Коронавирус и ваши права
Фото: shutterstock

Израильский суд разрешил отцу из Украины два раза в неделю общаться с сыном

Репатриантка из Украины не хотела, чтобы сын встречался с отцом, и тайно увезла его в Израиль. Суд встал на сторону отца и постановил возобновить отношения

Нира Бен-Давид, Ynet |
Опубликовано: 08.05.20 , 18:20
אבא בדיכאוןאבא בדיכאון
Фото: shutterstock
Окружной суд в Беэр-Шеве признал право украинского гражданина встречаться с 4-летним сыном, который, по его утверждению, был незаконно увезен матерью в Израиль. Подробности этой истории описывает в четверг, 7 мая, сайт Ynet.
Ребенок был вывезен из Украины в разгар судебного разбирательства о признании отцовства. Мать мальчика не отрицает, что украинский гражданин является биологическим отцом ребенка, однако утверждает, что у того нет юридических прав на его воспитание.
Ранее израильский суд по семейным делам отклонил просьбу отца о встречах с ребенком - "пока не будет окончательно установлено отцовство". Однако мужчина подал апелляционную жалобу, и судья Геула Левин постановила, что подобный запрет на общение причиняет ребенку вред.
Украинский гражданин обратился в израильский суд в декабре 2019 года, сославшись на Гаагскую конвенцию о правовых аспектах международного похищения детей. По утверждению мужчины, он состоял в супружеской связи с матерью мальчика с 2012 года. Ребенок появился на свет в период их отношений. Через 2 года после этого пара заключила брак. В апреле 2019 года женщина рассталась с супругом, запретив ему видеться с сыном.
Истец вдруг обнаружил, что не зарегистрирован в качестве отца ребенка, поскольку в момент рождения сына не состоял в официальном браке с матерью. Мужчина обратился в украинский суд, который распорядился провести ДНК-экспертизу для установления отцовства. Но именно в это время мать с ребенком таинственно исчезли. Благодаря частному сыскному агентству удалось выяснить, что она сбежала в Израиль.
В период разбирательства в израильском суде отец попросил о встрече с сыном, мать ответила категорическим отказом. Женщина заявила, что до тех пор, пока ее бывший супруг официально не признан отцом, у него нет права как на встречи с ребенком, так и на иск о международном похищении в соответствии с Гаагской конвенцией.
Несмотря на это, отцу все-таки удалось встретиться с ребенком под надзором социальных служб. Однако позднее суд по семейным делам отказал ему в этом праве.
В апелляционной жалобе утверждается, что решение суда по семейным вопросам ошибочно. Судьи проигнорировали факты, подтверждающие отцовство, включая свидетельство о рождении мальчика и отчеты социальных служб, свидетельствующие о привязанности ребенка к мужчине, которого он считает своим отцом.
Мать ребенка не отрицает, что мужчина - биологический отец ее сына, однако продолжает настаивать на требовании юридического признания этого статуса. Кроме того, она утверждает, что он подвергал ребенка опасности, поскольку дважды посещал их дом во время эпидемии коронавируса, не соблюдая 14-дневный карантин после приезда из Украины.
В постановлении судьи Геулы Левин отмечается: нет никаких сомнений в том, что истец играет важную роль в жизни ребенка. На данном этапе, полагает судья, его как минимум можно считать "психологическим отцом" мальчика. В сложившихся обстоятельствах, подчеркивает Геула Левин, разрыв между отцом и сыном наносит серьезный ментальный ущерб ребенку. Это не может быть оправдано какими-либо процедурно-процессуальными соображениями.
Окружной суд также указывает на наличие немалого числа доказательств биологического отцовства мужчины: во-первых, сама мать не отрицает этот факт, во-вторых, ребенок родился в период совместной жизни пары.
Судья не считает искренним утверждение матери, что мужчина якобы не имеет права ссылаться на Гаагскую конвенцию. С одной стороны, мать ребенка требует судебного признания его отцовства, с другой - фактически препятствует разбирательству по данному вопросу, ведущемуся на Украине.
В итоге суд постановил, что следует немедленно возобновить общение ребенка с отцом - 2 раза в неделю по 2 часа.
По просьбе "Вестей" решение суда прокомментировал адвокат Александр Гамбарян, который защищал в этом деле интересы отца: "Когда речь идет о ребенке, то интересы, желания и права его родителей отступают перед самым главным - тем, что хорошо для ребенка. Поэтому, когда мальчика забирают от отца, я не рассматриваю это в качестве дела о том, что у отца отняли сына. Речь о другом: у маленького мальчика украли отца, который его вырастил. И это по-настоящему ужасно".
Подробности на иврите читайте здесь

Перевод: Гай Франкович
0 - обсуждения статьи