Telegram-канал Вести Израиль
Выход из прорытого террористами туннеля

Побег из тюрьмы "Гильбоа": почему до сих пор никто не ушел в отставку

Мнение журналиста: в Израиле разучились брать на себя личную ответственность

Раанан Шакед |
Опубликовано: 12.09.21, 13:08
1 צפייה בגלריה
המנהרה שממנה ברחו שישה אסירים ביטחוניים מכלא גלבוע
המנהרה שממנה ברחו שישה אסירים ביטחוניים מכלא גלבוע
Выход из прорытого террористами туннеля
(Фото: AFP)
Побег террористов из тюрьмы "Гильбоа" - серьезный провал служб безопасности. С этим почти никто не спорит, но никто не собирается взять на себя личную ответственность за произошедшее - ибо в Израиле не принято ни за что отвечать.
Управление тюрем (ШАБАС) уже несколько дней подряд гадает: "Ах, в чем же мы просчитались? А может, вовсе и не просчитались?" Начальник тюрьмы "Хермон" во всеуслышание заявляет: "Еще неизвестно, можно ли считать групповой побег провалом".
Очень интересное заявление! Получается, что заснувшая на посту сотрудница охраны, отсутствие охранников на сторожевой вышке, оставленные без внимания телефонные звонки и выставленный на всеобщее обозрение план тюрьмы - не провал. А что же это в таком случае? Неудачное стечение обстоятельств?
Те, кого мы по привычке называем ответственными лицами, ведут себя, как три обезьяны: не видят, не слышат, не знают. А главное, не желают брать на себя ответственность. И не только в случае с побегом. Неважно, что произошло, какие просчеты выявлены, какой вред нанесен. Никто ни за что не отвечает.
Самое первое правило для тех, кто занимает сколько-нибудь важные посты: никогда не говорить, что ты за все в ответе. Похоже, начальник Управления тюрем генерал-лейтенант Кети Пери за 30 лет службы в ШАБАСе хорошо усвоила это правило. Она уже ясно дала понять, что не собирается уходить в отставку.
И действительно, с чего бы ей оставлять службу? После трагедии на горе Мерон в отставку не ушел никто - точно так же, как и после майских беспорядков в городах со смешанным населением. Может быть, кто-то ответит за поддельные справки об анализах на коронавирус, которые предъявляют вернувшиеся из Умани хасиды? Да ну, не смешите меня.
Любой, от министра до полицейского сержанта, прекрасно знает, как надо себя вести: в нужный момент появиться перед телекамерой со скорбной миной на физиономии и произнести дежурный набор слов: "Это очень серьезное событие, мы проверим, выясним, разберемся, сделаем выводы".
Но личную ответственность никто на себя не берет. Как будто такой шаг равнозначен признанию вины!
Но даже в тех редких случаях, когда у министра, чиновника или генерала хватает духу сказать: "Я беру на себя ответственность", за этими словами не следует заявление об отставке. А ведь личная ответственность - на то и личная, что ее не стоит выставлять напоказ, размахивать ею перед объективами репортеров. Нужно взять ее - и уйти. Домой.
Так обстоит дело в теории. На практике домой никто не уходит. Никто не говорит: "Это мой просчет, мне за него отвечать". Никто и не думает брать на себя ответственность за промахи своих подчиненных и освободить место тому, кто способен работать лучше.
Почему-то в частном секторе за ошибки принято отвечать - карьерой, рабочим местом, репутацией. На государственной службе ответственность давно стала фикцией. Даже те, кто на словах берет ее на себя, остается в системе, не без оснований надеясь на то, что новый скандал затмит или вовсе сотрет из общественного сознания его собственные промахи.
Безответственность стала у нас нормой. А там, где нет ответственности, всегда допускают просчеты. И чем дальше, тем больше.
Автор - журналист "Едиот ахронот"
Подробности на иврите читайте здесь
0 - обсуждения статьи