Коронавирус и ваши права

Тайная селекция в Бен-Гурионе: выдающегося музыканта заперли в отеле

Виолончелист и дирижер мирового уровня рассказал "Вестям", что приходится переживать израильтянам, возвращающимся из-за границы

Вести |
Опубликовано: 19.02.21 , 17:19
2 צפייה בגלריה
Дмитрий Яблонский.  Фото: селфи из карантинного отеля
Дмитрий Яблонский.  Фото: селфи из карантинного отеля
(Дмитрий Яблонский в карантинном отеле)
Выдающийся израильский музыкант Дмитрий Яблонский не предполагал, что его возвращение на родину с международного фестиваля закончится заточением, лишением лекарств, еды и виолончели. Два дня назад, 17 февраля, Яблонский прилетел в Израиль спецрейсом из Франкфурта. "В аэропорту Бен-Гурион даже не взглянули на приготовленные мною документы, что я могу проходить карантин дома. Сейчас я сижу в номере отеля на кровати вдвое меньше моего роста, из еды - белый хлеб, который мне нельзя. Жена с трудом добилась, чтобы мне передали жизненно важное лекарство. Я лишен возможности заниматься на инструменте. Но главное - ни одна государственная инстанция не хочет ничего слышать и объяснять!" - рассказал Дмитрий Яблонский "Вестям".
Речь идет о музыканте мирового уровня, уроженце Москвы и выпускнике Джульярдской школы музыки (США). Яблонский - виолончелист и дирижер, работающий с крупнейшими оркестрами мира. Он обладатель американского и израильского гражданства, профессор Тель-Авивского университета. Его жена живет в Израиле, его сын служит в ЦАХАЛе. У Яблонских есть квартира-пентхаус в центре страны, где Дмитрий Альбертович и собирался провести карантин после возвращения на родину. Но не тут-то было.
"Я находился на международном фестивале в Барселоне, когда Израиль решил закрыть аэропорт Бен-Гурион. Чтобы иметь возможность все-таки вернуться на родину, я перелетел на Мальту - в "зеленую" страну, откуда еще был возможен въезд. В обеих странах сдал анализы на коронавирус, которые оказались отрицательными, - рассказывает Дмитрий Яблонский. - Однако вскоре выяснилось, что попасть домой можно только спецрейсом из Франкфурта, и что десятки израильтян устремились из разных стран туда. У меня даже сердце кольнуло от мысли: почему евреев надо гнать в Германию, чтобы вернуть домой?.. Но все это оказалось несравнимо с происходящим в Бен-Гурионе".
По словам Яблонского, по приземлении его ждала необычная картина: через каждые 50 метров в аэропорту стояли контролеры. Дмитрий Альбертович показал им паспорт, справки об анализах на коронавирус. А также документы о том, что жена и сын привиты и что в квартире есть второй этаж, где можно провести положенный карантин в полной изоляции. Однако, по его словам, никто и слушать не стал. Вместе с другими пассажирами Яблонского погрузили в плотно забитый автобус и перевезли в карантинный отель в Тель-Авиве. Там знаменитого музыканта заперли в номере - без лекарства, разрешенной еды и с небольшой кроватью, на которой при его росте 190 см можно лежать только сложившись вдвое.
"Но самое ужасное для меня - это невозможность заниматься. Моя виолончель работы 1700 года находится дома. Привезти ее в отель и мучать соседей ежедневной многочасовой игрой мне не позволяет совесть", - признается музыкант.
Тем временем его жена Жанна Гендельман, тоже выдающийся музыкант, пытается добиться справедливости. Немедленно после приземления мужа в Бен-Гурионе она отправила обращение в ваадат-харигим - комиссию по чрезвычайным случаям, в чьи полномочия входит выдача разрешений на въезд в Израиль и изменение условий карантина. "Никакого ответа оттуда нет. Дозвониться в комиссию невозможно. Я пыталась достучаться до минздрава, чтобы объяснить абсурдность ситуации. Результат тот же - работники переводили меня с одного телефона на другой, но никто не дал вразумительного ответа".
►Права не для всех
Тем временем по отелю, где находится Дмитрий Яблонский, поползли слухи, что 18 февраля в Израиль прибыл рейс из Нью-Йорка с религиозными пассажирами, которых не отправили в отели коронавируса. Слухи подогрела публикация в Twitter журналиста Ури Мисгава. "Доброе утро из "закрытого на карантин" Бен-Гуриона. Рейс авиакомпании "Эль-Аль" номер 014 приземлился в Израиле, хотя управление аэропортов почему-то пыталось скрыть этот полет. Две трети тех, кого по прилету не отправили в карантинный отель, - ортодоксы".
Судя по следующим твитам, Ури Мисгав приехал в Бен-Гурион и лично наблюдал за селекцией пассажиров. В итоге он пообещал "раскрыть ящик Пандоры, называемый "работой чрезвычайной комиссии", и опубликовать свое расследование в воскресенье, 19 февраля.
►"Мы, репатрианты, для них второй сорт"
2 צפייה בגלריה
Марианна Котлер с семьей, Александр Тимофеев, Светлана Каминская
Марианна Котлер с семьей, Александр Тимофеев, Светлана Каминская
Марианна Котлер с семьей, Александр Тимофеев, Светлана Каминская - израильтяне, застрявшие в Украине
(Фото: личный архив)
Тем временем за пределами Израиля находятся десятки граждан, которые уже много недель не могут вернуться домой. По данным редакции, в Украине и России таковых более сотни. Многие не имеют ни денег, ни возможности переехать во Франкфурт, откуда периодически вылетают спецрейсы в Израиль, разрешенные минтрансом и чрезвычайной комиссией. Каждое новое сообщение о продлении карантина в Бен-Гурионе они встречают возгласами возмущения - и присылают свои обращения в редакцию "Вестей".
Мы уже рассказывали о группе из сотни граждан, застрявших в Украине. Публикация от 18 февраля о продлении запрета на въезд до 6 марта вызвала новый шквал жалоб.
"Крик души, уже месяц не могу вернуться домой, - пишет в "Вести" Лина Барбашина. - На каком основании у меня отняли это право? Почему от государства нет никакой помощи и информации? Почему я должна объезжать полсвета, чтобы вылететь из Франкфурта? Я недостаточно ценна для Израиля, как люди, живущие в Америке или Европе? Если я репатриант из бывшего СССР - так я человек второго сорта? Правительство показало свое истинное лицо".
В трагической ситуации оказалась семья Рахман. В начале декабря Елена и ее супруг вылетели в Казахстан, где тяжело заболели родители. После похорон отца Елена оформила для мамы разрешение на репатриацию, после чего семье по закону было необходимо покинуть Казахстан. Но тут закрыли аэропорт Бен-Гурион - и Рахманы решили лететь в Киев в надежде, что оттуда добраться до Израиля будет легче. Прилетев и поселившись в отеле, Рахманы и их 75-летняя мама обратились в комиссию по чрезвычайным случаям с просьбой разрешить им въезд в Израиль. Оттуда пришел ответ: маме - можно. По поводу Елены и мужа комиссия ничего не ответила. "Мама испугалась, расплакалась и отказалась лететь одна. С тех пор мы живем в гостинице в чужой стране, где у нас нет ни одного знакомого. Мы третий месяц не работаем и платим за съем израильской квартиры, в которой никто не живет. Мы не знаем, когда сможем вернуться в Израиль, который полюбили всем сердцем, где в боевых войсках служит наш сын. Мы всегда были уверены, что Израиль своих не бросает в беде. Но почему он не хочет принимать нас?" - пишет Елена.
О той же боли говорит и Дмитрий Яблонский: "Я патриот Израиля, я представляю его на международных форумах, но искренне не понимаю, за что такое несправедливое отношение к гражданам?"
Как стало известно "Вестям", в воскресенье, 19 февраля, издание "Гаарец" собирается опубликовать расследование о неравенстве при рассмотрении обращений граждан в комиссии по чрезвычайным случаям. В тот же день должно состояться заседание комиссии кнессета по законодательству, где планируется поднять этот вопрос. "Когда обычному израильтянину нужно вылететь за границу на похороны матери, воздушная граница на замке. Когда Биби необходимо привезти целый самолет своих избирателей - аэропорт к его услугам", - написал 19 февраля на своей странице в фейсбуке глава НДИ Авигдор Либерман. По словам источников в его партии, здесь располагают списком из 124 граждан, застрявших в России и отчаявшихся получить разрешение от ваадат-харигим. За последние часы к списку добавились еще 30 человек. Депутаты Кушнир и Сова предпринимают усилия для помощи этим людям.

Ответы официальных организация на запрос "Вестей"

Комментарий министерства транспорта: "Согласно инструкциям, утвержденным правительством, каждый возвращающийся в Израиль спецрейсом пассажир обязан сдать анализ на коронавирус в аэропорту Бен-Гурион и быть перевезен в отель коронавируса для прохождения карантина. Исключение делается только для обладателей специального разрешения от минздрава. Все вопросы, связанные с прохождением карантина, находятся в полномочиях минздрава".
Комментарий минздрава: "Все рейсы, приземляющиеся в аэропорту Бен-Гурион, проверяются следующим образом:
1. Пассажиры встречаются с инспекторами Управления регистрации населения и иммиграции. Те, кто удовлетворяют нижеперечисленным жестким критериям, могут сразу же отправляться домой прямо на этом этапе:
* Привитые и выздоровевшие в Израиля. Выздоровевшие из-за границы направляются в гостиницу и должны пройти серологический анализ.
* Люди старше 70 лет
* Несовершеннолетние без сопровождающих лиц
* Нуждающиеся в уходе и инвалиды со значительным нарушением функциональности и перемещающиеся на инвалидном кресле
* Беременные после 20-й недели
* Лица, сопровождаемые опекуном
Если в семье этим критериям удовлетворяет лишь часть членов, семья будет разделена на тех, кто может отправляться домой, и тех, кто должен отправляться в гостиницу.
Критерии на усмотрение инспекторов
* Люди, не удовлетворяющие вышеуказанным критериям, но имеющие удовлетворительную медицинскую документацию, пройдут проверку представителя минздрава в аэропорту.
* Люди, не удовлетворяющие вышеуказанным критериям и не имеющие медицинской документации, будут направлены Службой тыла в гостиницу
Людьми, отказывающимися покинуть аэропорт, несмотря на принятое там решение, займется полиция.
2. В гостинице можно подать просьбу в комиссию по исключениям путем заполнения онлайновой формы, передаваемой в гостиницы службой тыла.
2 раза в день проводятся заседания комиссии по чрезвычайным случаям, и на этих заседаниях принимают решение о возможности отпустить человека домой на основании соответствующих справок. Невозможно отпустить домой пассажира (в любом состоянии) без решения этой комиссии.
По делу Дмитрия Яблонского
Что касается запроса "Вестей" о случае Д. Яблонского, то он не представил документов, позволяющих освободить его на домашний карантин, поэтому не будет отпущен домой".
0 - обсуждения статьи