Коронавирус и ваши права
Супруги Нетаниягу в аэропорту Бен-Гурион

Мнение: законно ли решение Нетаниягу запретить израильтянам полеты за границу

Обозреватель анализирует запрет, нарушающий основное право граждан - выехать за рубеж и вернуться

Моше Горали, “Калькалист” |
Опубликовано: 03.10.20 , 11:10
בנימין ושרה נתניהו בעליה למטוסבנימין ושרה נתניהו בעליה למטוס
Супруги Нетаниягу в аэропорту Бен-Гурион
(Фото: Итамар Айхнер )
Эпидемия коронавируса поставила на карантинную паузу демократию и действие базовых прав израильских граждан. Под предлогом борьбы с заболеванием правительство резко ограничило ряд фундаментальных прав, часть которых закреплена Основными законами государства: защита чести и достоинства человека, а также свобода предпринимательской деятельности. Ограничены и такие основополагающие права, как проведение демонстраций и свобода выезда за пределы страны. Последнее ограничение представляет собой своего рода массовое тюремное заключение. Получается, что закон о борьбе с коронавирусом позволяет правительству запирать нас не только внутри дома, но и внутри страны. Пока что нас еще не закрыли в квартирах - поводок, на котором нас держат власти, позволяет отходить от дома на один километр. Но про выезд за границу можно забыть. Разумно ли это? И законно ли? Давайте разберемся.
1. Следует напомнить: израильская судебная система базируется на принципе соразмерности (пропорциональности). Права, закрепленные в Основном законе, можно ограничить лишь в ситуации, одновременно отвечающей трем условиям: в рамках принятого кнессетом закона, во имя важной цели, при минимальном ущербе гражданам.
Во время нынешнего кризиса Верховный суд предпочитает не вмешиваться в действия правительства по ограничению гражданских прав, аргументируя это тем, что происходящие процессы не завершены, и пока слишком рано подвергать их судебной проверке. Возможно, истинная причина невмешательства - то, что оппонентам сложно подавать иски против действий, оговоренных чрезвычайным "коронавирусным" законом. Кроме того, судьям запрещено выдвигать предположение, что глава правительства принимает решения, руководствуясь среди прочего и личными интересами (например, при запрете демонстраций или уступок ультраортодоксам). Эти интересы включают стремление премьер-министра выпутаться из своих судебных проблем, политическое выживание и спасение рушащегося имиджа.
Одним словом, Верховный суд перестал быть эффективным участником борьбы граждан за свои права. А посему мы остаемся наедине с правительством и кнессетом.
2. И вот пожалуйста. Во время нынешнего карантина правительство запрещает выезд из страны израильтянам, приобретшим авиабилеты после 25 сентября. Гендиректор минтранса может разрешить вам вылет в исключительных случаях ("исходя из гуманитарных соображений или в отдельных ситуациях, оправдывающих выезд из страны"). То есть под запретом деловые и туристические поездки. Возникает резонный вопрос, с какой стати? Основной закон о достоинстве и свободе человека однозначно защищает право израильских граждан покинуть страну и вернуться обратно. Обладает ли минздрав убедительными фактами необходимости ограничения этого базового права? Израиль считается "красной" страной в эпидемиологическом плане – не просто красной, а ярко-красной. Прогулка на расстоянии километра от дома и общение с соседями, которые чаще всего забывают надеть маски, намного опаснее, чем выезд в страну, гораздо менее "красную", чем наша. Тем более, что в самолет пассажира впускают после отрицательного анализа на коронавирус, а по возвращении он находится в домашней самоизоляции в течение 14 дней.
Что, собственно, происходит? Израильское правительство проявляет особое беспокойство о гражданах других стран? И поэтому старается не допустить экспорта израильского коронавируса за границу? Или оно боится, что израильтяне привезут вирус из зарубежных поездок? Насколько это решение отвечает принципу соразмерности? Базируется ли оно на твердом профессиональном фундаменте и неоспоримых фактах? Иначе не может быть и речи об ограничении базового права, закрепленного в одном из Основных законов. Являемся ли мы на сегодняшний день единственным, кроме Северной Кореи, государством, держащим своих граждан за железным занавесом? Представители минздрава уже признали, что никаких проверок эпидемиологической необходимости подобного запрета сделано не было.
3. Во всей этой истории особенно заметна роль, которую играют харедим. Это касается как "экспорта", так и "импорта" коронавируса. Координатор по борьбе с эпидемией профессор Рони Гамзу пытался снизить объемы коронавирусного "экспорта", написав письмо президенту Украины Владимиру Зеленскому с просьбой запретить въезд израильтян в Умань в период осенних праздников. Это письмо вызвало гнев лидеров ультраортодоксальных партий, а вслед за ними – и Нетаниягу. Нет, Нетаниягу разозлился на Гамзу вовсе не потому, что тот хотел ограничить конституционные права религиозных паломников. Его беспокоило лишь одно – коалиционные интересы. С этого момента Гамзу постоянно шел на уступки. Он позволил въезд в Израиль 12 тысяч учащихся йешив из США, которые не являются израильскими гражданами и не обладают конституционным правом вернуться на родину из-за границы. Свою капитуляцию Гамзу объяснил необходимостью "соблюдать баланс между заботой о здоровье граждан и сохранением ценностей государства, включая связь с евреями всего мира". Господин профессор, насколько я помню, на вас была возложена миссия по борьбе с эпидемией – причем таким образом, чтобы эта борьба не разрушила экономику. Причем тут связь с евреями всего мира?
4. 29 сентября законодательная комиссия кнессета завершила разработку закона, ограничивающего право на проведение демонстраций. Этот закон вызывает резкие разногласия в обществе – между теми, кто сильно сомневается в добрых намерениях главы правительства, и теми, кто верит, что этот закон необходим для борьбы с эпидемией. Эксперты также высказывают противоположные мнения. Профессор Габи Барабаш утверждает, что в США проведены исследования, подтверждающие опасность массовых манифестаций. Другие специалисты настаивают, что этот тезис не имеет доказанных научных оснований. Основные опасения связаны прежде всего с новым прецедентом, запрещающим еще одно конституционное право. Вероятно, по этому вопросу будут поданы иски в Верховный суд, у которого появится еще одна возможность вернуться к активному участию в борьбе за права человека в Израиле.
В сокращении. Полный текст на иврите читайте здесь
ПО ТЕМЕ

Перевод: Гай Франкович
0 - обсуждения статьи