Меню
Террор
Фото: Йогев Атиас
Мать солдата ЦАХАЛа из Халамиша рассказала, почему он не убил террориста
Рахель Маоз, мать 19-летнего бойца ЦАХАЛа, нейтрализовавшего террориста, рассказала о том, как разворачивались события в тот трагический вечер.

Рахель Маоз. Фото: Йогев Атиас
Рахель Маоз. Фото: Йогев Атиас

Жители поселения Халамиш в Самарии все еще не могут прийти в себя после жестокого теракта в доме семьи Соломон, жертвами которого стали глава семейства и двое его взрослых детей. Руководство поселка проводит беседы с молодежью, а для того, чтобы поддержать детей помладше и дать возможность побыть всем вместе, в воскресенье утром, 23 июля, была открыта школа. 

Мать солдата: "Он настоящий герой"

סגורסגור

שליחה לחבר

 הקלידו את הקוד המוצג
תמונה חדשה

שלח
הסרטון נשלח לחברך

סגורסגור

הטמעת הסרטון באתר שלך

 קוד להטמעה:

По словам Виктора Вакнина, одного из членов совета поселения, жители уже довольно давно жаловались на бреши в системе безопасности. "Мы еще несколько месяцев назад сообщили о проблемах с оградой. Террористы, которые подожгли здесь дома, пришли оттуда же. Этой трагедии можно было бы избежать, если бы нас послушали", - говорит он.

 

Рахель Маоз, мать 19-летнего бойца ЦАХАЛа, нейтрализовавшего террориста, рассказала корреспонденту Ynet, как разворачивались события в тот трагический вечер.

 

Пуля, выпущенная в террориста, прошла насквозь. Фото: Ярив Кац
Пуля, выпущенная в террориста, прошла насквозь. Фото: Ярив Кац

"Мой сын выстрелил точно, выпустил всего одну пулю и увидел, как террорист упал. Он не стал стрелять в него еще, так как видел, что тот больше не представляет опасности. Ему было важнее оказать помощь раненым и помочь людям, которые находились там", - добавила она. 

 

На вопрос, не боялся ли ее сын выстрелить лишний раз из-за случая с Эльором Азарией (который застрелил уже обезвреженного террориста. – Прим. "Вестей"), она ответила: "Не думаю, что он в тот момент думал об этом. Он действовал четко по инструкции, он настоящий герой и действовал по ситуации – именно так, как и должен действовать солдат. Его волновало, нет ли в доме других террористов, вот о чем он думал. А еще о том, как быстрее завершить этот инцидент и поскорее привести помощь к раненым".

 

- Что вы можете рассказать о том моменте, когда вы, находясь у себя дома, вдруг услышали крики?

 

"Мы не хотели верить в это, лишь несколько секунд спустя мы поняли, что действительно что-то происходит. Мой муж побежал в дом семьи Соломон. Дверь была открыта, он увидел людей, лежащих в крови на полу. Крики в тот момент уже прекратились. Он побежал обратно. Он сказал: "Террористы" и схватил оружие. Мой сын в тот момент уже бежал с пистолетом в руках – он достал его из сейфа.

 

Вместе они выбежали из дома, мой сын перепрыгнул через ограду и увидел через окно кухни террориста. Он выстрелил в него через окно один раз и увидел, как тот падает. Тогда сын и муж побежали в дом, чтобы помочь раненым. Но они уже не могли им помочь. Я позвонила в полицию, и мы стали ждать помощь".

 

- Получается, что ваш муж зашел в дом, где находился террорист, без оружия?

 

"Да, он зашел в дом. Но никого из членов семьи он в тот момент не увидел. Он увидел лужи крови на полу и террориста, сразу же побежал обратно за оружием".

 

- О чем вы подумали в тот момент? Вы вышли из своего дома или остались внутри? Когда вы поняли, каковы истинные масштабы случившегося?

 

"Я поняла, насколько все серьезно, как только муж зашел в дом и произнес: "Террористы". Они оба выбежали, и я заперла двери. Я была со своей мамой. Я сразу же позвонила в полицию, а потом своей дочери. За себя я не боялась совсем, но я очень боялась за мужа и сына, которые отправились туда, в этот ад. Я не знала, что с ними. Мы услышали выстрел, но не знали, кто стрелял. Это уже потом я поняла, что стрелял мой сын. После этого наступила тишина, до тех пор, пока не прибыли силы безопасности".

 

- В какой момент вы поняли, что Михаль находится на верхнем этаже вместе с детьми?

 

"Я этого не знала до того момента, когда приехал мой зять. Он добрался очень быстро – собственно, он приехал первым и сразу же вошел в их дом и говорил с Михаль. Мой сын перед этим говорил с Товой (супруга убитого Йосефа, тяжело раненная в ходе нападения). Они говорили с ними, чтобы понять, что именно произошло, хотели узнать, есть ли в доме еще террористы. Мой сын спросил Тову, есть ли в доме другие террористы, и она ответила, что он был один. Михаль хотела знать, что с ее мужем, но никто не хотел говорить ей, что его уже нет".

 

- Прошло почти 48 часов с момента нападения. Что сейчас происходит в поселении, как люди справляются с этой трагедией?

 

"Я уверена, что в поселении есть люди, которые восприняли это крайне тяжело, я сама пока не смогла этого переварить. Наше поселение знавало тяжелые времена. Здесь живут очень хорошие люди, не "горячие головы", люди, привыкшие действовать. Так что нет сомнений, что мы продолжим здесь жить. Мы требуем, чтобы правительство закрыло шоссе, ведущее в арабскую деревню, из которой уже несколько раз к нам проникали террористы. Мы поможем этой семье. Они очень хорошие люди, и у нас очень болит сердце за них".

 

- Если можно, несколько слов о покойном Йосефе, да будет благословенна его память, и об этой семье, они давно живут в этом поселении.

 

"Тяжело слышать, как о нем говорят "покойный", я не верю, что больше не увижу его. Не буду видеть его каждое утро идущим в синагогу, не увижу его ждущим на остановке, когда он провожал кого-нибудь из девочек в школу каждый день. Я не верю, каждый день я приходила, и Това выходила ко мне поговорить. Всего неделю назад она сменила облицовку на полу. Она была так рада, сказала: "Зайди посмотри на мой новый белый пол". А теперь этот белый пол оказался залит кровью, это ужасно. Я не знаю, что будет дальше. Мне сложно поверить, что она вернется в этот дом. Он жила тут счастливо со своей дочерью, с Хаей, она была учительницей. Я не могу представить, что мы больше не увидим их".

 

По теме:

 Вдова убитого в Халамише: "Я схватила детей и утащила их в другую комнату"

 100 минут террора: написал завещание, "очистился" и убил невинных людей

 В школе вспоминают погибшую Хаю Соломон: "Ученицы звали ее мамой"

 Мать солдата ЦАХАЛа из Халамиша рассказала, почему он не убил террориста

 Солдат, выстреливший в террориста в Халамише, раньше в одиночку спас свою сестру от арабов