'

Основатель группы "Би-2": "Бесконечно благодарен Израилю за свободу"

Как музыкантов спасли от депортации в Россию: эксклюзивное интервью "Вестям"

Ноа Лави|
3 Еще фото
Фото: Ноа Лави
Фото: Ноа Лави
Егор Бортник (Лева Би-2)
(Фото: Ноа Лави)
Егор Бортник, основатель, вокалист и гитарист рок-группы "Би-2", более известный как Лева Би-2, дал интервью корреспонденту "Вестей" в четверг, 1 февраля, через несколько часов после того, как самолет с шестью музыкантами его группы приземлился в аэропорту Бен-Гурион.
Прибытию "Би-2" в Израиль предшествовали драматические события. Как ранее сообщали "Вести", 25 января семь музыкантов, четверо из которых имеют израильское гражданство, были задержаны властями Таиланда на острове Пхукет под предлогом того, что они давали концерты без официального разрешения. Однако вскоре выяснилось, что процедура была инициирована Россией, генконсул которой Владимир Соснов добивался задержания "Би-2" и депортации их в Москву "как противников режима Путина".
Лишь вмешательство израильских и австралийских властей помогло избежать такого развития событий. Власти Таиланда разрешили участникам группы выезд в Израиль.
3 Еще фото
חברי להקת בי-2 בדרכם לישראל
חברי להקת בי-2 בדרכם לישראל
Музыканты группы "Би-2" на борту самолета "Эль-Аль"
Егор Бортник, освобожденный на день раньше, чем его друзья, находится в Израиле уже третьи сутки. Он побеседовал с корреспондентом "Вестей" в гостинице на набережной Тель-Авива.
- Как вы себя чувствуете?
- Сейчас можно выдохнуть, потому что до последнего момента я находился в огромном стрессе, гадал, удастся ли вызволить всех наших ребят. Думаю, я еще не дошел до момента, когда могу взглянуть на пережитое со стороны.
- Кто из вашего коллектива все еще проживает в России и для кого ситуация была критичнее всего?
- На данный момент – уже никто не проживает. Ситуация была спланирована так, чтобы депортировать всех участников группы, включая нас с Шурой (Александр Уман, он же Шура Би-2), не являющихся гражданами России. Для чего? Видимо, для экзекуции. Я вот иноагент.
- С мая 2023 года, когда вы высказались против войны, развязанной Россией в Украине?
- Наверное, я не слежу за списком подобных "наград". Но Россию я покинул в позапрошлом году, где-то к декабрю 2022 года я с семьей переехал в Испанию.
- И из Испании вы приехали на гастроли в Таиланд? А остальные?
- Кто откуда. Шура жил тогда в Дубае, наш гитарист - еще в Москве, но теперь это, конечно, изменится. Не хочу говорить о ребятах, это их личные дела и их судьба, но решения принимать им придется. Нам было очень важно, чтобы освободили нас всех, а не только обладателей других гражданств.
Эли Сне, консул Израиля в Бангкоке, поначалу очень скептически относился к возможности освобождения наших ребят с российским паспортом, но он проникся большой эмпатией и произошло беспрецедентное, на мой взгляд, событие: Израиль эвакуировал не только своих граждан, но и граждан других стран. Я бесконечно благодарен Израилю за это и горжусь тем, что являюсь израильтянином - это единственное имеющееся у меня гражданство.
- А как вообще получилось, что большая часть группы въехала по российским паспортам, за исключением вас?
- Не только меня. Шура имеет австралийское гражданство, еще двое наших ребят (барабанщик Борис Лифшиц и клавишник Ян Николенко) в Израиле в статусе новых репатриантов и имеют "лессе-пассе", по которому в большинство стран нужно въезжать с визой. Еще у троих (гитарист Андрей Звонков, басист Максим Андрющенко и аранжировщик Глеб Колядин) - российское гражданство .
3 Еще фото
Фото: Ноа Лави
Фото: Ноа Лави
Егор Бортник (Лева Би-2)
(Фото: Ноа Лави)
Мы находились в разгаре концертного турне. Оно началось со Стамбула, затем мы поехали в Таиланд и выступили в Паттайе, был отличный концерт без каких-либо проблем, оттуда направились на Пхукет, где после концерта к нам в гостиницу ввалились представители местных силовых структур, иммиграционной службы и полиции.
- Вам объяснили, в чем причина?
- Мы никак не могли понять, что они от нас хотят, потому что есть страны, в которые ты въезжаешь и на месте оформляешь рабочую визу. В других странах организатор сам оформляет все заранее, и мы не должны этим заниматься вообще. С организатором наших концертов в Таиланде мы уже работали раньше и никаких проблем не возникало. Более того, такая виза стоит 100 долларов за человека, но он ее не оформил - и у российских властей появился прекрасный повод. Заказ существовал, российское консульство искало повод - и мы им его, по сути, без собственного ведома предоставили.
- Что произошло дальше?
- Нас забрали вначале в полицейский участок на Пхукете, где мы провели ночь на кафельном полу. Потом забрали в какое-то иммиграционное СИЗО, где появилось стойкое ощущение, что власти Пхукета коррумпированы Россией, ибо не было закона, который бы там не нарушался. С каждым перемещением становились все хуже и хуже. Мы оплатили штраф за выступление без рабочей визы, но это ровным счетом ничего не изменило.
- У вас забрали телефоны?
- Уже на Пхукете мне стало понятно, что ситуация плохая и я успел позвонить своей жене и близкому другу Игорю Рубинштейну, который живет в Израиле. Он друг моей юности, соавтор части песен нашего коллектива. Я сказал ему, что надо поднимать международный скандал, потому что иначе нас депортируют в Россию, причем всех.
- После этого вы потеряли возможность связи с миром?
- Практически. В Бангкоке связи уже не было никакой. Нас поместили в камеру человек на сто, где сидят и лежат вповалку. Думаю, читатели могут набрать в интернете "Тюрьма в Бангкоке", и сами понять, как это выглядит. Могу сказать, что там люди теряют человеческий облик, кто-то может с тобой разговаривать, а через полчаса смотришь - человек ест тюбик с зубной пастой.
- Что вы ощущали в этот момент? О чем думали?
- Я принял в тот момент решение, что буду бороться. Это очень тяжелое место, но я не готов был смириться с таким исходом. Люди, к которым мы обратились – Игорь Рубинштейн, Дима Гудков, которому успел позвонить Максим, они просто поставили на уши весь мир. И вот мир нам помог, а Израиль нас спас.
- Сколько времени вы провели за решеткой?
- Знаете, теряешь счет времени. Там крошечные грязные окна наверху, не знаешь, какое время суток, свет горит постоянно. И там есть люди, которые годами в этом помещении, десятки лет. Мы узнавали новости через израильского консула, который к нам пришел сразу после обращения Рубинштейна в МИД Израиля. Эли Сне держал нас в курсе происходящего, затем присоединились представители США и Австралии, и дело сдвинулось в места.
- Вы верили, что сможете вызволить всех коллег?
- Это было неочевидно совершенно, до последнего момента. У Таиланда своя специфика: там коррупция, и это основная тема, которая является законом. Но даже заплатив, можно ничего не получить. К нам сразу обратились много людей, предлагавших решить любые проблемы за деньги, но было очевидно, что на Пхукете действуют законы администрации президента Путина, поэтому там никаких шансов не было. Там фээсбэшники расхаживают по улицам, и я бы рекомендовал гражданам РФ, которые против войны в Украине, отправляющимся в Таиланд, хорошо подумать перед тем, как ехать на отдых по российскому паспорту.
29 января Бортника освободили из-под стражи, и он вылетел в Израиль. Шесть других музыкантов коллектива оставались за решеткой.
"Это был настоящий триллер. Информация менялась каждые несколько минут, это была битва политиков, поскольку игра вышла на международный уровень", - вспоминает основатель "Би-2".
- Вы об этом знали? О том, каков масштаб освещения вашей истории в прессе?
- Нет, когда я прилетел и увидел, что о нас уже несколько дней постоянно показывают сюжеты на CNN, множество статей в израильской прессе... Мы хоть и хотели этого добиться, но не ожидали такого размаха. Это нас и спасло.
- Когда вас выпустили, а они остались за решеткой – были ли опасения, что вы можете увидеть их нескоро, или не всех?
- Да, я переживал, потому что угроза экстрадиции наших музыкантов с российским гражданством была очень реальной. В России уже готовили тюремные камеры, или что еще сейчас там популярно - отправить на фронт? Очень опасался, пока самолет не приземлился в Бен-Гурионе.
Мы с Максимом Кацем, который помогал нас вызволять, всю среду занимались тем, чтобы заказать ребятам билеты на рейс, успеть их оттуда эвакуировать. Три заказать удалось, а еще три нам предоставила компания "Эль-Аль" после нашего обращения. Я им тоже очень благодарен, что пошли навстречу. Первыми мы брали билеты для самых незащищенных - тех, у кого только российское гражданство, - и получилось смешно: места были только в бизнес-классе, поэтому израильтяне наши в результате летели экономом.
- Что теперь будет с вами и вашими коллегами? Опасаетесь ли вы выезжать на пределы Израиля?
- Ну, у меня израильское гражданство, я через несколько дней поеду к своей семье в Испанию. Про остальных говорить не могу. Знаю, что троим придется сейчас решать, что делать дальше, предложения поступают от стран, готовых их принять.
- У вас был большой гастрольный план на февраль, видимо, его придется отменить?
- Мы сделаем все, чтобы его продолжить. Особенно потому, что Россия, конечно, сделает все, чтобы мы стали банкротами. Но на самом деле я ощущаю облегчение, что, наконец, послал подальше эту Россию. Могу себя чувствовать совершенно независимым, думать и говорить, что я хочу. Для творчества это очень важно: быть настоящим, если ты идешь на компромиссы, тебя талант покидает. Меня такой компромисс не устраивал, я всю жизнь строю себя сам – и я понял в тюрьме, что мы будем биться до конца и мы выиграли. Знаете, есть люди, которые идут на сделки с совестью, так вот, я могу совершенно спокойно спать по ночам, потому что моя совесть чиста.
- На одну из публикаций о перипетиях группы Би-2 был комментарий "Би-2 в Израиле, а ХАМАС в России", но были и те, кто с горечью отметил, что в вашем случае международное давление сработало быстро, а израильские заложники в плену уже четвертый месяц.
- Я думаю, что Россия напрямую связана с тем кошмаром, который произошел в Израиле 7 октября. У меня нет документальных доказательств, но это очевидно. Я понимаю, что наше освобождение на фоне ситуации с израильскими заложниками - особенно чувствительная тема, но поверьте, мы не собирались с ними конкурировать, это ужасная трагедия. Это намного серьезнее, хотя угроза жизни присутствовала и в нашем случае. Мы бесконечно признательны за то, что Израиль нашел ресурсы помогать нам во время войны, на фоне всего происходящего. Я слежу за происходящим в Израиле всегда, переживаю. Это и моя боль, у меня нет другой страны.
- Благодаря широкому освещению вашей истории многие израильтяне узнали о группе Би-2 и захотят познакомиться с ее творчеством. Планируете использовать неожиданную рекламу и выступить здесь?
- Мы совсем недавно дали концерт в Кейсарии с оркестром и, конечно, запланируем еще концерт в этом году, может и не один. Просто мы только что вернулись и все еще испытываем сильный стресс. Надеюсь, о нас не забудут в Израиле (смеется).
Нам нужно определиться, как теперь существовать – это в большей степени касается коллег, я живу в Испании уже долго и Россия меня просто не интересует. Кроме брезгливости и омерзения от власти, у меня других чувств нет.
- А относительно коллег по профессии – музыкантов, других артистов, которые там остаются и продолжают выступать?
- Не считаю себя вправе раздавать кому-то оценки или кого-то судить. Разные обстоятельства бывают в жизни, есть, конечно, вещи, выходящие за рамки моральных принципов, но поименно называть не буду. И, хотя я атеист, причинно-следственные связи никто не отменял, что посеешь - то и пожнешь.
- Поменялось ли ваше отношение к Израилю?
- Ему не нужно было меняться. У меня нет другого гражданства, я люблю эту страну и горжусь ею. Здесь я научился полной самостоятельности - я репатриировался в 19 лет, служил в армии, работал, я обязан Израилю своей способностью выживать в любой ситуации, а сейчас еще и своей свободой.
- Сможете ли вы – как группа, чувствовать себя безопасно за границей после пережитого? Возможно, придется отказаться от выступлений в определенных странах?
- Возможно, Россия сейчас постарается сорвать нам концерт в Дубае, но все, что касается США и Европы, для нас открыто. Нет, я не боюсь, но буду осмотрителнее, стану лично проверять законы стран, в которые мы поедем.
- Какое самое тяжелое воспоминание осталось у вас из этого опыта?
- Это все травматично, наверняка у нас определенный ПТСР, потому что вдруг ты понимаешь, насколько мир может быть несправедливым и в любой момент может обрушиться все. Ты живешь, думаешь, что все будет продолжаться вечно – и вдруг судьба тебя бьет наотмашь по лицу и нужно все начинать с начала. После этого нашего путешествия я чувствую себя другим человеком. Не знаю, в чем это выражается, но во мне что-то изменилось, очень фундаментально поменялись взгляды.
(Съемка: Ярив Кац)
"Я рад, что благодаря умной и упорной дипломатической работе нам удалось освободить граждан Израиля, задержанных в Таиланде, вместе с их коллегами по группе, имеющими иностранное гражданство. Кто спасет одну душу, тот словно спас весь мир", - прокомментировал ситуацию вокруг группы "Би-2" глава МИД Израиля Исраэль Кац.
Источник в МИД Израиля пояснил, что Израиль убеждал власти Таиланда в том, что депортация музыкантов в Россию равноценна их отправке в тюрьму на длительный срок. И хотя местным властям не хотелось портить отношения с РФ, перспектива оказаться теми, кто "сдал" музыкантов, оказалась еще менее приемлемой.
Комментарии
Автор комментария принимает Условия конфиденциальности Вести и соглашается не публиковать комментарии, нарушающие Правила использования, в том числе подстрекательство, клевету и выходящее за рамки приемлемого в определении свободы слова.
""