Коронавирус и ваши права
Бени Ганц

Фантазии Бени Ганца: почему глава Кахоль-Лаван не может принять единственно верное решение

Ганц зол на всех вокруг, но никак не может понять, что именно происходит в реальности. Комментарий

Сима Кадмон |
Опубликовано: 23.02.21 , 08:41
1 צפייה בגלריה
בני גנץ
בני גנץ
Бени Ганц
(Фото: Алекс Коломойский)
Реакция Бени Ганца на открытое письмо, которое опубликовали 130 высокопоставленных офицеров ЦАХАЛа - от полковников до генерал-лейтенантов в отставке, - лишь подчеркивает те фантазии, в которых лидер Кахоль-Лаван живет в последнее время. В этом письме, напомню, офицеры призвали Ганца покинуть предвыборную гонку, пока не поздно. Но тот, как всегда, все понял иначе. И изложил все свои обиды в интервью обозревателю телеканала "13Кешет" Амнону Абрамовичу.
Это интервью переполняли язвительность, горечь, но в основном – злость. И особенно - в адрес журналистов, которые, вместо того чтобы оценить его героическое жертвоприношение, еще смеют предъявлять претензии. Можно лишь догадываться, какие чувства он испытает в отношении своих избирателей, если Кахоль-Лаван не пройдет через электоральный барьер. Скорее всего, будет злиться и на них тоже.
"Я закрыл своим телом амбразуру ради всех", - сказал Ганц в том интервью. Это не было случайным заявлением. Ганц действительно убежден, что он пожертвовал собой ради других. Чем больше претензий ему предъявляют, тем больше он окапывается в своей фантазийной реальности.
Ганц чувствует себя героем. Он убежден, что принес в жертву свое доброе имя и политическое будущее ради всех нас. Он верит в то, что призывы многих его бывших сторонников не баллотироваться есть выражение неблагодарности со стороны левоцентристского лагеря.
Ганц никогда не был карьеристом. Даже на должность начальника генштаба он попал по стечению обстоятельств. В политику он прибыл, не имея самых базисных черт, которые характеризуют людей, ею занимающихся.
Когда его спросили: "Кто верит в гарантии от Арье Дери?" - Ганц продемонстрировал свое элементарное непонимание политической системы. "Ладно, так меня развели, - сказал он, словно речь шла о какой-то проказе школьников. – Теперь я понимаю, что в политике нет гарантий и гарантов". Ну и на том спасибо. С какой наивностью и беспечностью он расписывается в своем элементарном непонимании того, что происходит вокруг. Особенно, когда все это происходит за счет более миллиона избирателей, которые доверились ему.
Когда Кахоль-Лаван вошла в правительство, ее сторонники разделились на два лагеря: сторонников этого шага и противников. Но даже сторонники не предполагали, что он так поведет себя рядом с Нетаниягу, полностью забыв о самоуважении.
Ганц знал, что у Нетаниягу одна цель – избежать суда. Он знал, что Нетаниягу не держит слово и что его обещаниям верить нельзя. Но Ганц забыл, что он уже не руководит генштабом и что Нетаниягу – не только его босс, но и человек, против которого представлены обвинения по трем серьезным делам и который делает все, чтобы получить неприкосновенность и избежать суда.
После публикации письма офицеров, сказавших ему "Бени, хватит", он отреагировал жестко: "Мне стреляют в спину в то время, когда я иду в атаку". Иными словами, он не понял главной идеи письма. А ведь офицеры сказали ему четко: "Бени, оглянись назад, ты идешь в атаку один".
Но метафора Ганца по поводу амбразуры доказывает, что отсутствие сторонников ему уже не важно. Наоборот, чем более одиноким он себя ощущает, тем крепче его фантазия о боевом офицере, прикрывающем амбразуру собственным телом. Тем сильнее укрепляется у него ощущение, что он может полагаться только на себя. Что он один спасет отечество, совершив героическую атаку.
То, что все метафоры Ганца носят военную тематику, – не новость. Поэтому неудивительно, что он и сейчас пользуется самыми банальными образами из этой сферы – амбразуры, самопожертвование, не останавливаться, когда идешь в атаку, и так далее. Мы ведь уже видели обратные примеры: и когда бойцы останавливались, и даже отступали. И вообще от наших лидеров мы ожидаем, что они разберутся в происходящем и не пойдут слепо в атаку на заведомо недостижимые цели, что может лишь повредить общему делу.
Последние опросы показывают, что Ганц продолжает балансировать на грани электорального барьера. Он, в свою очередь, ссылается на внутренние опросы, которые якобы показывают, что он укрепляет позиции. Может быть. Вопрос лишь в том, принесет ли его стратегия, основанная на гневе и обидах, достаточное количество сторонников. Его советники надеются на массовую поддержку Кахоль-Лаван со стороны бывших активистов Аводы. Они убеждены, что ветераны Аводы не смогут проголосовать за партию, во главе которой стоит Мейрав Михаэли, и за список, в котором находится Ибтисам Мараана.
Проблема Ганца состоит в том, что он, придумав себе стратегию если не победы, то политического выживания, видимо, уже не сможет взглянуть на ситуацию со стороны и покинуть политику. Можно лишь надеяться, что его семья и настоящие друзья поймут: иногда нужно спасти человека, которого они любят, от самого себя.
Если этого не произойдет, Ганц своими руками принесет Нетаниягу еще больший подарок, чем тот, который он получил, когда Кахоль-Лаван вошла в правительство национального единства.
Автор - ведущий политический обозреватель "Едиот ахронот"
Публикуется в сокращении. Полный текст на иврите - здесь
ПО ТЕМЕ
0 - обсуждения статьи