Telegram-канал Вести Израиль

Репатриантка из Москвы сняла фильм о борьбе ортодоксальных евреек в Израиле за свои права

35-летняя Анна Сомершаф совершила прорыв в документальном кинематографе Израиля. Светская репатриантка сняла фильм о политических правах религиозных израильтянок. Съемки длились 5 лет, а в 2021 году фильм Анны попал на все крупные кинофестивали страны

Ноа Лави, Вести |
Опубликовано: 25.12.21, 12:27
3 צפייה בגלריה
Анна Сомершаф
Анна Сомершаф
Анна Сомершаф
(Фото: Дикла Шитрит)
35-летняя режиссер-документалист Анна Сомершаф называет уходящий 2021 год особенным в своей жизни: она стала мамой и представила на Иерусалимском кинофестивале фильм "Доблестная женщина" ("Эшет хайль"), над которым работала пять лет. Этот фильм сразу стал темой бурных обсуждений, ведь в нем поднимается тема прав ультраортодоксальных женщин. В интервью "Вестям" Анна Сомершаф объяснила, почему она, светская женщина, выбрала именно эту тему. А "Вести", в свою очередь, включили Анну в список "Персон года" - репатриантов, которые изменили Израиль в уходящем году.
В центре фильма Анны - истории религиозных израильтянок, борющихся за право избираться в муниципальные и национальные органы власти.
"К этой теме я пришла совершенно случайно, не будучи знакомой с жизнью ультраортодоксальной общины и зная о ней в основном из газетных заголовков. Одну из своих героинь, Эсти Шушан, я встретила во время учебы на вторую степень в Тель-Авивском университете. Она показалась мне очень впечатляющей, сильной, пробивной, а когда рассказала, чем она с единомышленницами занимается, я была в шоке. Потому что это было совершенно противоположно тому, что мы привыкли думать о харедим, и особенно - об ультраортодоксальных женщинах".
3 צפייה בגלריה
Постер к фильму "Доблестная женщина" (Эшет Хайль)
Постер к фильму "Доблестная женщина" (Эшет Хайль)
Афиша фильма "Доблестная женщина" ("Эшет хайль")
( Фото: Анна Сомершаф)
- И это заставило вас посвятить этой теме пять лет съемок и работы над фильмом?
- В Израиле проживают 600.000 ультраортодоксальных женщин, имеющих право голосовать на выборах, но не имеющих права претендовать на место в партиях, представляющих интересы их общины. Им можно выбирать, но запрещено избираться, так решили их лидеры, и государство позволяет эту дискриминацию по сей день. Это не просто чья-то история - какой-то особенной группы женщин, со мной никак не связанных. Это происходит в нашей общей стране. У ультраортодоксальных женщин нет абсолютно никакого представительства в органах местной власти и в двух религиозных партиях, представляющих интересы этой общины в кнессете.
- Вашим героиням не было странно, что именно вы, светская репатриантка из России, беретесь рассказать их историю?
- Очень непросто заручиться доверием представителей этой общины, построить доверительные отношения, которые позволят дойти до необходимой глубины. Я думаю, мое "отличие" стало плюсом, потому что я пришла абсолютно открытой и готовой к восприятию иного, незнакомого. В документальном кино сложно говорить об объективности, но нужна способность воспринимать новое, иначе приносишь с собой стереотипы, и тогда это уже режиссура реальности, а не фиксация происходящего.
Анна Сомершаф родилась в Москве, репатриировалась в 1990 году в возрасте 4 лет с родителями и братом, семья поселилась в Тель-Авиве.
"Я думаю, что мое увлечение документалистикой связано с несколько отстраненным взглядом на происходящее, хоть я приехала в Израиль ребенком и ощущаю себя израильтянкой. Но у меня есть особый ракурс во взгляде на реальность - как у репатриантки и дочери родителей-репатриантов, которым нужно было строить жизнь заново".
Анна увлеклась кино еще в школе, посещала кружок кинематографии, снимала фильмы с подружками и даже участвовала в телевизионной программе. Армейскую службу несла в разведке, затем поступила на кинематографический факультет колледжа "Сапир", а позже - на аналогичный факультет Тель-Авивского университета.
Для своей дипломной работы и первого документального проекта Анна выбрала героем христианского священника общины рабочих из Ганы. Второй фильм был посвящен исламскому джихаду. "Только теперь я наконец добралась до иудаизма", - говорит Анна.
С самого начала своей карьеры в кино она работала продюсером и режиссером. "Для меня это большое счастье: заниматься тем, во что я верю и очень люблю", - подчеркивает Анна.
Ее фильм "Доблестная женщина" начинается с 2015 года, когда группа ультраортодоксальных женщин - активисток призывает не голосовать на выборах, пока им не дадут права избираться в кнессет. Их называют "безумными" и всячески препятствуют их деятельности, воспринимая ее как бунт против авторитета религиозных лидеров.
3 צפייה בגלריה
Эсти Шушан
Эсти Шушан
Эсти Шушан
(Фото: Анна Сомершаф)
- Когда я только познакомилась со своими героинями, они сказали мне: "Мы знаем, что делаем важное дело, но что тут снимать?" В результате за пять лет случилось столько разных событий и было отснято столько материала, что хватило бы на целый сериал. Мне удалось выстроить доверительные отношения с женщинами и их родными, а это очень непросто - ультрарелигиозные люди не любят, когда вторгаются в их жизнь.
Начиная съемки, Сомершаф не имела готового сценария и не знала, как будут развиваться события. Но быстро поняла, что у темы - огромный потенциал.
- У меня еще даже не было бюджета на фильм, когда Эсти рассказала мне, что она и ее активистки едут в Женеву, чтобы участвовать в заседании комиссии ООН и рассказать там о своей борьбе за права ультраортодоксальных женщин. Я поняла, что такой редкий материал ни в коем случае нельзя пропустить, купила на собственные средства билеты, наняла оператора - и мы отправились туда снимать. Именно там мне стало очевидно, насколько большое и важное дело они делают. Иногда нужно посмотреть на что-то привычное со стороны, другими глазами, возможно, даже чужими - членов этой комиссии, чтобы понять масштабы истории.
- Но ведь эти женщины могли бы занять места в других, более либеральных партиях. Почему же они борются за места именно там, где это тяжелее всего, - в ШАС и Яадут ха-Тора, известных своим консерватизмом?
- Они борются за право представлять интересы своей общины на муниципальном уровне и в израильской политике. Эти женщины не стремятся в другие партии, потому что у них нет цели попасть в кнессет любой ценой. Они хотят изменить ситуацию в партиях, имеющих огромный ортодоксальный электорат, за которые голосуют их мужья, их родители. Сам факт того, что у нас есть две ультраортодоксальные партии, в которых женщины не могут принимать участия, - из ряда вон выходящий.
- Пробовали ли они заинтересовать политиков этой темой?
- Конечно, только это не так просто. Ксения Светлова, арабистка и экс-депутат кнессета, написала после выхода фильма статью, в которой описала, как пыталась во время своей депутатской карьеры провести законопроект, который бы изменил эту ситуацию, но даже самые большие либералы опасались поддержать такую инициативу.
- Почему?
- Потому что им нужны хорошие отношения с харедим, те долгое время находились в коалиции, имеют большое влияние. В конечном счете это не просто борьба группы женщин за какие-то экзотические права, а подлинная революция сознания. Как только женщины, согласно предписаниям духовных лидеров, отправились учиться и работать, чтобы содержать семьи, в то время как мужья изучают Тору, этот процесс уже не остановить. Они больше знают, мир для них открыт, и у них появляется собственное мнение, и это меняет общество. Поначалу, когда Эсти призывала не голосовать за партии, в которых женщинам запрещено принимать участие, ее называли "шизофреничкой" и травили. Сегодня эта ситуация изменилась, даже ее собственные родители, поначалу думавшие, что она сошла с ума, гордятся ее деятельностью.
Фильм "Доблестная женщина" был впервые показан летом 2021 года на Иерусалимском кинофестивале, затем на фестивалях "Докавив" и "Фестиваль ха-Даром". В ближайшее время должны начаться показы ленты за рубежом.
"Моя цель - сделать эту историю максимально доступной для широкой публики, так как, помимо фестивальных показов и HOT8, фильма нет в свободном доступе. Мы с Эсти Шушан хотим проводить лекции для организаций и публики, чтобы эта тема стала общедоступной - и все знали о том, что происходит. А вообще я оптимист и верю, что кино имеет силу менять реальность. Просто большие перемены начинаются с маленьких шагов".
- Какие были отзывы на ленту после премьеры?
- Очень теплые, ко мне подходили религиозные женщины и говорили: ты хоть и светская, но сумела показать нашу жизнь в реальности.
- А как ваши родители отреагировали на успех фильма?
- Знаете, мои родители всегда меня поддерживали, даже в выборе столь непростой профессии документалиста. Мама моя пианистка, отец - инженер-электрик, им обоим пришлось нелегко поначалу в Израиле, но со временем они сумели реализоваться профессионально. Именно они меня научили читать и писать по-русски, за что я им очень благодарна. Но и для них, как и многих репатриантов из бывшего СССР, харедим, как правило, - это набор стереотипов, поэтому им было очень интересно взглянуть на их жизнь моими глазами.
- Пожалуй, самый напрашивающийся вопрос: а не думали ли вы снять ленту, посвящанную русскоязычным израильтянам?
- Совершенно этого не исключаю и уж точно не избегаю этой темы специально. Просто в мой фокус попадали истории из других сфер, но я буду очень рада сделать фильм о том, что мне близко.
Все персоны 2021 года по версии "Вестей" - здесь
0 - обсуждения статьи