Telegram-канал Вести Израиль

Шабат: время зажигания свечей и недельная глава Торы

Смысл традиции, основные правила и субботнее благословение

Давид Шехтер |
Опубликовано: 20.05.22, 11:20
1 צפייה בגלריה
свечи шаббат
свечи шаббат
(Фото: shutterstock)
Время наступления шабата, 20 мая: Иерусалим - 18:52, Тель-Авив, Центральный округ, Ха-Шарон и Шфела - 19:13, Хайфа - 19:05, Цфат - 19:04, Тверия - 19:03, Хеврон - 18:59, Ариэль - 19:03, Беэр-Шева - 19:13, Эйлат - 18:59.
Время исхода шабата, 21 мая: Иерусалим - 20:14, Тель-Авив, Центральный округ, Ха-Шарон и Шфела - 20:16, Хайфа - 20:17, Цфат, Тверия - 20:15, Хеврон - 20:11, Ариэль - 20:15, Беэр-Шева - 20:14, Эйлат - 20:09.
Время наступления и исхода шабата, 20-21 мая, в некоторых городах диаспоры: Москва - 20:26 (исход - 22:08), Санкт-Петербург - 21:23 (23:45), Киев - 20:28, (21:51), Минск - 20:55 (22:29), Прага - 20:31 (21:53), Берлин - 20:45 (22:14), Париж - 21:14, (22:34), Лондон - 20:35 (22:01), Нью-Йорк - 19:53 (21:00), Лос-Анджелес - 19:34 (20:35), Торонто - 20:23 (21:34).

Недельная глава "Бехукотай": как сделать бога своим компаньоном

Вчера, 19 мая, мы отмечали праздник Лаг ба-Омер. В этот день прекратилась эпидемия, унесшая в течение 33 дней жизни 24.000 учеников рабби Акивы. Нам всегда казалось это преувеличением, но после коронавируса никто уже не видит ничего странного в столь огромном количестве скончавшихся за столь короткое время. Только благодаря тому, что в наши дни человечество сумело распознать опасный вирус, мгновенно выработать средства защиты и очень быстро создать вакцину, количество смертей не стало колоссальным. А что уж говорить о том, как протекала болезнь почти 2000 лет тому назад?!
В йешиве рабби Акивы царило моральное напряжение, в котором невозможно было жить. Ученики ожесточенно спорили друг с другом, ругались один с другим, стремились почти любыми способами убедить оппонента в своей, именно в своей правоте. В трактате "Йевамот" говорится, что они скончались в течение 33 дней от аскер - дифтерита. Рабби Шмуэль-Элиэзер Эйдельс пишет: йешива рабби Акивы стала местом злоязычия и враждебности.
К раввину местечка Деражня, существующего до сих пор и находящегося к югу от Меджибожа, пришли сын и отец с просьбой разрешить их спор. Это была обычная еврейская семья, которая, как и все евреи местечка в те времена (около 200 лет назад), жила небогато, перебиваясь с лучка на квасок да с кваска на лучок. В семье имелся только один зимний теплый кожух, и перед наступлением холодов между сыном и отцом возник спор.
Отец говорил так: "Я всю жизнь работал, чтобы прокормить семью, в том числе и младшего сына, который все еще живет со мной. Сейчас я уже работать не могу и поэтому остаюсь дома. Но без кожуха я окажусь, по существу, под домашним арестом на всю зиму. От скуки, от безделья, от отсутствия общения с людьми я сойду с ума или, скорей всего, чем-нибудь заболею. Поэтому кожух мне просто жизненно необходим".
Доводы сына были ровно противоположные. Он говорил так: "Я каждый день иду в кожевенную мастерскую на другой конец Деражни. Если в такой мороз я буду ходить без тулупа, то простужусь и заболею. Кто будет кормить меня и отца? Поэтому кожух нужен мне".
Отец с сыном ждали, что раввин на месте разрешит их спор. Но тот подумал, подумал и сказал: "Дело ваше вовсе не такое уж простое, как кажется на первый взгляд. Поэтому отправляйтесь-ка вы в раввинский суд, заседающий в Меджибоже. И пусть тамошние судьи, которые грамотней и умнее меня, рассудят вас". Отец с сыном поблагодарили и собрались уже уходить, но тут раввин остановил их.
- Вот вам еще один совет. Пусть на раввинском суде каждый из вас приводит как свои доводы другого. То есть, отец приведет доводы сына, а сын - отца.
Так они и сделали. Оказавшись перед судьями, отец сказал: "Мой сын тяжело работает каждый день, добывая пропитание для меня и себя. Поэтому мне, конечно, будет тяжело сидеть всю зиму безвылазно дома, но я понимаю, что если сын в такую стужу будет по улицам ходить без теплого кожуха, то заболеет, и мы останемся без средств к существованию".
А сын сказал так: "Конечно, нужно ходить на работу и зарабатывать, поэтому мне нужен кожух. Но я понимаю, что без него отец просидит взаперти несколько месяцев и не сможет ни с кем словом перемолвиться. Получается, что ради денег я обреку его на душевные страдания, которые могут привести к болезни. Но я не хочу, чтобы мой любимый отец, давший мне жизнь и вырастивший меня, страдал и болел! Поэтому я как-нибудь обойдусь без кожуха".
Члены раввинского суда выслушали внимательно обе стороны и предложили отцу с сыном подождать, пока они будут разбираться в их деле. Сын и отец вышли в коридор, уселись на скамейку и стали ждать. Прошли полчаса, час, два. Никто их не звал, и отец с сыном терялись в догадках, почему так долго длится осуждение столь простого дела. Наконец, их пригласили вернуться в комнату судей.
- Что же вы решили, уважаемые? - не выдержав, спросил сын. - А вот, - один из судей указал вешалку, на которой висел новехонький кожух. - Мы внимательно выслушали вас и были очень растроганы вашей взаимной любовью и нежеланием нанести даже малейший ущерб друг другу. Поэтому мы решили скинуться между собой и купить вам новый кожух. Теперь сын сможет спокойно ходить на работу, а отец - общаться со своими знакомыми и не впасть в депрессию.
Эта история учит тому, как людям следует относиться друг к другу. Тора указывает, что коэн не должен подниматься на жертвенник в Храме широкими шагами, потому что одежда может распахнуться и обнажить его тело. Тем самым он оскорбит камни, из которых сложены ступени жертвенника.
Наши мудрецы задают вопрос: "Каким это образом вид обнаженного тела может оскорбить безмолвные и бессловесные камни?" Раши, "отец комментаторов", объясняет: "Конечно, речь вовсе не идет об отношениях между человеком и камнем. Из этого указания мы выводим очень важный принцип отношений между людьми. Даже если ты знаешь, что человек, с которым ты имеешь дело, не понимает, что ты его оскорбляешь, ты должен воздержаться от этого оскорбления и вести себя так, чтобы ни в коем случае этого человека не обидеть".
Вот такими Тора хочет видеть отношения между людьми. Речь, понятно, идет об идеале. Но о таком, к которому надо стремиться. А ученики рабби Акивы при всей своей учености не заботились об уважении друг к другу. Они спорили до хрипоты, пытаясь переубедить оппонента и порой забывали о вежливости и правилах приличия. Поэтому и были наказаны. Их пример наука и нам, живущим в Израиле XXI века.
Комментарий основан на цикле лекций, прочитанных равом Ш-З. Ашкенази в 2012–2021 годах

Порядок зажигания свечей в шабат

Считается великой мицвой и ответственностью почитать шабат зажиганием свечей примерно за 20 минут до захода солнца в пятницу вечером. В силу особой святости Иерусалима свечи там зажигают за 40 минут до захода.
Эта уникальная заповедь, возложенная на еврейских женщин, богата смыслом и значимостью. Ибо сказано в книге Зоар: "И если она будет зажигать субботние свечи с радостью в сердце, она принесет мир в свой дом и удостоится детей, которые озарят мир светом Торы, и этим принесет мир на землю и долголетие своей семье!"
Свечи зажигают в той комнате, где устраивают трапезу. Зажигают как минимум две свечи, но во многих общинах принято добавлять по одной свече за каждого ребенка. Свечи должны гореть до конца трапезы или по крайней мере не менее полутора часов. Если они погасли прежде времени, их, разумеется, нельзя зажигать снова. Лучше иметь отдельные подсвечники для субботних и праздничных свечей.
Принято, что каждая из присутствующих женщин зажигает свечи, но допустимо, если одна из них делает это от имени всех. Женщина сначала зажигает свечи, а затем, прикрыв ладонями глаза, произносит благословение. Принято, чтобы, произнеся благословение и еще не открыв глаза, женщина произносила короткую произвольную молитву о благополучии семьи.

Благословение на зажигание свечей в шабат

Благословен Ты, Господь Бог наш, Владыка вселенной, освятивший нас Своими заповедями и повелевший нам зажигать субботние свечи!
Барух Ата Адонай Элоhэйну Мелех hа-олам ашер кидшану бе-мицвотав ве-цивану леhадлик нер шель шабат.
0 - обсуждения статьи