Коронавирус и ваши права
Категория кошки
Доктор Леонид Барский, завотделением коронавируса больницы "Сорока". Фото: пресс-служба
Доктор Леонид Барский, завотделением коронавируса больницы "Сорока". Фото: пресс-служба
Доктор Леонид Барский, завотделением коронавируса больницы "Сорока". Фото: пресс-служба

Доктор Барский спасал людей в Чернобыле, а теперь лечит коронавирус у израильтян

Что происходит за герметично закрытыми дверями самого опасного отделения? В каких условиях лечатся больные? Как врачи общаются с ними и их родственниками? Завотделением коронавируса больницы "Сорока" доктор Леонид Барский - в откровенном интервью "Вестям"

Игорь Молдавский, Вести |
Опубликовано: 20.04.20 , 14:39
Доктор Леонид Барский, завотделением коронавируса больницы "Сорока". Фото: пресс-службаДоктор Леонид Барский, завотделением коронавируса больницы "Сорока". Фото: пресс-служба
Доктор Леонид Барский, завотделением коронавируса больницы "Сорока". Фото: пресс-служба
Никто не заставлял 59-летнего врача-репатрианта Леонида Барского возглавить отделение, которое без всякого преувеличения можно назвать опасным для жизни - как для больных, так и для врачей и медсестер. Он сам вызвался быть добровольцем. Это второй случай в жизни доктора Барского, когда он идет спасать людей в зараженную зону. Первый раз врач сделал это на бывшей родине - после аварии на Чернобыльской АЭС, работая в 50-километровой зоне.
В воскресенье, 19 апреля, завотделением коронавируса больницы "Сорока" в Беэр-Шеве доктор Леонид Барский ответил на вопросы "Вестей"
Доктор Леонид Барский. Фото: пресс-служба больницы "Сорока"Доктор Леонид Барский. Фото: пресс-служба больницы "Сорока"
Доктор Леонид Барский. Фото: пресс-служба больницы "Сорока"
"Отделение коронавируса в "Сороке" создавалось у меня на глазах, - рассказывает д-р Барский в эксклюзивном интервью "Вестям". - Оно было сформировано на основе бывшего терапевтического отделения и гериатрического, которое было переведено в другое помещение. То есть здание было полностью переоборудовано, чтобы с эпидемиологической точки зрения персоналу было удобно проводить лечение больных, с соблюдением всех правил предосторожности, чтобы исключить возможность заражения медиков".
Доктор Барский и старшая медсестра Галя Род. Отделение коронавируса больницы "Сорока". Фото: пресс-служба больницы "Сорока"Доктор Барский и старшая медсестра Галя Род. Отделение коронавируса больницы "Сорока". Фото: пресс-служба больницы "Сорока"
Персонал отделения облачается в защитные костюмы в специальном стерильном отсеке. Фото: пресс-служба больницы "Сорока"
- Но наверняка родственники переживают, особенно на фоне случаев заражения медперсонала от больных. Какие меры принимаются, чтобы обезопасить ваших коллег на столь опасном рабочем месте?
- Отделение коронавируса - это не отделение терапии, меры предосторожности совсем на другом уровне. Мы изначально настояли на том, чтобы меры безопасности для врачебного и сестринского персонала были на самом высоком уровне. Все, что касается антисептики, правильного использования и стерилизации защитной одежды, - все это находится во главе угла, включая банальные вещи: как правильно надевать защитное оборудование, как его правильно снимать и так далее.
С другой стороны, мы сделали все возможное, чтобы основные принципы врачебного кодекса оставались с нами даже в таких тяжелых условиях. Больной должен получить не только правильное лечение, но и правильное отношение, личный подход, теплое слово - все, что нужно.
- Это вообще можно как-то сделать, учитывая то, что личные контакты между врачами и пациентами минимальны, да и те проходят, когда даже лица врачей с трудом можно разглядеть за защитной одеждой?
- Я объясню на примере. Одним из первых наших пациентов была 18-летняя девушка. Когда она была госпитализирована, у нас же в отделении скончалась 98-летняя больная. Молодая пациентка пережила эту смерть очень тяжело. Когда я делал обход, то увидел ее сидящей в уголке отдыха, она плакала. Я не мог пройти мимо. Присел рядом, объяснил ей, что это жизнь, что здесь находятся и тяжелые больные, которые, что делать, иногда умирают. Но в любом случае - человек получил максимум лечения, семье все объяснили. Человек не страдал, что очень важно, и эта женщина получила все, что должен был получить любой больной, будь то коронавирус или нет. Представьте себе этот разговор: я нахожусь во всей амуниции, мое лицо еле видно со стороны. Сижу с ней, разговариваю, успокоил вроде. А потом, после выписки, она рассказала об этом разговоре по радио. И описала это так: "Я совершенно не видела лица доктора, только его глаза. И вот по этим глазам я поняла, что он понимает, что со мной происходит, и хочет мне помочь". Вот так. Этот разговор в конце концов запомнился не только ей, но и мне тоже.
Доктор Леонид Барский. Фото: пресс-служба больницы "Сорока"Доктор Леонид Барский. Фото: пресс-служба больницы "Сорока"
"Больная видела только мои глаза, остальное было закрыто защитным костюмом". Доктор Барский. Фото: пресс-служба больницы "Сорока"
Доктор Барский репатриировался в Израиль из Полтавы в 1994 году. Медицинское образование получил в СССР, в Израиле стажировку проходил в больнице "Сорока", в том самом терапевтическом отделении, которое со временем и возглавил. Несколько лет совмещал работу в этом отделении со службой в реанимации. Его стаж в должности завотделением к началу эпидемии составил 12 лет. Обучает студентов, отец двух взрослых сыновей.

Чем и как лечат коронавирус

- Мы знаем, что в больницы в основном попадают больные коронавирусом в состоянии средней степени тяжести и тяжелобольные. Что это значит, говоря именно об этом заболевании?
- Степень тяжести коронавируса связана с поражением дыхательной системы пациента. В легких случаях мы говорим о минимальном дискомфорте - кашле, небольших затруднениях в дыхании, одышке. Больные средней степени тяжести начинают страдать от недостатка кислорода. Для поддержания дыхательной функции им требуется подача кислорода в той или иной форме. Это может быть просто кислород, совершенно новые аппараты, подающие кислород под повышенным давлением - то есть делается все возможное, чтобы не прибегать к крайним мерам, а именно искусственной вентиляции. Тяжелые больные затрудняются дышать самостоятельно, на этом этапе их подключают к аппаратам ИВЛ.
 Аппарат искусственной вентиляции легких. Фото: AFP Аппарат искусственной вентиляции легких. Фото: AFP
Аппарат искусственной вентиляции легких. Фото: AFP
На момент написания этого интервью в отделении д-ра Барского проходили лечение 9 пациентов: трое в легком состоянии, по двое - в состоянии средней степени тяжести и тяжелобольных. Двое пациентов были подключены к аппаратам искусственной вентиляции легких.
- Сколько больных прошло через ваше отделение до сих пор?
- Около 70 человек. Среди них было несколько тяжелых больных, подключенных к аппаратам. Были больные средней степени тяжести, большая часть из них выздоровела, но другие были переведены со временем в реанимацию, к нашему большому сожалению.
- Ранняя диагностика в этом заболевании важна?
- Она здесь своеобразная. Эта болезнь имеет две стадии - вирусную и воспалительную. Первая фаза протекает подобно многим острым респираторным заболеваниям, развитие второй зависит от иммунитета организма. От этого зависит степень поражения легочной ткани - и вопрос, превратится ли больной в тяжелого. Поэтому ранняя диагностика связана преимущественно с первой фазой заболевания: как заразился больной, с кем находился в контакте и так далее. Это важно для выявления новых больных и очагов заражения, но на дальнейшее развитие заболевания у данного конкретного человека влияет лишь опосредованно.
- Имеются противоречивые данные по поводу иммунитета у переболевших и возможности повторного заболевания. Что известно по этому поводу?
- Мы изучаем этот вопрос, заболевание все же новое. Но опыт показывает, что повторного заражения, особенно в течение короткого промежутка времени, происходить не должно.
תרומת דם של מחלימים מקורונהתרומת דם של מחלימים מקורונה
Плазма крови выздоровевшего больного. Фото: минздрав
- Лечение с помощью плазмы крови выздоровевших больных - это реальный путь? Вы уже опробовали этот метод на ваших больных?
- Мы готовы к его испытаниям и уже обратились к нашим выздоровевшим с просьбой сдать кровь и готовы получить плазму с антителами, которые теоретически могут помочь в лечении. Но, опять же, достоверных данных об успехе данного метода нет, хоть и работа ведется, в том числе - и в университете имени Бен-Гуриона.
- Как проходит лечение коронавируса? Мы говорим в основном об аппаратной терапии: кислороде, аппаратах ИВЛ и так далее. Есть и медикаментозное лечение, которое получают больные?
- Мировой опыт говорит о нескольких препаратах, которые эффективны или могут быть эффективными при лечении. Легкие больные нуждаются в поддерживающем симптоматическом лечении. В более тяжелых формах взвешивают использование противомалярийных препаратов типа хлорохина для лечения заболевания. В ряде публикаций утверждается, что он является эффективным. Однако нужно помнить, что в мировой литературе есть лавина информации в этой связи, иногда очень противоречивой.
Применяются и другие препараты противомалярийной группы. В ряде случаев помогает и сочетание этих препаратов с антибиотиками. Например, считается эффективным сочетание противомалярийного гидроксихлорохина и антибиотика азитромицина. Мы также применяли это сочетание у себя в отделении. Параллельно проводится клиническое исследование сочетания этих препаратов, опять же - на базе университета имени Бен-Гуриона.
Кроме того, применяются поддерживающие препараты: аскорбиновая кислота, препараты на основе цинка, фолиевой кислоты - все препараты, усиливающие иммунную систему больных. Стопроцентных доказательств эффективности этих средств нет, но они могут быть применены. В больнице "Сорока" сейчас ведется очень интересное исследование эффективности использования иммуностимуляторов при лечении коронавируса.
טיפול בחולי קורונה במרכז הרפואי סורוקהטיפול בחולי קורונה במרכז הרפואי סורוקה
Медперсонал, работающий с больными коронавирусом. Фото: пресс-служба больницы "Сорока"
- Некоторые специалисты, призывающие не драматизировать ситуацию, продолжают утверждать, что речь идет о заболевании, не намного более опасном, чем эпидемия гриппа. Ваше мнение?
- Это несравнимые вещи, хотя мы уже сталкивались с различными эпидемиями гриппа: свиным, птичьим. И тогда были тяжелейшие больные, но коронавирус, как мы знаем, является пандемией, то есть охватывает сразу несколько континентов. Такого мы действительно не видели при вспышках гриппозных инфекций. Поэтому все утверждения о том, что это не более чем обычный грипп, - бравада, я этого не принимаю. Посмотрите, что творится в Нью-Йорке, в некоторых европейских странах - Италии, Испании, Бельгии, Франции. Все это развитые страны, которые предоставляют достоверную статистику.
- Еще один миф, или все же не миф, касается последствий, которые наносят пациентам аппараты для искусственной вентиляции легких. С одной стороны, нет сомнений, что они спасают жизнь, но с другой - утверждается, что это очень инвазивная терапия, последствия которой больные могут ощущать долгие годы...
- Здесь я могу вам сказать точно как врач, работавший в реанимации: эти аппараты важны и спасают жизни, но должны быть еще и специалисты, которые в состоянии правильно их использовать. Не каждый врач умеет правильно поставить такой аппарат, особенно учитывая то, что коронавирус требует специальной настройки, чтобы аппарат был эффективным. Сама аппаратура вреда принести не может, но она должна находиться в профессиональных руках. Неправильные настройки могут вызвать баротравмы и другие неприятные последствия.

Быт больных и контакты с родными

- Давайте поговорим о быте больных. Как они живут в условиях полной изоляции, могут ли их посещать родственники, пусть и с применением всех необходимых средств защиты?
- Больница "Сорока" проделала огромную работу по переоборудованию отделения для нужд больных коронавирусом. Главное требование к такому отделению - полная изоляция больных. Отсюда - любые посещения родственников запрещены.
Но мы постарались предоставить пациентам максимально комфортные условия. Они находятся в удобных палатах, мы выдали им лэптопы с подключением к интернету, так что желающие могут связываться с родными через видеочат. К их услугам - открытый дворик с креслами, где они могут отдохнуть и расслабиться. Им выдают предметы личной гигиены и различные подарки, все, чтобы хоть как-то скрасить их пребывание в больнице. Понятно, что больные могут получать передачи от родных.
- Как проходят контакты врачей с родственниками больных?
- Разговоры с семьями больных очень важны и для них, и для нас. Поэтому мы выделили специальное время именно для этого. Мы сами связываемся с родственниками, в беседе принимают участие два человека: врач-специалист и социальный работник. Вместе мы в состоянии осветить широкий круг вопросов. Необходимость в социальном работнике возникает, потому что часто речь идет о пожилых больных, которые требуют особого подхода. Поэтому мы стараемся дать родственникам максимум информации, объяснить план лечения и перспективы на будущее. Это очень помогает. Иногда мы даже фотографируем наших больных и пересылаем фотографии родственникам. В ряде случаев мы использовали технологию телемедицины для того, чтобы связать больных с их семьями. Это максимум, что мы можем сделать в данной ситуации, вопросы личных встреч даже не поднимаются.

Летальные исходы

- Что происходит в случае смерти вашего пациента?
- Это очень сложный вопрос, который много обсуждался здесь, изучалась специальная литература. Руководство больницы выделило специальное помещение, в котором врач может встретиться с семьей, объяснить им ситуацию, предупредить их, что жизнь пациента находится в опасности, или сообщить им печальную весть. Естественно, что предварительно с семьей говорят по телефону, их готовят морально.
- Кто забирает тело умершего из больницы?
- Транспортировкой тоже занимаемся мы, поскольку речь идет о тяжелом инфекционном заболевании, которое может представлять опасность и после смертного исхода, так как передается и контактным путем. Вывоз тела готовится нашими специалистами согласно особым эпидемиологическим инструкциям. После этого санитары перевозят тело в морг.
- Родственникам не позволяется проститься с покойником?
- Согласно инструкциям такого разрешения нет. Понятно, что ситуация очень тонкая. Мы стремимся дать родственникам максимальное уважение и поддержку, но мы заботимся и об их здоровье. Могу сказать, что родственники проявляют понимание ситуации, потому что видят, что мы делаем все от нас зависящее. Кроме того, мы пытаемся всеми силами облегчить страдания больному. В случаях, когда мы не можем помочь, нам важно быть уверенными в том, что человек не страдает, и мы даем ему все необходимое для этого.

Как работают врачи

- Расскажите о быте заведующего отделением коронавируса в эти дни. Сколько времени продолжаются ваши смены, удается ли вам отвлечься, отдохнуть, выспаться, наконец?
- Смена - это понятие растяжимое. Я могу приехать в больницу рано утром, уехать поздно вечером, а иногда подъехать и ночью, если есть что-то срочное. Так работаю не только я, но и весь персонал отделения. Но мы действительно работаем в уникальном отделении, где используются самые современные технологии: робот, телемедицина, огромное количество внедренных инноваций. Но с другой стороны - мы не позволяем себе забывать и принципы классической медицины: не навреди, окажи максимальную помощь и поддержку больному, не позволяй больному страдать и все остальные правила в том же духе.
Давайте не забывать еще и о том, что "Сорока" - это учебная больница. Со мной работают в основном молодые специалисты, которые только начали специализацию, или даже стажеры. И поэтому очень важно также и воспитание этих врачей, нужно привить им правильное восприятие медицины - настоящей классической медицины в сочетании с многочисленными технологическими средствами, которые окружают современного врача. Все это требует времени и вложения душевных сил.
Доктор Барский и старшая медсестра Галя Род. Отделение коронавируса больницы "Сорока". Фото: пресс-служба больницы "Сорока"Доктор Барский и старшая медсестра Галя Род. Отделение коронавируса больницы "Сорока". Фото: пресс-служба больницы "Сорока"
Медперсонал отделения коронавируса. Фото: пресс-служба больницы "Сорока"
- Отдыхать медработникам все же удается?
- Здесь очень важно чувствовать дух коллектива, настроения всех и каждого. Я, например, внедрил обязательные занятия физкультурой для всех. На каком-то этапе я сам вывожу всех врачей и медсестер в наш больничный дворик, и мы делаем физические упражнения. В первую очередь это повышает дух. Очень важно за рутиной не забывать о предназначении врача и необходимости помогать людям. Кроме того, важно и предотвратить моральное и эмоциональное истощение коллектива.

Близок ли конец эпидемии

- Больные, которых вы поставили на ноги, - как они выражают свою благодарность врачам?
- Это всегда очень волнующие моменты для всего коллектива - когда выписываются молодые люди, которые несколько недель не могли поправиться, но потом нам удается их вылечить, и они встречаются с семьями, которых не видели очень долго. А как мы рады, когда выписываем пожилых, ведь у нас были пациенты за 90, которые смогли преодолеть болезнь. Мы помним, в каком состоянии их привозили и как мы не давали им много шансов, но все равно смогли помочь, и они уходили из больницы на ногах. Это счастье, в такие минуты ты понимаешь четче всего, зачем ты работаешь и зачем находишься здесь.
- Можем ли мы хотя бы примерно представлять, что нас ожидает в будущем? Мы действительно начинаем справляться с этой эпидемией?
- Трудно сказать. Шаги, предпринятые государством и системой здравоохранения, доказывают свою эффективность. Мы проводим большое количество анализов. Количество смертей здесь гораздо ниже, чем во многих развитых с медицинской точки зрения странах Европы. Но мы готовимся к любому сценарию. Сейчас, например, мы с некоторой тревогой ожидаем наступления Рамадана. Могут быть дополнительные вспышки заболевания. Но каждый новый день делает нас опытнее, мы узнаем больше об этой болезни и чувствуем себя все более уверенными. Поэтому я смотрю в будущее с оптимизмом.
0 - обсуждения статьи