Коронавирус и ваши права
Акция протеста против насилия в семье. Фото: Моти Кимхи, архив

"Это страшнее террора": в кнессете обсудили борьбу с насилием в семье

Куда пропали 250 млн шекелей, выделенные на предотвращение новых убийств

Вести - Ynet |
Опубликовано: 30.06.20 , 19:00
הפגנה נגד רצח נשים ברחבת הבימה בתל אביבהפגנה נגד רצח נשים ברחבת הבימה בתל אביב
Акция протеста против насилия в семье. Фото: Моти Кимхи, архив
Куда пропали 250 млн шекелей, выделенные на борьбу с насилием в семье? Этот вопрос обсуждался во вторник, 30 июня, на заседании комиссии кнессета по правам женщин и гендерному равноправию.
Поясним, что в 2017 году правительство утвердило пятилетний план работы по борьбе с семейным насилием. На выполнение плана решили ассигновать четверть миллиарда шекелей - по 50 млн в год.
Однако решение так и осталось на бумаге, средства из бюджета не поступают, а тем временем количество случаев насилия в семье, в том числе со смертельным исходом, угрожающе растет.
Как отмечалось на заседании, особенно резкий рост наблюдался в марте-апреле 2020 года, во время карантина, когда случаев насилия стало больше на 18% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.
"Каждый раз, когда мы слышим о женщине, убитой мужем, сожителем, членом семьи, мы чувствуем, что наших близких убили еще раз", - сказала депутатам Лара Цинман, дочь которой в 1996 году убил возлюбленный. Лара возглавляет Объединение родственников жертв семейного насилия в Израиле.
"Теперь мы узнали о том, что миллионы, якобы выделенные на борьбу с этим злом, так и не попали по адресу, - продолжила Лара Цинман. - Поймите, речь идет об угрозе, которая страшнее террора. Убийства на почве семейных конфликтов сегодня совершаются чаще, чем теракты".
ח"כ עודד פורר, יו"ר ועדת הכספים הזמניתח"כ עודד פורר, יו"ר ועדת הכספים הזמנית
Депутат кнессета Одед Форер. Фото: Адина Вальман, пресс-служба кнессета
Председатель комиссии Одед Форер (НДИ) проинформировал депутатов о том, что в 2019 году на борьбу с насилием в семье все-таки выделили деньги - в два приема, целевыми ассигнованиями, сначала 20 млн шекелей, а затем еще 30 млн. Но в проекты предыдущих бюджетов эта сумма заложена не была, такой статьи расходов в законе о бюджете попросту не существует.
"В МВД и минсобесе считают, что деньги на борьбу с насилием есть, - подчеркнул Форер, - а в минфине их нет даже на бумаге".
Глава комиссии задал представителю минфина Натанэлю Ошри вопрос о том, как возникло такое абсурдное положение. Ошри ответил, что утвержденный правительством пятилетний план не был согласован с министерством финансов, а потому деньги выделяют целевым назначением тем ведомствам, которые способны предпринять эффективные действия.
Такой ответ Форера не удовлетворил - как и заявление Ошри о том, что 50 млн на борьбу с насилием в семье уже заложены в проект бюджета на 2020-2021 годы. Форер потребовал довести до сведения бюджетного отдела минфина необходимость ежегодно выделять на эту цель по 50 млн шекелей - с тем, чтобы принятые тремя годами ранее решения могли выполняться хотя бы в минимальном объеме.
"То, что вы заложили в проект, - всего лишь 20% стоимости плана", - подчеркнул депутат от НДИ.
Д-р Эсти Эшель, представлявшая на заседании Центр местного самоуправления, пояснила, что средства необходимы в первую очередь для расширение штата социальных работников.
"Каждой семье, в которой происходит акт насилия, нужна социальная помощь, - отметила д-р Эшель. - Чтобы борьба была эффективной, одних убежищ мало. Нужно работать не только с женщинами, но и с мужчинами, с теми, кто представляет угрозу. Основную тяжесть этой работы несут на себе соцработники. Полиция не всегда реагирует на жалобы".
Депутат кнессета Тамар Зандберг (МЕРЕЦ) обратилась к представителю минфина со словами: "Когда вы считаете деньги, думайте о том, что идете спасать женщину, которой угрожает смерть. О том, что в ваших силах предотвратить новое убийство".
Депутат кнессета Аида Тума Слиман (Объединенный арабский список) заявила, что общественные организации, оказывающие помощь пострадавшим от насилия, в 2019 году получили от государства субсидии в размере 8 млн шекелей. "Что можно сделать на эти деньги? - спросила Слиман. - А ведь речь идет о жизни и смерти женщин!"
Подробности на иврите читайте здесь
0 - обсуждения статьи