Коронавирус и ваши права
Категория кошки
Яаков Лицман и Моше Бар Симан-Тов

Секретный дневник минздрава: вот как Израиль проспал вторжение коронавируса

Судя по расписанию руководства минздрава, интенсивная работа по борьбе с новой угрозой началась только с середины февраля

Вести - Ynet |
Опубликовано: 28.07.20 , 08:29
משה בר סימן טוב ויעקב ליצמןמשה בר סימן טוב ויעקב ליצמן
Яаков Лицман и Моше Бар Симан-Тов
(Фото: Амит Шааби)
Высокопоставленные представители министерства здравоохранения провели первое совещание о коронавирусе лишь через месяц после поступления первых сообщений о появлении в Китае таинственного вируса. Более того - тогдашний министр Яаков Лицман на этом заседании не присутствовал. Так следует из расписания Лицмана и бывшего гендиректора минздрава Моше Бар Симан-Това, оказавшегося в распоряжении газеты "Едиот ахронот", о чем она пишет во вторник, 28 июля. Расписание было опубликовано на основании выдвинутого через апелляцию в суд требования Движения за свободу информации.
Первое официальное упоминание о появлении коронавируса поступило от представителя Всемирной организации здравоохранения 31 декабря. 3 января стало известно о 44 случаях заражения и об 11 больных в тяжелом состоянии. С того момента в мире внимательно следили за происходящим в китайском городе Ухань, ставшем источником распространения. В Израиле тем временем никакого обсуждения угрозы не было.
Только 24 января состоялась телефонная конференция на тему коронавируса с участием руководства минздрава, но без министра Яакова Лицмана.
27 января состоялось первое офисное совещание на эту тему уже с участием руководства минздрава и министра Яакова Лицмана.
30 января Лицман принял решение о запрете на въезд в Израиль туристов из Китая. Отмечается, что недопонимание серьезности ситуации с вирусом было характерно в то время для многих государств, а не только для Израиля.
Судя по расписанию Бар Симан-Това, в течение января в минздраве состоялось 8 совещаний на тему угрозы коронавируса.
Первая получасовая встреча между Бар Симан-Товом и премьер-министром Биньямином Нетаниягу по поводу вируса состоялась лишь 1 февраля.
Сутки спустя, 2 февраля, в канцелярии премьера состоялась тоже получасовая встреча между Нетаниягу и руководством минздрава. На ней обсуждались первые сообщения о распространении вируса за пределами Китая.
Из расписания Бар Симан-Това следует, что интенсивная работа, сосредоточенная на коронавирусе, началась только с середины февраля, когда практически все время в минздраве стало уделятся этой проблеме. Поначалу заместитель гендиректора минздрава профессор Итамар Гротто редко принимал участие в совещаниях - вероятно, из-за напряженных отношений между ним и его начальником Бар Симан-Товом.
Что касается расписания Лицмана, то оно свидетельствует о том, что из 167 встреч с 24 января до конца февраля 50 носили частный или политический характер, а 10 посвящены коронавирусу. Напомним, что Лицман считал панику по поводу коронавируса чрезмерной.
Что касается Бар Симан-Това, то, среди прочего, он добивался подключения Израиля к договору о разработке вакцины. С другой стороны, он практическим не занимался решением проблемы с эпидемиологическими расследованиями: этой теме были посвящены только 2 встречи в марте.
Из канцелярии Яакова Лицмана передали в ответ на эту информацию, что в его бытность министром здравоохранения он принимал регулярное и активное участие в обсуждении ситуации с коронавирусом, а то, что не все эти встречи внесены в расписание, объясняется тем, что в связи с динамичным развитием событий встречи назначались в экстренном порядке и зачастую вместо других назначенных встреч, поэтому изменения не всегда отражались в его дневнике.
Министерство здравоохранения так отреагировало на информацию газеты: "Израиль стал одним из первых в мире государств, распознавших угрозу вируса и принявших жесткие меры по борьбе с его распространением. Сообщение ВОЗ о том, что вирус передается от человека к человеку, поступило 20 января, а предостережение о глобальной опасности было озвучено этой организацией 31 января. Пандемия тогда еще объявлена не была. Это произошло лишь в марте. Минздрав начал принимать экстренные меры, включая закрытие воздушного пространства для полетов. Затем были введены другие меры по борьбе с распространением коронавируса, что обеспечило Израилю возможность успешно совладать с первой волной эпидемии. Стоит отметить, что все эти шаги были предприняты на основании первичной и крайне ограниченной по количеству и качеству информации".
В минздраве добавили, что обсуждение ситуации с коронавирусом происходило там ежедневно с участием профессионалов. С самого начала минздрав тесно сотрудничал со Службой национальной безопасности и держал в курсе премьер-министра.
Адвокат Айя Маркович из Движения за свободу информации сказала, что правительственные министерства должны сами публиковать дневники встреч без того, чтобы этого приходилось требовать через суд. "Речь идет о важной информации, представляющей общественный интерес".

0 - обсуждения статьи