Меню
Алекс и Лиран на кухне

Видео с больничной кухни: вот чем кормят в Израиле пациентов с коронавирусом

Заведующей кухней больницы "Ха-Шарон" Алекс Глузман рассказал о работе в необычных условиях и о любимых блюдах больных

Алекс Глузман, заведующий кухней больницы "Ха-Шарон"
Алекс Глузман, заведующий кухней больницы "Ха-Шарон"
О том, как лечат больных коронавирусом в Израиле, написано и снято уже много. Но чем их кормят в израильских больницах? И как работает больничная кухня с этими необычными пациентами? Об этом в пятницу, 1 мая, рассказали заведующий кухней больницы "Ха-Шарон" Александр (Алекс) Глузман и шеф-повар Лиран Азури.

 

В начале эпидемии больница "Ха-Шарон" в Петах-Тикве была полностью переоборудована под прием пациентов с COVID-19. Работу больничной кухни тоже пришлось перестроить.

 

Сейчас на этой кухне заняты 28 человек. Им впервые пришлось столкнуться с тем, что ни одного больного не навещают близкие и никому не приносят домашнюю еду.

 

Заболевание тянется в среднем 18 дней, а часто и дольше, и люди естественным образом скучают по привычной пище.

 

"Из-за коронавируса нам приходится работать в новом режиме. Больные не получают еду из дома и не могут встречаться с близкими. Поэтому мы готовим для каждого индивидуально. Кому-то - обычные домашние блюда, другим - суши, если человек по ним соскучился. Мы умеем воспроизвести блюдо любой кухни - русской, марокканской, йеменской. Пытаемся приготовить все, о чем просят больные, и максимально разнообразить рацион".

 

 

В эти дни Алекс и Лиран работают с утра до ночи.

Алекс Глузман и Лиран Азури
Алекс Глузман и Лиран Азури
"Я женат, у меня трое детей и двое милейших внуков, - продолжает Алекс. – Но сейчас я не могу с ними видеться и очень по ним скучаю. Мы работаем дни и ночи, чтобы обеспечить питанием больных и медперсонал".

 

Лиран поддерживает: "Я почти не бываю дома. Мой ребенок только начал ходить, а я пропускаю эти моменты, потому что вынужден находиться на работе".

Шеф-повор за работой. Фото: частный альбом
Шеф-повор за работой. Фото: частный альбом
Повара начинают работу рано утром, в 6:00. "Мы готовим от всего сердца, потому что знаем: еда важна не меньше лекарств, а вкусная еда позволяет больным в изоляторе почувствовать себя почти как дома", - говорят Алекс и Лиран..

 

Кухонная бригада. Фото: частный альбом
Кухонная бригада. Фото: частный альбом
 

Алекс рассказал, как все на кухне радуются при известии, что еще одного больному стало легче, и у него появился аппетит. 

 

"Как-то мы получили от медсестры сообщение, что пятеро больных выведены из искусственной комы, отключены от ИВЛ и просят поесть. Мы тут же встали к плите и приготовили то, что положено в их состоянии, - мягкие котлетки и пюре", - говорит Алекс.

 

"Работать в больнице для коронавирусных больных очень тяжело, - признается он. – Тяжело слушать известия о смерти. Больно до слез... Что же касается нашей кухни, то мы маленькая, но сплоченная команда. Как семья. И не важно, какого ты происхождения - русский, еврей, араб. Во время работы у нас принято включать музыку: готовим - и поем. Так мы сами заряжаемся позитивной энергией и передаем ее продуктам. Правда, в нынешние времена чаще приходится слушать новости. Мы все волнуемся за то, что происходит".

  

О страхе заражения

По словам Алекса, работа на кухне организована в строгом соответствии с правилами санитарной безопасности. "Здесь все чисто и стерильно, - говорит он. – Мы начинаем рабочий день с мытья рук специальным дезинфицирующим средством, измеряем температуру каждому сотруднику. И только после этого приступаем к работе".

 

Медперсонал в больнице "Ха-Шарон" сейчас ест только из одноразовой посуды, чтобы избежать риска заражения. Больным коронавирусом еду поставляют на личном одноразовом подносе. Все, что остается, немедленно отправляется в биологический мусор. Ничего не возвращают на кухню. Прямых контактов с поварами, в отличие от обычных больниц, тоже нет. Но пациенты находят способ высказать благодарность.

 

"Больные присылают сообщения и даже звонят со словами, как им понравилась еда. Многие говорят: здорово, прямо как дома. Другие: "Ваша еда помогает нам выздороветь. У одного пациента был день рождения, так мы испекли для него торт. Вот в отделении был праздник", - рассказывает Алекс.

 

А что едят сами повара?

 

"Больше всего я люблю готовить яблочный штрудель, - делится Алекс. - Он давно превратился в символ нашей больницы. Все по запаху знают, что я его делаю. Стоит врачу или больному отведать кусочек моего штруделя, как они просят еще. Но сам я больше всего люблю есть шварму Лирана. Не только я, все сотрудники нашего отдела. Тут за ней очередь выстраивается".

 

Все работники кухни ждут не дождутся прекращения эпидемии, чтобы снова можно было подавать всем легендарную шварму.

 

Как кормят детей в израильской больнице: фрукты, салаты и горячее, как в ресторане