Коронавирус и ваши права

Израильтяне в депрессии, очередь к психологу - через год: неизвестное последствие эпидемии

Дефицит кадров в сфере психологической помощи населению существовал и до эпидемии, но сейчас принял угрожающие масштабы

Адар Гиль-Ад, Ynet |
Опубликовано: 19.02.21 , 22:09
1 צפייה בגלריה
коронавирус депрессия
коронавирус депрессия
(Фото: shutterstock)
Четыре миллиона израильтян уже сделали прививку и, скорее всего, эпидемию удастся победить. Однако удар по душевному здоровью граждан может оказаться куда сильнее, чем считалось ранее. Люди жалуются, что невозможно назначить очередь к психологу ни себе, ни детям - специалисты нарасхват, и визита можно ждать целый год. Об этом стало известно в пятницу, 19 февраля.
Форум за доступную психотерапию обнародовал информацию, дающую представление о масштабах проблемы. Еще до начала нынешнего кризиса израильская система психиатрической и психологической помощи (бриют ха-нефеш) страдала от серьезной нехватки врачебных ставок. Ожидание приема у специалиста длилось месяцами, а постановка диагноза могла занять год. Эпидемия коронавируса, из-за которой потребность граждан в такой помощи возросла, лишь усугубила и без того сложную ситуацию.
Эфрат, мать 15-летней девочки, знакома с этой ситуацией не понаслышке. Вот уже долгое время она пытается добиться психотерапевта для дочери, пытавшейся наложить на себя руки. "Через полгода после просьбы о лечении дочь, наконец, встретилась со специалистом, - рассказывает Эфрат. - Однако после двух сеансов она вновь вынуждена ждать своей очереди. У моей дочери диагностирована депрессия, но она не получает никакого лечения".
Михаль, мать 9-летней девочки, девять месяцев ждет постановки диагноза. "Это ужасно, - говорит она. - Государство бросает нас на произвол судьбы. Всем наплевать, что сама я не могу обеспечить ребенку необходимую помощь. Мы ждем нашей очереди с мая 2020 года. Клиника, в которой нас должны принять, расположена в полутора часах езды от дома. Отчаявшись, я даже привезла дочку в больницу, чтобы поскорее оказали ей помощь. Но это не помогло: девочку не сочли опасной для себя и посоветовали терпеливо дождаться своей очереди. До чего докатилась наша страна: отчаявшаяся мать привозит дочь в приемный покой психиатрического отделения, а ее отправляют обратно домой".
Вот лишь некоторые цифры, свидетельствующие о бедственном положении системы "бриют ха-нефеш". По данным форума, в этой области медицины существует всего 165 ставок. До начала эпидемии требовалось 1550 дополнительных ставок, чтобы удовлетворить потребности пациентов. Теперь же, в разгар кризиса, нехватка составляет 2064 ставки.
В сфере реабилитации пациентов, страдающих от душевных проблем, работает всего 220 специалистов. До эпидемии требовалось 2150 дополнительных ставок, сегодня нехватка составляет 2961 ставку.
Острый дефицит специалистов ощущается также и в таких сферах, как трудотерапия и клиническая психология. В целом, отмечают представители форума, в системе "бриют ха-нефеш" имеется 3415 ставок. До коронакризиса требовалось 7740 дополнительных ставок, а сейчас - 11.395.
"Тяжелые психологические травмы, нанесенные гражданам в период эпидемии, будут еще долгие годы ощущаться в израильском обществе. Во многом - из-за отутствия доступной помощи, - подчеркивает доктор Юваль Гирш, председатель профсоюза психологов. - Уже сейчас за помощью обращаются в несколько раз больше людей, чем раньше. А скоро на нас обрушится цунами подобных обращений. Справиться с этой волной практически невозможно, учитывая острую нехватку кадров".
По словам доктора Гирша, душевную травму вакциной не вылечишь. Психологические и психиатрические последствия эпидемии будут сопровождать нас еще много лет. "Без лечения люди будут восстанавливать силы долгие годы, - отмечает он. - Если мы не окажем им помощь в реабилитации, нам никогда не выйти из кризиса".
Боаз, врач, работающий в коронавирусном отделении, отказался от мысли дождаться очереди у психолога. "Ждать приходится так долго, что это теряет смысл", - говорит он.
Боаз рассказывает, что ему пришлось пережить на работе. "Год назад началась моя стажировка в терапевтическом отделении. А всего через месяц наше отделение стало коронавирусным. Мы оказались перед лицом новой болезни, о которой никто ничего не знал. У нас не было никакой методики лечения. Родственники спрашивали нас о пациентах, но мы не знали, что произойдет с ними через два часа. Во время первой волны больные, в основном пожилые, лежали в палатах в полном одиночестве, и мы были единственными живыми людьми, к которым они могли обратиться. Такое не забудется никогда. Но, видимо, мне придется бороться с посттравматическим стрессовым расстройством своими силами", - подытоживает он.
■ Подробности на иврите читайте здесь
Перевод: Гай Франкович
0 - обсуждения статьи