Telegram-канал Вести Израиль
 Пола Баркан

Молодая израильтянка о 22 июня: вот почему мы должны помнить эту дату

К 80-летию нападения Германии на СССР: активистка израильского молодежного движения Пола Баркан делится мыслями о важности сохранения памяти Холокоста советских евреев. Почему, по ее мнению, эта задача возложена именно на Израиль

Пола Баркан |
Опубликовано: 22.06.21, 09:01
1 צפייה בגלריה
 Пола Баркан
 Пола Баркан
Пола Баркан
(Фото: личный архив)
Я репатриировалась в Израиль в 1992 году из Киева вместе со всей семьей, и когда у меня спрашивают, какой язык для меня родной, я порой затрудняюсь ответить. С одной стороны, я выросла в доме, где говорят по-русски и чтут русскую культуру, но с другой – иврит и историю еврейского народа я знаю так же хорошо, как выросшие здесь коренные израильтяне. Я из того молодого поколения, которое приехало в Израиль в начале 1990-х с родителями, нас называют "полуторным поколением". Да, мы не родились в Израиле, но мы живем тут с детства и, по сути, всю культуру и историю страны впитали с ранних лет.
Есть сотни тысяч молодых людей, которые приехали в Израиль детьми, и все, что они знают об истории Холокоста, – это то, чему их учили в израильской школе. Подход к изучению Холокоста сформировался еще с самого создания Государства Израиль. Нет такого ребенка в нашей стране, который не касался бы памяти Холокоста хотя бы раз в году – на школьных памятных мероприятиях или же в ежегодный День Катастрофы.
Память Холокоста и ее почитание – для Израиля сложная и запутанная тема. С самого момента создания государства и до сих пор ведутся споры, каким именно образом нужно чтить память Холокоста. Нет споров разве что по самому факту увековечения памяти – в каждом городе, в каждом поселении можно найти памятник, связанный с Катастрофой. Десятки улиц по всей стране названы именами людей, связанных так или иначе с Холокостом и трагедией еврейского народа. Может даже и вы, дорогой читатель, видящий эти строки прямо сейчас, живете на улице имени Ханы Сенеш, Мордехая Анилевича или повстанцев Варшавского гетто.
Несколько раз в году по телевидению в прайм-тайм транслируются фильмы о Катастрофе. Школьники изучают историю этого периода, чтобы сдать экзамен на аттестат, участвуют в памятных мероприятиях и посещают с экскурсиями музеи "Яд ва-Шем" и воинов гетто в одноименном кибуце. Многие из них даже летают со специальными экскурсионными группами в Польшу - посмотреть на то, что осталось от концлагерей. И даже после окончания школы, после призыва в армию так или иначе каждый израильтянин сталкивается с историей Холокоста. Даже повседневные выражения в нашем языке и юмор, связанный с Холокостом, – все это неотъемлемая часть израильской культуры.
Когда я училась в университете, то была уверена, что история и память Холокоста хорошо известна и достойно увековечена и на территории бывшего СССР. Я и подумать не могла, что эта история не только не сохраняется как следует - ее вообще всячески умалчивают и игнорируют. Когда я в составе студенческой делегации посетила Беларусь и Литву, то пережила настоящий культурный шок. Только тогда, через 20 лет после алии, я поняла всю плачевность ситуации с увековечением памяти Холокоста – его практически нет. Я посетила несколько белорусских деревень, в том числе ту, где родился и вырос Симон Перский, которого мы знаем как Шимона Переса, президента Израиля.
Видела я и литовские леса, в которых нацисты и их пособники расстреливали евреев, но на скромных памятниках там указано, что "тут были убиты граждане Советского Союза". Никакого упоминания о евреях или Холокосте вообще. Памятник - это же не просто камень с гравировкой. За каждым памятником, каждым памятным знаком стоит целая история, трагедия. Видимо, прав был историк Пьер Нора в своих рассуждениях, что история и память – понятия противоположные. История понятна и упорядочена, она представляет и рассказывает нам прошлое. История - это результат исследований специалистов, она открыта к трактовке и обсуждению. Память же, напротив, содержит только то, что ей удобно в данных обстоятельствах, и коммунистической советской власти ни к чему было раскрывать массовое истребление евреев, которое происходило на ее территории. Я уж и не говорю про неевреев-коллаборационистов.
Мне кажется, что только в той поездке со студенческой делегацией я окончательно поняла, почему моей семье так важно было репатриироваться в Израиль. Дома я слышала рассказы бабушек о Бабьем Яре и о годах в эвакуации. Про дедушку, который ушел воевать, а когда вернулся в Киев, обнаружил, что соседи-украинцы поселились в его доме. Я понимаю, что в Израиле не знакомы с историей Холокоста советских евреев, и надеялась что хотя бы там, на их родине, эту память сохраняют. Как выяснилось, советская власть сумела почти полностью уничтожить и эту часть своей истории.
И вот о чем я думаю сегодня, 22 июня, в день нападения Германии на СССР и начала Холокоста на советской территории. Сейчас память об этой трагедии и ее увековечение в Израиле - в руках полуторного поколения. Мы не можем забыть 2,7 миллиона евреев, которые пали в густых лесах, погибли в селах и городах, откуда через десятки лет прибыла в Израиль огромная алия. Израиль - страна, которая должна быть историческим наследником памяти миллионов жертв Холокоста. И сегодня помнить, уважать и рассказывать о Холокосте – наша ответственность и наш долг. И мы выполняем этот долг, помимо прочего, как представители "Лобби миллиона", общественной организации молодых израильтян, одной из основательниц которого я являюсь.
"Лобби миллиона" занимается продвижением интересов 1,2 млн русскоязычного населения в Израиле. Мы занимаемся вопросами социального равенства, обеспечения финансовой безопасности, боремся за равенство прав светских и религиозных и достойное культурное представительство русскоязычного населения. Среди наших задач есть и такая важная, как сохранение памяти о Холокосте на территории СССР.
0 - обсуждения статьи