выборы 2021
Коронавирус и ваши права

Гидеон Саар - "Вестям": "Моя партия будет говорить и по-русски"

В интервью "Вестям" политик рассказывает о планах на будущее, о новых репатриантах, о супруге, говорящей по-русски, о явлении "бибизма" в израильской политике и конечно же – о своих сложных отношениях с Биньямином Нетаниягу

Игорь Молдавский |
Опубликовано: 15.12.20 , 06:38
2 צפייה בגלריה
גדעון סער
גדעון סער
Гидеон Саар
(Фото: Ури Давидович)
В интервью "Вестям", которое стало первым для русскоязычной прессы после ухода из Ликуда и провозглашения собственной партии, Гидеон Саар рассказывает о планах на будущее, о новых репатриантах из стран бывшего СССР, о супруге, говорящей по-русски, о явлении "бибизма" в израильской политике и конечно же – о своих сложных отношениях с Биньямином Нетаниягу.
Гидеона Саара, напомним, называют "последним из поколения ликудовских принцев", которые сумели сохранить позиции в партии, в последние годы более всего ассоциирующейся с Биньямином Нетаниягу. Политик признается, что решение покинуть партию, которую считал своим домом, далось ему нелегко. Он пробовал различные пути, даже покинул на время большую политику. После возвращения бросил открытый вызов Нетаниягу - и проиграл.
И что теперь? В преддверии новых выборов Саар (настоящая фамилия его отца - Зареченский) объявил о создании собственной партии и заявил, что будет бороться за власть. Если верить опросам, то безымянная пока партия Саара окажется второй по величине политической силой в стране.
Так способен ли Саар совершить то, что сегодня кажется невозможным: создать в Израиле правительство без участия Биньямина Нетаниягу и Ликуда? И какой вообще будет его партия?
2 צפייה בגלריה
נתניהו ליכוד הליכוד גדעון סער
נתניהו ליכוד הליכוד גדעון סער
Нетаниягу и Саар
(Фото: Шарон Равиво)
- Г-н Саар, на пресс-конференции вы сообщили, что создаете партию власти и альтернативу Ликуду. Планируете ли вы обратиться к русскоязычным избирателям, будут ли в вашем списке и люди, говорящие по-русски?
- Без сомнения, мы обратим немало внимания на проблемы русскоязычных репатриантов, и в списке будут говорящие по-русски граждане. Мне всегда были небезразличны интересы и нужды новых репатриантов из бывшего СССР. Это прекрасная волна алии, которая в немалой степени продвинула государство. И давайте не забывать, что и моя супруга Геула Эвен неплохо владеет русским языком.
- Когда вы сообщили о создании собственной партии, то пытались объяснить, что привело вас к этому решению. Но все же – многое осталось непонятным. Вы на время покинули политику, затем вернулись в правящую партию. Неужели вы верили, что современный Ликуд можно изменить изнутри?
- Если бы я в это не верил, то не выставил бы свою кандидатуру ровно год назад на праймериз против Нетаниягу. Я был тогда уверен, как уверен и до сих пор, что он ведет Ликуд в неправильную сторону. К сожалению, тогда я проиграл. Но получил поддержку почти 30% членов Ликуда.
- Что заставило вас изменить решение именно сейчас?
- Все, что произошло в последний год. В особенности когда мы наблюдаем за результатами работы правительства Нетаниягу по преодолению кризиса коронавируса. Учитывая все это, я принял решение: Ликуд больше не может быть моим политическим домом. Тогда я решил выйти на новый путь и основать движение, которое будет соответствовать моим политическим убеждениям.
- Насколько вас удивили благосклонные опросы общественного мнения?
- Я всегда знал, что могу рассчитывать на широкую поддержку. Но нужно помнить, что это всего лишь опросы, основная работа еще впереди. Надеюсь, что когда мы представим хорошую команду, часть которой сегодня находится в кнессете, а часть составят новые лица, профессионалы своего дела, то сможем достичь даже лучших результатов, чем сейчас.
- Вы прекрасно понимаете, что найдутся те, кто назовет ваше движение очередным модным поветрием или очередной партией "только не Биби". Что вы ответите критикам?
- Что это абсолютно не так. Я не сторонник говорить "только не это", а представляю альтернативу. Давайте откровенно: "бибизм" – это не синоним понятию "правый лагерь". Есть правый лагерь государственного толка (мамлахти), есть либеральные правые, идеологические правые – никто из них не отождествляет себя с "бибизмом". Если мы взглянем на политическую карту Израиля, то поймем, что большинство правого лагеря сегодня находится за пределами Ликуда.
- Что происходит с современным Ликудом?
- Эта партия полностью изменилась. Когда-то это было национальное и государственное движение, которое превратилось в нечто совершенно иное. И это образование полностью подчинено интересам одного человека - Нетаниягу. Я не верю в этот путь, он неверный. Поэтому прежде всего я был вынужден покинуть Ликуд, поскольку больше не мог поддерживать эту партию. Вторая задача – повести за собой большую группу людей, которые находятся справа от центра, которые ищут альтернативу нынешнему Ликуду и не могут ее найти.
- Сегодня раздаются голоса, утверждающие, что Нетаниягу чуть ли не ведет страну к тоталитаризму. Вы можете согласиться с этими заявлениями?
- Я стараюсь нести ответственность за свои слова и за свои формулировки. Не знаю, кто утверждает подобное, я делаю свои заявления самостоятельно. Я вижу, что в стране сложилась ситуация, когда каждый, кто не согласен с Нетаниягу или представляет ему альтернативу, автоматически превращается в предателя, левака и вызывает огонь на себя. Я считаю, что отношение к политическим противникам и вообще к людям должно быть уважительным. Каждый, кто думает иначе, прежде всего мне брат. Я могу считать, что он ошибается, и разъяснить - почему, но он мой брат. Меня очень беспокоит низкий уровень общественной дискуссии в стране в последние годы. Это приводит к тому, что мы забываем о том, что нас объединяет.
- Несмотря на все призывы "жить дружно", понятно, что личные нападки и оскорбления в ваш адрес – лишь вопрос времени…
- Во-первых, они уже начались. Во-вторых, мне не привыкать: меня называли предателем, еще когда я выставил свою кандидатуру на праймериз, тогда по мне палили изо всех орудий. Но если я иду верным путем, то личные нападки не мешают. А ответ на них я дам на избирательных участках. Давайте не забывать, что речь идет о нападках, которые являются полной неправдой и не имеют под собой никакой базы.
- Ликуд, как известно, шел на последние выборы вообще без избирательной программы. У вас будет таковая?
- Конечно, и она будет представлена в ближайшее время. Мы только начинаем оформление новой партии. И мое мировоззрение ни для кого не тайна: каждый, кто следит за моей деятельностью, знает, что я думаю по всем самым насущным проблемам – как-никак 20 лет в политике. Но мы все равно представим подробную программу по всем темам. Еще раз повторю: мы – правоцентристская партия с реалистическим подходом к ближневосточной политике и без левого прекраснодушия по отношению к нашим врагам.
Мы будем бороться за наши права в нашей стране. Это ведь всегда было подходом Ликуда. Но мы - против точечных атак на государственные структуры. Мы также считаем, что есть серьезная проблема в госсекторе, который не справляется со своими задачами – эпидемия четко продемонстрировала это. Уровень как политической системы, так и всего госсектора очень низкий и катится дальше вниз. Необходимо привести туда новые силы, чтобы продвигать страну вперед.
- И все же – чем ваша партия будет отличаться от той же Партии центра или Кахоль-Лаван? Не идеологически, а принципиально?
- Прежде всего все это – типичные левые партии, мы совершенно в другой стороне. Мы будем продвигать реформы – например, в области законодательства и в других. А левые партии выступают против любых изменений и превозносят нынешнюю ситуацию. Мы считаем, что систему нужно исправить, а не разрушать, как это предлагают делать отдельные горячие головы. Нам есть что менять: в следственных органах, прокуратуре и т. д. Поэтому мы будем максимально честны с избирателями.
- Вы сказали, что не войдете в правительство Нетаниягу, если тот создаст его, и не пригласите его на министерскую должность в правительстве под своим руководством…
- Хочу пояснить свою мысль. Я против бойкотов, потому что уважаю людей. Я уважаю г-на Нетаниягу как человека, он достиг успехов на международной арене, которые продолжаются и сейчас. Но если я считаю, что продолжение его управления страной приносит больше вреда, чем пользы, то прошу у избирателей сменить его. Совершенно недостойно в данной ситуации даже планировать, как я собираюсь войти в его правительство. Это элементарные демократические нормы: тот, кто считает себя альтернативой, идет на выборы. Если он побеждает, то формирует правительство. Проигрывает? Идет в оппозицию. И поскольку я считаю, что продолжение правительства Нетаниягу приносит больше вреда, чем пользы, то не буду готов возглавить министерство в его правительстве. Я создаю собственную партию, чтобы представить альтернативу Нетаниягу, а не помочь создать шестое правительство под его руководством.
- И все же – Нетаниягу может возглавлять правительство с тремя обвинительными заключениями?
- Ответ положительный: может, потому что так постановил БАГАЦ – причем единогласно, это юридический аспект. Второй вопрос – может ли Нетаниягу занять пост министра в моем правительстве. А вот здесь ответ отрицательный, не потому что мне этого не хочется, а потому что закон этого не позволяет. Все просто.

0 - обсуждения статьи