Большая алия. 30 лет спустя
Коронавирус и ваши права

Натан Щаранский: русскоязычных репатриантов называли мафией, а они стали элитой Израиля

Он проложил советским евреям путь в Израиль ценой собственной свободы. В год 30-летия алии из СССР Натан Щаранский выпустил книгу о своей жизни. А что он думает о русскоязычных репатриантах, Нетаниягу, коронавирусе? Большое интервью для газеты "Едиот ахронот"

Эти Абрамов, Едиот ахронот |
Опубликовано: 27.09.20 , 15:08
Натан ЩаранскийНатан Щаранский
Натан Щаранский
(Фото: Алекс Коломойский)
Натан Щаранский по-прежнему носит свою фирменную кепку с козырьком и с гордостью отмечает 30-летие Большой алии из бывшего СССР, начавшейся в 1990 году. Несмотря на существующие до сих пор в израильском обществе неприятные стереотипы в отношении русскоговорящих репатриантов, речь, на его взгляд, идет о подлинной истории успеха. В эти дни знаменитый узник Сиона и лауреат государственной Премии Израиля выпускает автобиографию. Об этом он рассказал в интервью изданию "Едиот ахронот".
Натана Щаранского трудно вывести из равновесия. Бывший узник Сиона и израильский министр многое пережил за 72 года своей непростой жизни. В запасе у Щаранского множество забавных историй. Он говорит не переставая, с готовностью делится своими мыслями. Но как только речь заходит об одном человеке, Щаранский начинает тщательно подбирать слова. Этого человека зовут Биньямин Нетаниягу.
История отношений между ними насчитывает несколько десятилетий и уходит корнями в тот период, когда Щаранский сидел в советской тюрьме, а Нетаниягу служил в израильском посольстве в Вашингтоне, а затем занимал пост представителя страны в ООН. "Биби внес огромный вклад в борьбу за мое освобождение, - напоминает Щаранский. - Он много помогал моей жене Авиталь. Даже тогда, когда израильский истеблишмент не спешил оказывать ей помощь".
- Как, на ваш взгляд, он справляется с нынешним кризисом? - Во время первой волны эпидемии Биби действовал так, как ни один глава правительства в мире. Я очень хотел, чтобы было сформировано правительство национального единства. Об этом я говорил и с ним, и с Ганцем. Когда это наконец случилось, я был страшно рад. Но теперь я разочарован. К сожалению, правительство не функционирует так, как того требует ситуация. У правительства национального единства есть множество недостатков, но имеется одно неоспоримое преимущество - слаженная совместная работа. Однако с этим правительством подобного не произошло, и это печально. Я слушаю Биби, слушаю Ганца - что-то там не срабатывает. Может быть, Нетаниягу следовало проявить большую готовность к компромиссу, а Ганцу - проявить лидерство. Меня не впечатляют популистские лозунги обоих лидеров. Я вижу то, что вижу: во время первой волны коронавируса было ясно, что ситуация под контролем. Сейчас этого не наблюдается".
Нетаниягу и Щаранский Нетаниягу и Щаранский
Нетаниягу и Щаранский
(Фото: Хаим Цах, ЛААМ)
- Вы часто общаетесь с премьер-министром? - Мы дружим. В последнее время он очень занят. Я считаю, что с ним поступают несправедливо. Если вам кажется, что премьер-министр должен уйти в отставку, идите на выборы. Так это работает в демократических странах. С другой стороны, мне не нравится то, что делают с судебной системой. Я познакомился с Мандельблитом, когда он занимал пост секретаря правительства. Я доверяю этому человеку так же, как я доверяю судебной системе, несмотря на всю критику в ее адрес.
- На ваш взгляд, глава правительства может занимать свой пост после выдвижения против него обвинительного заключения? - Биби действует в соответствии с законом. Если вы считаете, что это неправильно, меняйте закон, создавайте партию, которая займется изменением соответствующего законодательства. Но если у вас нет большинства, вы не сможете ничего изменить. Иначе - идите на выборы и побеждайте. Вы не можете говорить: "Выборы состоялись, но мы не согласны с результатами". Если бы я возглавлял левый лагерь, я бы хорошенько подумал, что произошло в стране, почему мой политический лагерь потерял голоса. Разве в этом виноват Биби?
- А кто? - Сами левые, поставившие все на мирный процесс, и Норвежские соглашения.
- Вы ведь профессиональный шахматист. Как вы думаете, в политических шахматах Биби нет равных? - Биби отлично играет в шахматы - в сравнении с другими политиками. Однажды мы с ним даже сыграли вничью. Эхуд Барак, в отличие от него, играет, как маленький мальчик.
- Чем закончится судебный процесс против Нетаниягу, по-вашему? - Я умею прогнозировать будущее еврейского народа, но не исход судебного процесса.

Натан Щаранский в кнессете Натан Щаранский в кнессете
Натан Щаранский в кнессете
(Фото: Гиль Йоханан)
С тех пор как два года назад Щаранский завершил свою деятельность на посту главы Еврейского агентства Сохнут, он старается держаться в стороне от общественной жизни. Но при этом пристально следит за происходящим в стране. Поскольку он живет в Иерусалиме, то не понаслышке знает о манифестациях на улице Бальфур и, будучи известным борцом за свободу, понимает претензии демонстрантов, протестующих против чрезмерного полицейского насилия.
"Полиция должна кардинально пересмотреть свои действия. Я всегда солидарен с человеком, чьи права нарушаются, - говорит Щаранский. - Однако солидаризироваться с демонстрантами, отказывающимися признать результаты свободных выборов и стремящимися сменить недемократическим путем главу правительства, я не могу. Я также против тех ликудников, которые говорят: зачем нужен суд, если народ выбрал Биби?".
Книгу, носящую название Never Alone, Натан Щаранский написал в соавторстве с американским историком Гилем Троем. В ней биография Щаранского, правозащитника и узника Сиона, используется в качестве основы повествования о современном еврействе. Авторы пытаются объяснить, почему евреи Израиля и диаспоры должны поддерживать между собой открытый и плодотворный диалог. На вопрос, почему книга выходит на английском языке, Щаранский честно отвечает, что израильских издателей идея книги не заинтересовала.
- Как родилась идея написать такую книгу? - Мне хотелось показать, насколько, несмотря на все разногласия, наш народ един. Единственный способ дальнейшего существования еврейского народа - договориваться между собой. Американские евреи не проявляют порой достаточного понимания наших проблем с безопасностью, вынуждающих Израиль действовать тем или иным способом. С другой стороны, в Израиле отказываются понимать важность различных течений в американском еврействе. Если вы хотите быть общееврейским домом, вы обязаны принимать все течения в иудаизме.
- Ваша супруга Авиталь придерживается ортодоксального иудаизма. Она разделяет ваш подход? - Авиталь работала с реформистами, и у нее не было с этим никаких проблем. У нас есть друзья, по-разному относящиеся к вере, от этого они не становятся менее близкими. Меня до сих пор спрашивают, неужели я все еще светский еврей. Мне неясен этот вопрос. Мы верующие люди, у нас кошерный дом, мы соблюдаем шабат, наши дочери учились в религиозно-национальной школе.
Натан Щаранский и Шимон Перес Натан Щаранский и Шимон Перес
Натан Щаранский и Шимон Перес
(Фото предоставлено Натаном Щаранским)
Всемирно известный правозащитник и борец за свободу Натан Щаранский присутствует в израильском общественном сознании вот уже почти 50 лет. Несмотря на то что с момента его освобождения в 1986 году прошло несколько десятилетий, в семье Щаранского дважды проводят пасхальный Седер: один, обычный, во время Песаха, второй - в день, когда Натана освободили из советской тюрьмы. В этот день он надевает кипу и рассказывает свою семейную историю.
Щаранский родился в Донецке. В начале 1970-х он стал заметным советским диссидентом-правозащитником. Именно тогда появился его фирменный знак - армейская кепка. У него в офисе до сих пор хранится кукла из популярной в 1990-х годах сатирической телепрограммы "Харцуфим", где политики были представлены в виде кукольных образов. В тот период он занимал пост министра абсорбции. "Когда я стал голосом советских узников Сиона в Москве, я встретился с американским евреем. Он сказал мне: вы напоминаете мне бойцов ЦАХАЛа. Это был для меня невероятный комплимент. Он мне и подарил израильскую армейскую кепку, которую можно видеть на многих фотографиях".
В марте 1977 года Щаранский был арестован по обвинению в измене Родине и антисоветской агитации. На суде его обвинили в шпионаже и оказании иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР. Обвинение утверждало, что шпионаж заключался в сборе и передаче на Запад списков лиц, которым было отказано в выезде из СССР, и что эти списки содержали материалы о 1300 лицах, располагавших военными и иными секретами. Щаранский был приговорен к лишению свободы сроком на 13 лет с отбытием первых трех лет в тюрьме, а последующих - в колонии строгого режима. Щаранский не сломался, он вступал в споры с руководством тюрьмы, держал голодовки, отстаивал свои принципы. В феврале 1986 года в результате международных усилий, которые координировала его жена Авиталь, переехавшая к тому времени в Израиль, Щаранский был освобожден - после 9 лет заключения. В аэропорту его встречали премьер-министр Шимон Перес и министр иностранных дел Ицхак Шамир.
- Каково ваше мнение о сегодняшней России и Путине? - Как правозащитника меня всегда разочаровывает, что власть отступает назад в вопросе прав человека. Нет сомнений, что Путин отступил на много шагов назад. Суды потеряли независимость, оппозиция находится под колоссальным прессингом, а то, что происходит с журналистами, не выдерживает никакой критики. Вместе с тем утверждать, будто Россия вернулась во времена советской диктатуры, неверно. Это все еще слишком далеко от той абсолютной диктатуры, которая существовала в СССР.
- В эти дни мы отмечаем 30-летие русской алии. Вы довольны тем, какое место занимают русскоговорящие репатрианты в израильском обществе? - Об этой алие говорили много плохого. Мол, это алия проституток, мафиози и стариков. Вспомните хотя бы заявление министра социального обеспечения Оры Намир. Однако русские олим в течение полутора поколений полностью вписались в израильское общество и даже стали его элитой.
■ Подробности на иврите читайте здесь
Перевод: Гай Франкович
0 - обсуждения статьи