Меню
ЛГБТ
Михаил и Давид. Фото: Таль Шахар
Михаил и Давид: "Мы покинули Россию из-за мракобесия и не хотим его возрождения в Израиле"
Новые репатрианты Михаил и Давид живут в однополом браке. Они готовы выходить на акции протеста и отстаивать свои права на усыновление детей

Михаил и Давид. Фото: Таль Шахар
Михаил и Давид. Фото: Таль Шахар

Познакомьтесь, пожалуйста. Это Михаил и Давид, семейная пара из Санкт-Петербурга и новые репатрианты в Израиле.

 

Михаилу 30 лет. Он лингвист, переводчик-синхронист, свободно владеющий английским, французским, испанским и арабским. Давиду 29.

Он стоматолог. Молодые люди познакомились в Санкт-Петербурге семь лет назад, на вечере танго для однополых пар. Они мечтают открыть в Израиле школу такого танго. "Это будет социальный проект для ЛГБТ-общины, - говорит Михаил. - Мы были изумлены, когда обнаружили, что подобного в Израиле при всей его толерантности к гей-сообществу до сих пор нет".

 

Семь лет – знаковое число в иудаизме. Они начали встречаться почти сразу как познакомились. Спустя некоторое время стали жить вместе, а через три с половиной года поженились в Дании.

 

"На тот момент было не так много стран, где однополые пары могли вступить в официальный брак, не будучи гражданами страны. - говорит Михаил. –  В Дании даже существует некоммерческая организация, которая помогает гомосексуальным парам собрать документы для бракосочетания. Сразу после свадьбы мы не думали о переезде в Израиль; более того, мы были уверены, что Израиль не принимает однополые семьи".

 

Однако позже Михаил случайно узнал, что Израиль не проводит различия между гетеро- и гомосексуальными семьями, если супруги имеют право на гражданство по закону о возвращении. 

 

"Нас часто спрашивают, - продолжает Давид, - зачем мы поженились. А зачем женятся гетеросексуальные пары?! Мы с Мишей жили вместе еще до свадьбы. Мы любили друг друга, вели общее хозяйство и строили планы на жизнь, как любая гетеросексуальная пара. По той же причине хотели создать семью: чувствовать стабильность, желание вместе стариться и, конечно, желание иметь детей. Да, мы хотим воспитывать собственных детей. При этом вопрос суррогатного материнства для нас закрыт по ряду причин. Одной из основных является то, что нам всегда было непонятно – если в мире так много детей, которые остро нуждаются в семье и родителях, а у нас есть и семья, и стремление стать родителями, - почему бы не усыновить? Этот аргумент был одним из основных, когда мы думали о переезде в Израиль. В России однополая пара практически не имеет шансов усыновить ребенка. Ни в России, ни из-за рубежа".

 

Россия все больше закручивала гайки в отношении однополой любви. Жить в царстве Милонова и Мизулиной становилось все менее комфортно, и молодые люди уехали из России в Израиль.

 

Фото: Таль Шахар
Фото: Таль Шахар

Михаил: "Мы в стране всего месяц. Все, как у всех: поиск квартиры, ульпан, эйфория, растерянность, страхи, планы на будущее. И поверх всего этого – волшебное ощущение: ура, аллилуйя! Мы дома, мы в стране, где никто не учит нас жить правильно. Тут можно быть семьей без оглядки на окружающих. И вдруг среди этой эйфории как гром среди ясного неба - запрет на усыновление однополыми парами детей. И самое неприятное вот что: это не ляпнул кто-то с улицы. Это выражение официальной позиции государства: мол, еще научат детей плохому. Это мог сказать только тот, кто не знаком ни с однополыми парами, ни с исследованиями на эту тему. Ориентацию нельзя привить воспитанием. Когда это не понимали в России, было смешно и обидно. Когда это не понимают в продвинутом израильском обществе, – это страшно".

 

Давид: "Из-за этого мракобесия мы покинули Россию. Сейчас у нас эффект дежа вю: там ведь тоже все начиналось с мелочей, а дошло до страшной гомофобии".

 

Михаил: "В пояснение к решению была высказана еще мысль о том, что гомосексуальные семьи – ненастоящие. Это было обидно и возмутительно втройне. Израиль пошел настолько далеко, что признает семьей гражданские союзы, и это очень правильно! Однако при этом не признать семьей официально зарегистрированный брак в однополом союзе, закрыть глаза на то, что люди любят друг друга и хотят полноценную семью, – это крайне странно. Почему мы должны защищать собственное право на детей? Вообще, бороться в цивилизованной стране за свои базовые права на семью – это дикость.

 

Конечно, это еще далеко не российская позиция по данному вопросу, но очень напоминает ее развитие. Мы рассматриваем запрет на право усыновлять детей как первый тревожный звонок. Если общество не будет сопротивляться, нет гарантии, что гайки не будут закручиваться все сильнее. Мы знаем, мы это уже проходили".

 

Еще по теме

Исповедь: чем мы гордимся на парадах гордости

Гей-репатриация: закон уравнял однополых супругов с евреями

Государство Израиль: на что у гомосексуалистов право есть, а на что - нет 

 

 

Самое интересное
    Вести