Коронавирус и ваши права
Евгения Додина в фотосессии для "Вестей"

Евгения Додина: "Если мы живем в пьесе по сценарию Билла Гейтса, то мир изменится навсегда"

Самая известная актриса Большой алии рассказала о личной победе над коронавирусом в спецпроекте "Вестей" "Героини эпидемии" в честь 8 марта. Участницы проекта делятся пережитым и секретами персонального противостояния мировой беде

Ноа Лави |
Опубликовано: 28.02.21 , 23:50
3 צפייה בגלריה
Евгения Додина в фотосессии для журнала "Шарм"
Евгения Додина в фотосессии для журнала "Шарм"
Евгения Додина в фотосессии для "Вестей"
(Фото: Цвика Тишлер)
Пандемия коронавируса, безжалостно лишившая работы миллионы актеров по всему миру, оказалась бессильной перед израильтянкой Евгенией Додиной. В роковом 2020 году Додина завершила съемки в телесериале "Хазарот" ("Репетиции"), вышедшем на экраны Израиля зимой 2021 года, подписала контракт с государственным театром в Штутгарте на главную роль в пьесе "Визит старой дамы" Фридриха Дюрренматта, сыграла роль в популярном британском сериале "Убивая Еву" и даже удостоилась комплиментов от самого сэра Элтона Джона. Как актрисе удалось выйти победительницей из схватки с коронавирусом, она рассказала "Вестям" в интервью для спецпроекта "Героини эпидемии" накануне 8 марта.
Пока другие израильские актеры целый год сидели без работы, Евгения Додина провела его на сцене, играя в спектакле на не знакомом для нее немецком языке. Правда, вдалеке от родных - из-за эпидемических ограничений им даже не удалось приехать на премьеру в Германию. "Но мне грех жаловаться!", - утверждает актриса, с которой мы встречаемся в тель-авивском сквере, лицом к лицу, как в былые времена, когда о "зуме" еще никто не знал.
"Мне действительно очень повезло, причем несколько раз. Мы чудом успели закончить съемки сериала "Хазарот" 11 марта 2020 года, за считанные дни до начала первого израильского карантина. Если бы не это - неизвестно, какой была бы участь этой ленты. А затем под вопросом была моя поездка в Германию из-за закрытия аэропорта Бен-Гурион. Я уже думала, что все сорвется - но немецкая сторона не была готова отказываться от моего участия, так что летом я прилетела в Штутгарт и начала репетировать роль".
3 צפייה בגלריה
Евгения Додина в спектакле Визит старой дамы. Фото: личный архив
Евгения Додина в спектакле Визит старой дамы. Фото: личный архив
Реклама спектакля "Визит старой дамы" в Германии
(Фото: личный архив)
Везение требуется Додиной и сейчас: через несколько дней после интервью ей нужно возвращаться в Германию, но требуется разрешение комиссии по чрезвычайным случаям, так как аэропорт снова закрыт на карантин.
"Нам, артистам, к неопределенности не привыкать: это часть профессии, - признается Евгения. - Но нынешняя ситуация, конечно, выходит за рамки, потому что горизонт планирования нулевой, и стресс просто не прекращается, - особенно у нас в Израиле, потому что решения принимаются не по заранее объявленному плану, как в Германии, а в последнюю минуту. Проблема в том, что в немецком театре израильский бардак мало кого интересует: если я не вернусь к началу репетиций, то всех подведу и останусь без контракта".
В декабре 2020 года Евгения Додина отметила свой 56-й день рождения в кругу семьи, после полугода беспрерывной работы за границей. Год пандемии принес ей немало приятных сюрпризов, в том числе неожиданный комплимент от Элтона Джона за роль в одном из эпизодов сериала "Убивая Еву" (BBC).
"Эта роль досталась мне совершенно чудесным образом - однажды моя агент получила мейл от кастинг-менеджера сериала с предложением сыграть роль матери главной героини (Джоди Комер). Причем даже без проб, поскольку они видели меня в фильме с Бруно Ганцем "Когда убывает день" и решили, что я им подхожу. Съемки состоялись в конце 2019 года, в Израиле показ серии пришелся на весну 2020-го, особенно мной гордилась дочка, большая поклонница этого сериала".
В одной из сцен героини Додиной и Комер танцуют под песню Элтона Джона "Крокодилий рок" - и именно этот фрагмент привлек внимание автора. Элтон Джон опубликовал пост в соцсети Instagram, снабдив его комплиментами в адрес актрис.
"Я не очень сильна в соцсетях, но эта новость дошла до меня - и мой "почтовый ящик" на странице в сети просто взорвался от сообщений!, - признается актриса. - Больше всего меня потрясла мысль, что сам Элтон Джон смотрел эту сцену и она ему понравилась. Но это и есть магия кино: никогда не знаешь, кто, где и когда увидит фильм с твоим участием".
Казалось, что за этим успехом последуют и другие приглашения из-за рубежа - но вмешалась пандемия коронавируса. Страны одна за другой стали закрывать аэропорты, а карантинные ограничения грозили отменой всех планов - и потерей работы.
"Контракт с театром в Штутгарте я подписала в феврале 2020-го, - вспоминает Додина. - Уже успела получить добро и напутствие от директора театра "Габима", в котором работаю, - как стало понятно, что надвигается карантин. И действительно, полеты отменили, затем закрылись театры, отменились съемки и другие планы. Я осталась в Израиле и была уверена, что придется отказаться от мысли о главной роли, но немцы оказались очень настойчивыми. В июне, как только восстановилось авиасообщение с Германией, я вылетела на репетиции и таким образом большую часть года провела на сцене, это огромное счастье".
С государственным театром в Штутгарте у Евгении Додиной серьезный "роман": она два года была гостевой актрисой этого театра вместе с Итаем Тираном и Довале Гликманом, играя в пьесе ливанского режиссера Ваджи Муавада. Однако она не думала, что ее пригласят на контрактной основе на роль на немецком языке.
- Не было мыслей "а что, если не справлюсь"?
- Конечно, были. Несколько лет назад у меня была роль на немецком языке, тогда я его вообще не понимала и выучила роль фонетически, потому что она была большая и сложная. И я подумала - ну а что, справлюсь и на этот раз. Вернулась домой со сценарием, открыла его - и думаю "зачем я себе это устроила? Как я справлюсь с произношением?".
- Что помогает в такие моменты?
- Вспомнить, как я начинала свою жизнь на израильской сцене - с пьес Мольера и Достоевского на иврите, которым тогда вообще не владела. С тех пор мне приходилось играть на чужих языках, я знаю, как это делается, это техническая работа, требующая большого усердия - но это намного проще, чем, к примеру, выстроить образ. А вообще у меня в голове полный интернационал: заметки на тексте я пишу русскими буквами, и неважно, на каком языке сама пьеса - на иврите или немецком. А вот думаю я на иврите.
- Кстати об интернационале - в Израиле вам чаще всего предлагают "русские" роли, а за границей это не имеет никакого значения. Выходит, там шире горизонт?
- Я вообще об этом так не думаю. Мне важнее всего, чтобы роль была интересная, а на первом месте вопрос: кто режиссер и партнеры по сцене, потому что театр - это коллективная работа. Без искры, химии между партнерами, какая бы прекрасная роль ни была, результат будет посредственным.
►ТЕАТРАЛЬНОЕ ЛЕТО
Пока в Израиле актеры тетра и кино ходили на митинги, требуя разработать план по выводу из карантина сферы искусства, в Германии культурная жизнь довольно быстро восстановилась уже после первого карантина. Но - потребовала от артистов немалой изобретательности.
"В крупных театрах было разрешено принимать до 170 зрителей. Это, конечно, очень мало для зала вместимостью 700 человек, но все лето и до начала ноября мы играли на сцене, и так было по всей Германии, - вспоминает Додина. - Нам пришлось играть по несколько спекталей в день, настолько высокий был спрос у публики, билетов просто не было, они разлетались моментально. А затем постепенно начались ограничения на перемещения из города в город, затем театры закрыли, но репетиции продолжались все время".
- К чему было труднее всего привыкнуть?
- Играть перед полупустым залом. Даже не на половину, а на две трети. Это страшный сон любого артиста - а тут еще и спасибо нужно сказать, потому что другие вообще не работали. Но театр построен на взаимоотдаче, обмене энергией с публикой. Я нуждаюсь в зрителе не меньше, чем он - в актрисе на сцене. А еще было очень странно играть любовную сцену - на дистанции в три метра, без прикосновения.
- Как это?
- А вот так: в Германии в каждом театре свои правила. В нашем, к примеру, нужно держать дистанцию в 3 метра между актерами, в 2 метра - от публики, а если громко говоришь или кричишь - 4 метра. К этому сложно привыкнуть, но преимущество театра - в его гибкости и разнообразии средств выразительности, поэтому всегда можно найти выход. Именно поэтому меня так печалит, что в Израиле не сумели открыть театры в течение целого года. Я была сейчас в "Габиме", ходила на встречу с руководством. В театре все организовано идеально, можно было все это время по самым строгим стандартам играть спектакли... Убейте меня, не понимаю, почему полеты в Дубай в тесном самолете разрешены, а театр, где можно обеспечить дистанцию между посетителями - нет.
- Верите, что театр сумеет пережить этот удар и восстановиться после кризиса?
- Театр всегда приспосабливался к реальности, в этом его огромное преимущество: он адаптируется к любым условиям, так было на протяжении всей истории. Другое дело - что в Израиле театр не живет, а выживает. В других странах все иначе: там от театра требуется иметь интересную концепцию и хорошие постановки, этого достаточно для успеха. В нашей стране театры ведут борьбу за выживание, изо всех сил пытаясь оставаться актуальными, заполнять залы при мизерных бюджетах.
Полгода Додина провела в Штутгарте безвыездно, одна, вдалеке от близких, так как боялась вылететь в Израиль и потерять возможность вернуться из-за постоянно меняющихся распоряжений правительства. Как оказалось - оправданно, так как через считанные недели начался очередной карантин.
"В августе был перерыв на полтора месяца в работе, и я осталась в Германии, чтобы не рисковать возвращением. Использовала это время на занятия, до которых раньше не доходили руки. Начала активно учить немецкий, много ходила, благо погода стояла хорошая, а дома на ходьбу никогда не было времени. Вообще, коронавирус приучил меня ходить в спортивной обуви, отказавшись от каблуков. Это тоже одна из новых привычек, потому что в Германии совершенно другие расстояния".
3 צפייה בגלריה
Евгения Додина в спектакле Визит старой дамы. Фото: личный архив
Евгения Додина в спектакле Визит старой дамы. Фото: личный архив
Евгения Додина в спектакле "Визит старой дамы"
(Фото: личный архив)
- Не было одиноко в Германии, вдали от родных - и сейчас, когда непонятно, когда сможете увидеться снова?
- Мне никогда не бывает скучно с самой собой. Вообще быть наедине с собой - это не одиночество, тем более, что технологии позволяют видеообщение. Одиночество - это когда тебе не с кем разделить радость, некому позвонить. Поэтому я не страдала - я знала, что у моих близких все хорошо. Конечно, поначалу был шок, потому что в жизни я ни одного дня не жила одна, но в определенном смысле это дало возможность полностью сфокусироваться на работе. Это же известный выбор: на какую часть стакана смотреть. Можно скатиться в депрессию и тоску, а можно использовать полученное время себе во благо.
- Каким этот год был для ваших близких? Ведь у вас творческая семья (муж актрисы, Ави Беньямин - композитор и музыкант)...
- Для мужа коронавирус, как и для всех деятелей искусства, стал землетрясением - душевным, физическим, финансовым. Работы стало намного меньше, пришлось привыкать к виртуальному общению, к концертам в zoom. Это не всем легко, я до сих пор не привыкла, но надо благодарить за то, что есть. И за то, что благодаря эпидемии нам с семьей удалось провести больше времени вместе, чем за все годы до этого. В одно мгновенье все остановилось - и оказалось, что в отличие от домашних, мне дома хорошо. Муж с дочкой все хотели куда-то выйти, им было сложно смириться с ситуацией. А я даже получила удовольствие от ощущения, что ничего не пропускаю, никуда не нужно бежать.

►"Хочется посидеть в кафе, сходить в кино"

Вместе с тем в жизни Евгении Додиной не все так розово, как кажется. Ей пришлось отменить несколько проектов и отказаться от участия в съемках в Израиле просто потому, что не было возможности взять на себя обязательства по конкретным датам. Строить планы и в наступившем 2021 году актрисе очень нелегко: "Сложно говорить сейчас о планах. Назову их так: "мои надежды". Надеюсь вернуться в Германию и продолжить выступления, есть и другие предложения. До недавнего времени я практически не снималась в телесериалах, только за последний год стала активнее на этой платформе. Как-то не складывалось: те роли, что предлагали - не нравились, а то, что я хотела - там не хотели меня. Но с развитием технологий мир стал ближе, и возможностей больше".
- Чего бы себе пожелали в этом году?
- Больше всего хотелось бы снова встречаться с друзьями, посидеть в кафе, сходить в кино - так много качественных фильмов накопилось, которые мы не видели в кинозале. Не хочу больше смотреть фильмы по ссылкам в интернете, хочу красиво нарядиться и пойти на премьеру. Меня спрашивают: "Ты в Германии на шопинг ходила?". А зачем шопинг, если некуда это все носить? А еще у немцев есть традиция - после спектакля все идут в кантину, это вроде ресторана: и актеры, и публика, никто домой сразу не разбегается. И все это сейчас невозможно, вот по этому скучаешь - по живому контакту с людьми.
- Если взять за аксиому цитату Шекспира о том, что вся жизнь театр, и люди в нем - актеры, представим, что эта история с эпидемией - часть сценария. Какой у нее будет конец?
- В зависимости от того, кто режиссер. Я думаю, что наша жизнь уже серьезно изменилась, и мы пока все еще в отрицании, и прекрасно, что так. Последствия будут с нами еще очень долго: безработица, душевная травма, перенесенная детьми, и дыра в образовании, которая в будущем очень дорого обойдется. Билл Гейтс сказал, что это "только начало". Будем надеяться, что его сценарий - лишь один из возможных, и что Гейтс не получит должность главного режиссера.
0 - обсуждения статьи