Меню
Алекс и Кармит - медики-добровольцы. Фото: Нахум Сегаль

Медбрат Алекс стал добровольцем в отделении коронавируса: "Работаем, как на войне"

Медики Алекс Крамский из Кирьят-Яма и Кармит Фрид из Кирьят-Шмуэля добровольно пошли работать в отделение коронавируса больницы "Рамбам". Что думают по этому поводу их родные и как им приходится работать под угрозой эпидемии

Медбрат Алекс Крамский и медсестра Кармит Фрид. Фото: Нахум Сегаль
Медбрат Алекс Крамский и медсестра Кармит Фрид. Фото: Нахум Сегаль

Коронавирус распространяется по Израилю, десятки тысяч людей находятся в карантине, число больных достигло 21 и, по оценкам, будет расти. Если в начале вспышки зараженными занималась только одна больница в стране ("Шиба"), то теперь к делу подключаются и другие медицинские центры. Среди них - больница "Рамбам" в Хайфе, где в эти дни создается отделение коронавируса. Руководить его подготовкой к приему больных и работать в дальнейшем добровольно вызвались медбрат Алекс Крамский и медсестра Кармит Фрид. В субботу, 7 марта, на сайте местных новостей mynet публикуется интервью с этими медиками.

 

Они рассказали, как на их решение отреагировали семьи, почему в Израиле врачам не выдают полностью закрытые защитные костюмы, как в других странах, и ответили на другие острые вопросы. "Вести" приводят перевод интервью на русский язык.

Медбрат Алекс Крамский и медсестра Кармит Фрид. Фото: Нахум Сегаль
Медбрат Алекс Крамский и медсестра Кармит Фрид. Фото: Нахум Сегаль

Отделение коронавируса разместится на 2-м этаже больницы "Рамбам",  в пятиэтажном здании корпуса "Майер". Крамский и Фрид добровольно вызвались там работать.

 

39-летний Алекс (Александр) Крамский работает медбратом в Израиле уже 15 лет. Он занимает должность заместителя старшего медбрата в гастроэнтерологической клинике при больнице "Рамбам".

 

"Кроме того, я отвечаю за экстренные ситуации в приемном покое, – рассказал он в интервью. – Например, если доставят раненых после крупного теракта. Поскольку у меня есть навыки работы в экстренной ситуации, руководство обратилось ко мне с просьбой принять участие в работе нового отделения. Я сразу согласился.

 

Я понял суть происходящего, еще когда работал в приемном покое. Я считаю, что паника по поводу коронавируса преувеличена. Ни в мире, ни в Израиле нет массовой заболеваемости и смертности от этой инфекции".

 

40-летняя Кармит Фрид, медсестра с 17-летним стажем, работает заместителем старшей медсестры 3-го терапевтического отделения. Она тоже считает, что было поднято слишком много шума. "У меня  вторая академическая степень по управлению экстренными ситуациями, – говорит она. – Когда руководство предложило мне заняться коронавирусным отделением, я сразу согласилась. Пришла домой и рассказала об этом семье. Муж немного беспокоился, но я ему все объяснила. Я не считаю, что происходит что-то из ряда вон выходящее. Детям я ничего не рассказывала, но они поняли сами, когда меня вызвали по тревоге в пятницу вечером. Это действительно был экстренный вызов, поскольку руководство знает, что я соблюдаю еврейские традиции и субботу".

 

- А вы не боитесь заразить детей?

 

- Нет. Если соблюдать все правила, этого не случится.

 

– А их не начнут избегать в школе?

 

– Не думаю, что дойдет до этого. А если дойдет, то справимся и с этим.

 

– Вы взялись за эту работу добровольно. А были медики, которым предложили - и они отказались?

 

- В отделение набирали персонал со всей больницы. Никого не заставляли. Кому такая работа не подходит - просто объяснили и вышли из состава группы. Не стали брать беременных, людей со сниженным иммунитетом, имеющих детей младше 1 года. Персонал операционных тоже не задействовали.

 

По словам Кармит, среди добровольцев много молодежи. "Им и любопытно все новое, и хочется проявить себя и попасть на глаза руководству. Создание нового отделения с нуля - большой плюс к карьере медика в Израиле".

 

Алекс подчеркивает, что обычно больничное отделение в Израиле создается в течение нескольких лет. Сейчас же счет идет на дни.

 

– Как будет работать новое отделение?

 

- Отделение получило название "Кетер", что значит "корона". В нем будут задействованы самые современные технологии и лучшие работники. Мы будем работать по 12 часов в смену, как в военное время. Персоналу создадут условия для отдыха. Большая часть работы исключает физический контакт с больными, основным занятием станет мониторинг и наблюдение. Но возможны и ситуации, требующие контакта с больными, - объясняет Алекс.

 

- У каждого больного будет телефон с камерой, по которому он сможет позвонить нам или членам семьи. Все больные будут подключены к мониторам, и сведения об их состоянии будут передаваться нам постоянно. У них также будет устройство для самопроверки состояния горла и ушей. Каждый день будет проводиться дистанционный врачебный обход с помощью камер. Больным выделят зону для приема пищи, место для курения. Для детей - игровую площадку,  телевизоры и мультимедийные устройства. Предполагается улучшенное питание в одноразовой посуде и наличие личных холодильников. Условия, как в гостинице, - объясняет Кармит.

 

Медбрат Алекс Крамский и медсестра Кармит Фрид. Фото: Нахум Сегаль
Медбрат Алекс Крамский и медсестра Кармит Фрид. Фото: Нахум Сегаль

Отделение рассчитано на 30 коек. 2 палаты – для детей и сопровождающих членов семьи. Отделение откроется после получения разрешения минздрава.

 

"Будут приняты меры по обеспечению безопасности персонала, чтобы никто из сотрудников не заразился", - поясняет Алекс.

 

По его мнению, паника по поводу коронавируса, охватившая население Израиля после первых случаев заражения, сейчас пошла на спад. "Даже врачи сначала необоснованно направляли людей в больницы, - говорит он. - Теперь стало больше понимания и больше порядка".

 

Кармит советует людям "перестать нервничать, сделать глубокий вдох и соблюдать инструкции минздрава".

 

– Но не противоречат ли эти строгие инструкции вашим утверждениям о том, что беспокоиться не о чем? Может, именно запреты минздрава нагнетают страх?

 

- Панику вызывает недисциплинированность израильтян, которые постоянно нарушают правила изоляции, что может вызвать массовое заболевание.

Когда китайцев отправляют в домашний карантин, никто из них не осмеливается его нарушать. В нашей стране каждый делает, что ему вздумается, в результате может произойти массовая вспышка, - говорит Алекс.

 

– Почему защитные средства для израильских медиков не включают костюмы и полное закрытие головы, как это практикуектся за границей?

 

– Комбинезоны, которые можно увидеть по ТВ, выглядят внушительно, но это избыточный уровень защиты. Даже при более тяжких болезнях не принимают таких мер предосторожности. В самом начале эпидемии стали экипировать персонал, как во время вспышки лихорадки Эбола. Сейчас стало ясно, что это излишне, но сдать назад нельзя – начинаются разговоры о том, что персонал оставляют в опасности ради экономии.

 

– А как насчет масок?

 

- Мы стараемся использовать их по максимуму, - отвечает Алекс. - Сейчас можно носить маску до 8 часов подряд. Проблема в том, что производство масок находится в округе Хубэй в Китае, где началась эпидемия, и их постоянно не хватает. Сейчас выдача масок нормируется и регистрируется, прямо как выдача наркотиков.

 

Все о коронавирусе в Израиле - последние обновления

 

В сокращении. Полный текст на иврите читайте здесь 

 

 

 

Перевод: Даниэль Штайсслингер