Коронавирус и ваши права
Нафтали Беннет

Мнение: зачем из Беннета пытаются сделать нового Ганца

Политолог проанализировал путь Нафтали Беннета в политике и пришел к неожиданным выводам

Давид Эйдельман, политолог |
Опубликовано: 13.08.20 , 10:17
הצהרה מפלגת ימינההצהרה מפלגת ימינה
Нафтали Беннет
(Фото: Алекс Коломойский)
Последние опросы общественного мнения показывают, что правящая коалиция упорно продолжает терять голоса избирателей. Но если кто-то теряет, то кто-то должен и расти. Некоторые издания на иврите в последнее время расточают настойчивые похвалы Нафтали Беннету как новоявленному "Ганцу". Ибо в Бени Ганце ценили они не человека. Его лидерские качества были сомнительны еще до того, как он капитулировал перед Нетаниягу и развалил собственный блок. В Бени Ганце ценили функцию - возможную потенциальную альтернативу Биньямину Нетаниягу. Сегодня потенциальную альтернативу скоропалительно лепят из Нафтали Беннета. Беннета представляют то лидером, у которого, в отличие от правительства, есть план по борьбе с коронавирусом. То как главу партии, которая способна отобрать мандаты у Ликуда. То как лидера фракции, которая, может быть, не порекомендует Нетаниягу на пост главы правительства. То в качестве молодого эффективного менеджера. Кстати, видимо, прилагательное "молодой" будет сопровождать Беннета до самой пенсии. Все это повторяется под лозунгом: только правый и религиозный сможет победить Нетаниягу.
Все это порождает вопросы: действительно ли Беннет способен забрать электорат Ликуда? Правда ли, что он выполнит возложенную на него миссию: не рекомендовать Нетаниягу на пост главы правительства? И главный вопрос: является ли Беннет альтернативой Нетаниягу?
Авигдор Либерман, Нафтали Беннет Авигдор Либерман, Нафтали Беннет
Авигдор Либерман, Нафтали Беннет
(Фото: Эли Мандельбаум, Анер Грин)
Давайте присмотримся к "братцу" Беннету. Его вхождение в политику очень похоже на историю Либермана. Первый раз Нетаниягу оказался во главе парламентской оппозиции в девяностые годы. Ликуд во главе с Нетаниягу противостоял правительству Аводы во главе с Ицхаком Рабином, а затем с Шимоном Пересом. Авигдор Либерман был генеральным директором главной оппозиционной партии, который сумел обновить ее и привести к победе на выборах 1996 года.
Когда в следующий раз Нетаниягу был во главе оппозиции, во главе его канцелярии оказался Нафтали Беннет. Беннету, как и Либерману, было 35 лет в момент, когда он возглавил аппарат, ведущий Нетаниягу к власти. Были и другие до смешного похожие вещи, которые сближали его с Либерманом. Беннет сознательно копировал своего предшественника. Как и Либерман, Нафтали отстранил истеблишмент Ликуда от процесса выработки решений. Как и при Либермане, в этом процессе Биби тоже не принимал участия, а только утверждал.
Но если Либерман привел Ликуд к победе на выборах и сумел продержаться больше года "генеральным директором страны", то Беннет, несмотря на всю социальную и ментальную "близость" к "самому", вынужден был уйти с поста главы канцелярии за год до выборов 2009 года.
Как и Либерман, через 7 лет после назначения главой ликудовского аппарата, не ужившись в Ликуде, Беннет вошел в кнессет во главе фракции. Правда, если Либерман выстроил собственную партию, Беннет осуществил рейдерский захват исторического МАФДАЛ. Победив на праймериз, он только переименовал его. И сделал это тоже по модели Либермана. Если у Либермана Наш дом - Израиль, то у Беннета появился Еврейский дом.
На Беннета в 2013 году сработал эффект новизны. За "братца" Беннета проголосовали многие избиратели, которые никогда раньше не голосовали за партию религиозных сионистов. Проголосовали хотя бы за то, что он клевый, что он спецназовец и бывший человек хай-тека, что он "брат".
Только мощный негативный кампейн Ликуда против "слишком радикального" Беннета смог остановить тогдашний внезапный рост Нафтали у светской публики. Но отбитые голоса достались не Ликуду, а другому "братцу" - Яиру Лапиду.
Сегодняшняя ситуация с опросами, которые сулят Беннету сильное увеличение в количестве мандатов, напоминает римейк начала 2015 и 2019 годов. В этом кино мы уже несколько раз были. Перед выборами 2015 года опросы тоже давали Еврейскому дому во главе с Беннетом 19 мандатов. А политические комментаторы сулили и 22 и больше. Многие были уверены, что по количеству полученных мандатов Еврейский дом будет либо очень близок к Ликуду, либо даже обойдет его. Политические комментаторы уже даже начали предсказывать, что после выборов возможно правительство, которое будет построено на ротации Беннета и Нетаниягу.
Беннет рос в опросах в период, когда он резко критиковал Нетаниягу справа в ходе летней военной операции 2014 года. Беннет не понял, что единственная возможность роста и самосохранения у него имеется только в том случае, если он постоянно будет противопоставлять свою партию Ликуду в качестве возможной властной альтернативы. Если он справа будет изо всех сил пинать Ликуд, выталкивая его в центр.
Соглашение о ненападении с Нетаниягу в 2015 году, которое Ликуд постоянно нарушал, сократило Беннета почти втрое. В вечер выборов Беннет, делая хорошую мину при полном проигрыше, заявлял, что они с радостью проявили акт самопожертвования и добровольно отдали свои мандаты. Ничего он не отдал. У него отобрали. И гордиться ему было совершенно нечем. В 2017 году Беннет в программе "Встреча с прессой" у Рины Мацлиах заявил, что хочет стать следующим после Нетаниягу главой правительства Израиля. Собственно, метя занять место главы правительства, Беннет кинул партию Еврейский дом, которая казалась ему излишне секторальной для его амбициозных задач.
הצהרה מפלגת ימינההצהרה מפלגת ימינה
Беннет и Шакед
(Фото: Алекс Коломойский)
Комментаторы сразу же пришли к выводу, что новая правая платформа будет для Беннета и Шакед временной, необходимой для последующего вливания в Ликуд и борьбы за наследство Нетаниягу. Сами Беннет и Шакед это тоже не слишком скрывали. Получалось, что политики заявляли: их управление домом, который не они создали, между прочим, привело его в негодность.
Партию Новые правые сетевые шутники тут же прозвали "еврейский пентхаус". Этой партии тоже вначале пророчили двузначное число мандатов, приближающееся к 20. Но по результатам выборов она не прошла электоральный барьер. Во многом это было вызвано непониманием Беннетом и Шакед особенностей политического расклада. Отпугивающей рекламой, где Шакед в роли гламурной модели рекламировала духи с названием "Фашизм", и прочим.
Перед сентябрьскими выборами 2019 года Беннет и Шакед были вынуждены вернуться в оставленный ими "дом", чтобы создать технический блок, который они намеревались развалить и развалили через час после объявления экзит-поллов. Красиво улыбающуюся Аелет Шакед превратили в гламурную наклейку поверх шаткого блока, партиями которого руководили Бецалель Смотрич, желающий вернуть Израиль в эпоху царей Давида и Соломона, чтобы создать государство Галахи, и Рафи Перец, мечтающий заменить израильские университеты "школами пророков".
נבחרת ימינהנבחרת ימינה
Рафи Перец, Аелет Шакед, Нафтали Беннет и Бецалель Смотрич
Перед мартовскими выборами 2020-го созданием блока партий религиозного сионизма занимался сам Нетаниягу по своему усмотрению. Знающие люди говорят, что он угрожал Беннету, Перецу и Смотричу (которые занимают явно более высокие посты, чем им положено по количеству мандатов), что уволит их с должности, если они не объединятся. До этого можно было по-разному относиться к Нафтали Беннету и его идеологической позиции, но увидев видеокадры, где он бежит в канцелярию премьер-министра, а оттуда в избирком - в последний день регистрации списков, - относиться к нему как к самостоятельному политику более было никак нельзя.
У Нафтали Беннета есть серьезная проблема. Он умудряется все испортить в последний момент. Поэтому, сколько бы ни было у него мандатов по опросам, весь вопрос: на что делить эту цифру? Мандаты, которые опросы сулят Беннету, - это мясо Ликуда, положенное в холодильник. Нетаниягу, который специально оставил Беннета в оппозиции, чтобы голоса разочарованных избирателей оставались внутри праворелигиозного блока, хорошо понимает, что он либо сможет выдоить Беннета в ходе следующей предвыборной кампании, либо в крайнем случае прикупить его сразу же после выборов.
Объясняя причину того, что партия Еврейский дом под их руководством утратила влияние, Беннет и Шакед заявляли в начале 2019-го, что глава правительства перестал с этой партией считаться. Но Нетаниягу и не нужно было считаться с партией, где он легко отбирает обычно больше половины голосов, на которые она может рассчитывать (согласно опросам). Потенциально голосование за Беннета - это голосование за Нетаниягу и за Ликуд. И за религиозные партии.
0 - обсуждения статьи