Коронавирус и ваши права
 Доктор Ярон Бар-Лави

Реаниматолог: вот почему в Израиле реже умирают от коронавируса, чем в других странах

Почему в Европе и США умирают 80% подключенных к ИВЛ (аппаратам искусственной вентиляции легких), а в Израиле - лишь половина? Врач-реаниматолог Ярон Бар-Лави объяснил причину

Доктор Ярон Бар-Лави |
Опубликовано: 01.05.20 , 18:24
 Доктор Ярон Бар-Лави Доктор Ярон Бар-Лави
Доктор Ярон Бар-Лави
По мере уменьшения масштабов весенней эпидемии коронавируса и в ожидании новой, зимней волны заражений, можно начинать делать выводы и извлекать первые уроки. Давайте сравним, как все происходило у нас, и как - в развитых странах Запада и Дальнего Востока.
Получив первые данные о высокой смертности от коронавируса в Китае, мы были уверены, что все дело в слабости системы здравоохранения в этой стране. Мы жестоко ошиблись, и вместе с нами - весь мир, недооценив агрессивность вируса. Растерянность и скорбь - вот что мы наблюдали в таких развитых странах, как Италия, Испания и США, где смертность среди подключенных к ИВЛ пациентов составила 80%. Сама способность таких аппаратов помогать тяжелым легочным больным оказалась под сомнением.
Все, что медицине было известно за десятилетия практики интенсивной терапии при острой дыхательной недостаточности, оказалось неактуальным. Мы открыли совершенно новый тип реакции легких на аппарат ИВЛ, реакции сердечно-сосудистой системы на изменение давления в груди. Обнаружились новые явления, связанные с закупоркой сосудов и гиперреакцией имунной системы, вплоть до отказа жизненно важных органов.
Мы опробовали и новые, и старые лекарства и узнали, что помогает (осторожное искусственное дыхание, поза лежа на животе, антикоагулянты), и что вредно - искусственное дыхание при высоком давлении воздуха, обезвоживание.
И теперь, после непрерывной двухмесячной битвы за жизнь, какую статистику мы имеем? По состоянию на вторник, 29 апреля, из 419 пациентов, находившихся в тяжелом состоянии, умерли 212. То есть чуть больше 50%.
При всем понимании, что смерть каждого человека - это трагедия, нельзя не признать, что по сравнению с 86% скончавшихся больных в Китае и 88% в Нью-Йорке, это успех. А с учетом среднего возраста умерших от коронавируса этот показатель ненамного превышает процент смертельных случаев при обычной тяжелой пневмонии.
Чем же Израиль отличается от других развитых стран? У нас другие пациенты или другие лекарства? А может быть, наши медики лучше всех в мире?
Думается, ответ отрицательный. На разницу в смертности влияют другие факторы.
На мой взгляд, их несколько.
Во-первых, пора заявить об этом во весь голос: карантинные мероприятия сработали. Число больных оказалось меньше, чем мы ожидали.
Во-вторых, все части системы лечения действовали, как хорошо отлаженный механизм, - от руководства отделений до низовых работников медперсонала.
И, наконец, наша небольшая и не избалованная бюджетными вливаниями система здравоохранения, вынужденная каждую зиму работать на пределе возможностей, оказалась подготовленной именно к стрессовой ситуации. В отличие от других стран, израильская медицина не замерла в параличе из-за наплыва и тяжести больных, а также нехватки всего необходимого.
Каждый больной в Израиле получал полное и квалифицированное лечение и уход от врачей, медсестер, техников ИВЛ. Весь лечебный персонал обладал достаточным опытом и необходимыми навыками. Эти люди хорошо изучили течение болезни, и каждого больного лечили в соответствии с его индивидуальными особенностями. Часами находились у его постели, контролируя и корректируя кровяное давление и оксигенацию крови, дозировали препараты, меняли положение тела. Наконец, просто проявляя доброе отношение к каждому больному, они давали ему и его семье надежду на выздоровление.

А если будет новая волна и больше больных?

Что же нужно сделать, чтобы сохранить этот уровень лечения даже при следующей волне заражений и даже при удвоении числа больных?
Надо понимать, что число коек в отделениях интенсивной терапии в Израиле - одно из самых низких среди стран OECD: около 350 в 30 больницах (менее 5% от общего числа койко-мест). Специалистов в области интенсивной терапии, включая руководителей отделений, у нас всего около 200.
Чтобы мы смогли лечить каждого пациента без оглядки на возраст и фоновые заболевания, следует увеличить число койко-мест в наших отделениях минимум в 3 раза, а число специалистов - минимум в 2 раза.
Ярон Бар-Лави - заведующий отделением интенсивной терапии больницы "Рамбам" в Хайфе, председатель Ассоциации врачей-реаниматологов Израиля
Подробности на иврите читайте здесь

ПО ТЕМЕ

0 - обсуждения статьи