Меню
Фото: Рои Идан

Израильтяне вышли из карантина – и ринулись в парикмахерские и салоны красоты

Спрос на стрижку, маникюр и педикюр превзошел все ожидания. В магазинах клиентов немного

Парикмахерская в Беэр-Шеве. Фото: Рои Идан
Парикмахерская в Беэр-Шеве. Фото: Рои Идан
"Такого у нас еще не было: телефон звонит без передышки, очередь уже расписана на неделю вперед, все к нам рвутся как сумасшедшие," - сказала корреспонденту Дженни Райцес из салона красоты "Далаль" в Беэр Шеве, открывшегося в воскресенье, 26 апреля, после полуторамесячного перерыва.

 

Подключайтесь к Telegram-каналу "Вестей"

 

Ослабление ограничений, введенных в рамках борьбы с коронавирусом, позволило вернуться к работе тысячам магазинов, парикмахерских, маникюрных и косметических салонов, кафе и ресторанов. По сути, в Израиле работают все предприятия, расположенные вне торговых центров.

 

Одним из первых, кто отправился в парикмахерскую, был гендиректор минздрава Моше Бар Симан-Тов – тот самый, кто настаивал на максимально медленном выходе из карантина. Усевшись в кресло, он сделал селфи и опубликовал его на своей странице в Twitter с подписью: "В добрый час".

 

Шарон Хен-Конопни, владелица сети салонов красоты NOK Beauty, встретила корреспондента Ynet с улыбкой до ушей. "Я еще на исходе субботы посадила девочек на телефоны, заказов просто море, не успеваем принимать, - сказала она. - Маникюр нужен всем, педикюр – почти всем, на дворе вот-вот лето".

 

Пока работает только головной салон сети – самый большой. Но и площадь, и объем заказов, и запас средств инвидуальной защиты позволяют загрузить работой мастеров, которые обычно работают в других салонах.

Сарит Равид, мастер салона красоты в Тель-Авиве. Фото: Шахар Гольдштейн
Сарит Равид, мастер салона красоты в Тель-Авиве. Фото: Шахар Гольдштейн
 

Заработал и киоск у рынка в Яффо. Виктор, продавец фалафеля, сказал, что настроение у него хорошее: что может быть лучше, чем заниматься любимым делом после полутора месяцев вынужденного безделья?

 

На вопрос о том, как он провел эти полтора месяца, Виктор ответил: "Сидел у телевизора, пил кофе, стакан за стаканом, и толстел. Ничего хорошего".

 

"Есть на месте пока нельзя, - объяснил Виктор, - зато надо следить, чтобы у прилавка не толпились, соблюдали дистанцию. Торгуем навынос. Кто-то покупает еду в обеденный перерыв, кто-то уносит домой. Надеюсь, им и дома будет вкусно".

 

Ни ссуд, ни пособий: владельцы малых бизнесов протестуют в Тель-Авиве

 

Ожидает ли торговец фалафелем помощи от государства? Нет. Но ведь правительство обещало помочь!

 

"Нам много разного обещали, - говорит Виктор. - Например, что будет мир. Не надо ни на кого рассчитывать, разве что на моих покупателей. Они меня не забывали, постоянно звонили, писали, спрашивали, когда киоск снова откроется. Теперь надо жить дальше".

Иллюстрация: shutterstock
Иллюстрация: shutterstock
  

На улице Ахуза в Раанане тоже возобновилась торговля, но покупателей пока маловато. Сигаль Хаим, владелица магазина одежды, считает, что правительство разрешило бизнесам работать, чтобы избежать массовых протестов, заткнуть торговцам рот.

 

"Где логика? - спрашивает Сигаль. - Магазин открыт, но людям по-прежнему запрещено отдаляться от дома больше чем на 100 м. Откуда возьмутся покупатели?"

 

По словам Сигаль, проблема не только в том, что за полтора месяца ее магазин не заработал ни шекеля. В конце февраля она получила партию товара, который теперь никому не нужен – праздники прошли, сезон дождей позади, люди ищут легкую одежду на лето. Товар лежит на складе, удастся ли его продать – неизвестно. А это десятки тысяч шекелей.

 

Можно ли навестить бабушку, сделать массаж и отойти на 100 метров от дома: минздрав разъясняет

 

Сигаль Хаим не сидела без дела, пока магазин был закрыт. Она шила защитные маски. Нашла качественную ткань, которая используется для пошива гидрокостюмов, и села за швейную машину.

 

"Я полтора месяца не видела внука, - рассказывает женщина. – Только на днях мы увиделись, он меня не узнал и разрыдался – будто я не бабушка, а чудище какое-то".

Шмуэль Гарбер в своем магазине. Фото: Барэль Эфраим
Шмуэль Гарбер в своем магазине. Фото: Барэль Эфраим
 

Шмуэль Гарбер, владелец магазина религиозной литературы и иудаики, считает, что до возвращения к старым временем еще далеко: "У людей и так не хватает денег, они боятся потратить лишний шекель, а нам, торговцам, приходится на всем экономить. Пройдет еще немало времени, пока мы выберемся из минуса".

 

Рубин Таль, владелица салона красоты "Левана ве-Рубин", утром 26 апреля обслужила клиентку – первую за полтора месяца. "Как же я соскучилась по людям, - сказала она корреспонденту Ynet. - У меня тут все как в аптеке – перчатки, маска, защитные очки, дезинфекция, электронный термометр. Понятно, что из убытков я буду вылезать еще долго, но ничего не поделаешь, все мы в одной лодке".

 

Первой клиенткой Рубин стала 76-летняя Эльвира Гренер. "Как только пришло сообщение о том, что салон открывается, я позвонила и назначила очередь, - рассказала она. -  Давно пора, а то ногти отросли, выглядят неопрятно. Чтобы жить, человеку нужна не только пища. Маникюр – тоже необходимость, без него нельзя!"

 

• Читать подробнее на иврите - здесь

Коронавирус в Израиле - все последние обновления