкой. О том, что я "русская", мне напомнили только в раввинате, когда я первый раз собралась замуж. Надо было подтвердить еврейство. Меня посылали от раввина к раввину, но тогда еще, к счастью, не требовали проверки ДНК, - объясняет Элина. - Когда я выходила замуж во второй раз, пришлось подтверждать еврейство повторно. Это тоже удивило и покоробило. Но теперь я думаю: мне еще повезло, ведь это не сравнимо с теми унижениями, которым репатриантов подвергают сегодня.

 

Рядом с политиками


Докторскую степень Бардач-Ялова сделала в Великобритании. Казалось, ей обеспечено блестящее академическое будущее. После окончания учебы Элина преподавала в различных учебных заведениях. Но однажды ей позвонила знакомая и сказала, что Биньямин Нетаниягу ищет консультанта по русскоязычной прессе.

 

"Это было в 2011 году. Я тогда была далека от политики, но предложение показалось интересным, и я решила попробовать. Я проработала советником Нетаниягу почти год. Это была интересная школа: я поняла, как работает система изнутри, как принимаются решения. Через какое-то время я вернулась к преподаванию, затем работала в исследовательском институте по изучению "русского" Израиля, - говорит Элина. - А однажды мне позвонили из министерства обороны и спросили, не хочу ли я стать советником по русскоязычной прессе. Тогда министерство только что возглавил Авигдор Либерман. Я согласилась".

 

- И как работается с Либерманом?

 

- Самое главное - его подход к решениям. У Либермана это так: "сказал - сделал". У него действительно слово с делом не расходится. Причем не когда-нибудь, а сразу. Например, к нам поступило обращение по поводу четвертого поколения (правнуков евреев, репатриировавшихся в Израиль вместе с родителями - Прим. ред.). Оно пришло ко мне, я довела до сведения Авигдора Либермана. Он выяснил, в чем дело, и тут же принял решение. Не через два дня, не через месяц, а прямо в тот же день.

 

- Это вас удивило?

 

- Да, потому что это нечастое явление для политика. Вообще есть большая разница между Либерманом, которого вы видите перед камерами, и Либерманом, каким его знают все, кто с ним работает. У него великолепное чувство юмора, с ним очень легко работать, так как он четко ставит задачи и ценит людей. Кстати, поэтому с ним люди и работают годами.

 

Авигдор Либерман. Фото: Моти Кимхи
Авигдор Либерман. Фото: Моти Кимхи

 

- В одном интервью Либерман сказал, что его жена Элла "слишком вкусно готовит". Это правда? Доводилось пробовать?

 

- Элла действительно прекрасно готовит. Помню, были съемки для телевидения, и для антуража нужно было поставить что-то на стол. Элла приготовила суп, да такой, что к концу съемок от него ничего не осталось. Те, кому не хватило, в шутку посетовали - и на следующий день Элла лично послала на канал целую кастрюлю супа.

 

Либерман рассказал, почему перестал есть мамалыгу

 

Нужна ли репатриантам "своя" партия

 

Элина баллотируется в кнессет на десятом месте в списке НДИ. Если верить опросам, шансы попасть в парламент для нее лично не слишком высоки.

 

"Прежде всего, пару слов об опросах, - возражает она. - Я сама занималась опросами и знаю, как их должны проводить. Я еще никогда не видела, чтобы опросы проводили либо в интернете, либо при помощи sms-сообщений, которые большинство людей просто блокируют или игнорируют. Результаты этих опросов - ложь, манипуляция. А история с опросами, из которых вычеркнули партию НДИ, вообще в голове не укладывается".

 

В ближайшее воскресенье, 17 марта, Центризбирком проверит, кто заказал подтасованные опросы, удалив из них название НДИ. 

 

"Когда надо решить проблему, обращаются к Либерману". Фото: Эли Мандельбойм
"Когда надо решить проблему, обращаются к Либерману". Фото: Эли Мандельбойм

 

На вопрос, нужна ли современному Израилю партия с такой выраженной программой в защиту репатриантов, как НДИ, Бардач-Ялова отвечает: "Несмотря на заверения некоторых политиков, что большая алия полностью растворилась в израильском обществе, на самом деле это не так. 

 

Исследования показывают, что большинство русскоязычных израильтян предпочитает сочетаться браком с русскоязычными, даже если дома они говорят на иврите. Почему-то всем понятно, зачем нужны религиозные партии, которые защищают интересы собственного электората. Вот и русскоязычные - это тоже особый электорат".

 

Фото: Ави Муалем
Фото: Ави Муалем

- Так можно дойти до утверждения, что каждой общине нужна своя партия - "марокканская", "эфиопская", "бухарская"...

 

- Вы знаете, пока у русскоязычных израильтян все идет хорошо, они охотно рассуждают о том, что "своя" партия больше не нужна. Но как только забрезжит проблема - не подтверждают еврейство, высылают из страны - к кому они обращаются? К Либерману. Вчера мне позвонил мужчина, которого раввинат отправил на анализ ДНК. Он был сильно возмущен - настолько, что сел и написал письмо президенту Руби Ривлину. Но Ривлин ему не ответил - в отличие от Либермана. И тогда мужчина сказал: "Жаль, что я сразу не обратился к вам".

 

- Несколько лет назад в соцсетях разгорелся скандал, связанный с "Концепцией русского Израиля", одной из авторов которого вы являлись. Что это было?

 

- Это была инициатива группы сотрудников исследовательского института по изучению "русского" Израиля, в котором я работала. Кстати, не единственная:  тогда же мы провели кампанию в ведущих израильских СМИ за повышение пенсий. Это было незадолго до вхождения Либермана в коалицию, когда ему удалось добиться бюджета для этой программы. "Концепция" была идеей объединить русскоязычных израильтян с целью увеличения силы и влияния - в том числе на политиков. Это была наша личная инициатива, она родилась из понимания, что сколько бы мы ни отрицали наличие "стеклянного потолка", мы все равно в него упремся, причем в любой сфере.

 

- Вашей научной карьере мешал "стеклянный потолок"?

 

- Конечно. Вы можете быть блестящим лектором, но руководящей должности не получите. И так во всех сферах. Многие смирились с этим ограничением, а я не смогла. Поэтому и иду в политику. У нашей общины есть свои потребности - и значит, должен быть свой голос.

 

Самое интересное
    Вести