Меню
Фото: Амит Шааби

Нетаниягу: "Я не собираюсь просить о помиловании или заключать судебную сделку"

Глава правительства сделал ряд далеко идущих заявлений в интервью порталу новостей Ynet

Биньямин Нетаниягу. Фото: Амит Шааби
Биньямин Нетаниягу. Фото: Амит Шааби

Глава правительства Биньямин Нетаниягу заявил в интервью новостному порталу Ynet, что он не пойдет на судебную сделку, чтобы избежать судебного процесса, который должен начаться через две недели после выборов 2 марта. Он также отвергает участие Ликуда в получении кассеты бывшего советника Бени Ганца и утверждает, что есть "четкое усиление" в поддержке Ликуда. Интервью было записано 28 февраля и опубликовано на исходе субботы, днем позже.

 

Подключайтесь к Telegram-каналу "Вестей"

 

- Бени Ганц по-прежнему является вашим возможным партнером? В случае, если Ликуд с союзниками не набирает 61 голос, можно ли снова говорить о возможной ротации?

 

- Даже на дебаты его невозможно было вызвать. Я пытался - он опасается.

 

- Но и вы тоже не были готовы на дебаты на предыдущих выборах.

 

- Я был готов на дебаты, только не понимал, с кем мне придется сразиться - с ним или Лапидом. Я сказал им - выбирайте.

 

- Можете ли вы находиться в одной коалиции с Ганцем и обсуждать с ним ротацию?

 

- Будет большой ошибкой, если мы окажемся в такой ситуации. Люди поняли, у них заняло время понять, что Бени Ганц представляет левый блок: Кахоль-Лаван, МЕРЕЦ-Перец и примкнувшего к ним Либермана. Либерман полностью переметнулся к левым - и вместе у них есть 49-50 мандатов. То есть либо мы идем на четвертые выборы, либо он создаст правительство при поддержке Ахмеда Тиби и Аймана Уды и всего Объединенного списка.

 

- С Либерманом у вас все кончено - или же, если он покается и захочет создать с вами правительство, все открыто?

 

- Либерман сам сказал, что он не идет ни в правительство национального единства, ни в правительство Ликуда. Он идет в правительство с МЕРЕЦем, он сказал это. Таким образом Либерман идет с Ганцем, идущим с МЕРЕЦем и Перецем, которые идут с Объединенным списком.

Бени Ганц. Фото: Алекс Коломойский
Бени Ганц. Фото: Алекс Коломойский

- Вы накладываете на него вето?

 

- Он накладывает вето сам на себя. Он сам сказал, что сделает все для того, чтобы свалить правительство Ликуда.

 

- Но если он сам придет, вы ведь не захлопнете перед ним дверь?

 

- Когда ты его принимаешь в правительство, он тут же выходит, на него невозможно положиться. Он - хронический разрушитель правых правительств.

 

- Ваша предвыборная кампания полна оскорблений, полуправды, записанных цитат, которых никто не видел. Все это понижает уровень политической дискуссии в стране. Собираетесь ли вы продолжить в этом довольно низком, если позволите, стиле и дальше?

 

- Я не согласен с вашими определениями. Мы основываемся на фактах. Напротив, мы требуем, чтобы записи были опубликованы, мы думаем, что это потрясет страну.

 

- Утверждать, что Ганц не готов морально, Мири Регев отправляет его к врачу, ваш сын Яир намекает на какие-то скандалы, которые я даже не хочу называть вслух…

 

- Извините, но я не несу ответственности за то, что публикует мой сын, но я могу сказать одно: это не я утверждаю эти вещи. Это говорит высокопоставленный советник Ганца, человек, который придумал саму идею Кахоль-Лаван. Исраэль Бахар - серьезный человек. Именно он говорит, что "у Ганца нет мужества атаковать Иран и что он представляет опасность для народа Израиля". Так говорит его советник.

 

- Но и вы не атаковали Иран. Наверняка найдутся те, кто скажет, что и у вас не было мужества?

 

- Извините? Я атаковал иранские цели днем и ночью, я десятки раз атаковал Сирию, я отослал Мосад в сердце Тегерана, чтобы добыть секретные ядерные планы Ирана. То, что не было атаки, - это потому что были противники этого. Тот, кто выступал против, был Буги Яалон. Все знают, что я координировал борьбу против Ирана. Этой борьбе было посвящено все - усилия Мосада, армии, политиков, я прибыл в конгресс США, где в одиночку противостоял американскому президенту, всему миру.

Либерман. Фото: Шауль Голан
Либерман. Фото: Шауль Голан

- Эта запись - ваших рук дело? Он утверждает, что политические силы подготовили ему западню.

 

- Ганц сам заварил всю эту кашу.

 

- Вы не имеете к этому никакого отношения?

 

- Нет, конечно, что за глупости. Никто не приставлял пистолет к виску Исраэля Бахара. Он сказал ужасные вещи сам: человек, которого я пытаюсь продать вам в качестве руководителя страны, представляет собой опасность для народа Израиля. Он цитирует депутата кнессета Омер Янкелевич - известно, что она очень близка к Ганцу, - и она говорит, что Ганц не может возглавлять правительство. Представьте себе, что замдиректора по маркетингу компании "Тнува" говорит в закрытых разговорах, что молоко этой фирмы опасно для жизни, для здоровья, это ведь означало бы что-то в связи с качеством продукции? Все было сказано в частных разговорах, но теперь они пытаются сказать, что запись была смонтирована. Если это так, то почему Ганц уволил советника?

 

- Он уволил, но сказал, что его застали врасплох.

 

- Если он не говорил таких вещей, почему Ганц его уволил? Он сказал все это, произнес вещи, которые думает. Это то, что известно многим журналистам. Они знают о его неспособности принимать решения.

 

- Но вы не слишком форсируете события, делая намеки на его личную жизнь, на вещи, которые я даже не хочу повторять, чтобы не быть потом обвиненной в клевете? О том, что он заикается, что не годится для должности премьера? Вы не говорите своим людям, своему сыну, чтобы они успокоились, что есть красная линия, которую переходить нельзя?

 

- Прежде всего я говорю с полной ответственностью, я не лезу в его частную жизнь, это его дела. Но есть вещи, которые касаются безопасности страны, и это серьезно. Если у Ирана есть порочащая информация на Бени Ганца и тот станет премьером, которого Иран сможет шантажировать, это касается безопасности государства. Глава правительства должен быть в состоянии противостоять давлению.

 

- Кто-то видел эти записи?

 

- Бени Ганц может подать в суд на того, кто это опубликовал, я не влезаю в это. Но факт, что этого сделано не было. Быть премьером - это значит противостоять сильнейшему прессингу, быть в состоянии отодвинуть его, принять судьбоносные решения, быть взвешенным, сфокусированным и внимательным. Это одна из самых трудных позиций, если не самая трудная в мире. И, слава богу, мы справляемся с этим неплохо. Мы превратили Израиль в супердержаву в последнее десятилетие, которое было лучшим в истории страны. Все видят, как ответственно мы контролируем кризис вокруг коронавируса. Мы сразу ввели очень жесткие меры, я остановил полеты, мы отправляем людей на обследования - любого, кто возвращается с подозрением на заражение из любого места в мире. Никакая другая страна не делает этого.

 

- Собирали ли вы или кто-то из ваших людей информацию против Бени Ганца или юридического советника правительства Мандельблита?

 

- Я не давал задания частным сыщикам. Если бы они были задействованы, то мы уже давно получили бы все записи Мандельблита и всю информацию о коррупционном скандале.

 

- То есть этого не было? Вы не собирали отрицательную информацию о них?

 

- Нет, конечно же нет. Я читаю прессу, я знаю, в чем там дело, но отправлял ли я частных сыщиков? Однозначно - нет, это ложь. Я всегда выступал за прозрачность, я настаивал на том, чтобы слушания были публичными, но юридический советник отказался. Я сказал, что хочу расследовать, провести перекрестный допрос, оспорить слова государственных свидетелей, которые представили лживые обвинения против меня, и он отказался. Прозрачность - это веление времени, это право общества знать. И почему-то записи Ашкенази - Мандельблита в деле Харпаза отказываются опубликовать вот уже 10 лет.

 

- Вы хотите сказать, что все системы помогают Ганцу?

 

- Я излагаю вам факты. Мне кажется, что запрет на публикацию этих кассет - это скандал. Ситуация, в которой люди, говорящие о прозрачности, на деле выступают против нее, - это скандал. Это скандал, что не расследовали инцидент с "Ха-Меймад ха-хамиши", в котором замешаны Бени Ганц и депутат кнессета Рам Бен Барак, они представили неверные данные.

 

- Но Ганц ни в чем не подозревается...

 

- Дело не расследовали, так откуда это известно? Только сейчас начнут разбираться, госконтролер представил серьезный отчет по этому поводу, о продукте, которого не было, об инвесторах, которых не было, о конкурсе, которого не было, о 4 млн шекелей. Напрашивается вопрос: почему это дело не расследуют.

 

- Есть какой-то шанс на то, что если вам предложат помилование, то вы примете это и уйдете в отставку?

 

- Я не прошу помилования и не прошу судебную сделку, единственная сделка…

 

- Вы не пойдете на судебную сделку, если вам предложат?

 

- Не пойду. Единственная сделка, которая меня интересует, это "сделка века". Я много работал, чтобы она была опубликована, с целью установить израильский суверенитет над Иорданской долиной.

 

- Американская мирная инициатива - впечатляющее достижение, но она предусматривает и создание палестинского государства. Вы пойдете на это?

 

- Еще до того, как "сделка века" была представлена, меня спросил Джо Байден (бывший вице-президент США. - М. А.): "Каким вы видите соглашение?" И я ответил, что им придется признать еврейское государство, единый Иерусалим, принять наш суверенитет над Иорданской долиной, северной частью Мертвого моря и во всех поселениях, а также им придется смириться с нашим полным контролем в области безопасности всей территорией западнее реки Иордан, включая и палестинские территории. И тогда Байден сказал: "Но, Биби, это не государство". И я ответил: "Джо, называй это как хочешь, это то, что есть. "Сделка века" президента Трампа называет это государством. Судите сами.

 

- То есть палестинского государства не будет?

 

- Все эти условия будут приняты, кроме того - будут и другие условия: контроль над воздушным пространством, контроль над КПП, они должны будут выполнить и другие требования, принять демократическую конституцию.

 

- Иными словами, выступление в университете Бар-Илан остается в силе?

 

- То, что было озвучено, это условия. Если палестинцы их примут, пусть каждый решит для себя, государство это или нет. Согласятся они на это или нет, мой уговор с президентом Трампом состоит в том, что мы получаем, без всякой связи с их согласием, суверенитет в Иорданской долине, северной части Мертвого моря и во всех поселениях Иудеи и Самарии.

 

- Почему сейчас происходит задержка, после того что вы настаивали на выполнении этих условий?

 

- Потому что США попросили у нас завершить составление новых карт. Это очень большая территория, периметр 800 км, и мы начали эту работу несколько дней назад в рамках совместной комиссии. Эта работа завершится в течение нескольких недель, и США признают это. Речь идет об очень серьезном достижении, вершине моих достижений.

 

- Эта каденция будет для вас последней?

 

- Это решать избирателям. Я прошу их доверия, чтобы продолжить заниматься всем этим.

 

- Иными словами, если это будет зависеть от вас, вы будете продолжать и дальше?

 

- Разве я знаю, сколько человек может продолжать? Амнон Абрамович (политический обозреватель новостей 12 телеканала) сказал еще в 1999 году, когда я проиграл, что "это конец для Нетаниягу". Но я еще здесь. И работаю не в связи с прогнозами, а в соответствии с миссией, которую я унаследовал от своего покойного отца. (Показывает на фотографию.) Здесь ему 100 или 101. Он скончался через год или два после этого. И он возложил на меня миссию - сделать все, что в моих силах, чтобы обеспечить будущее еврейского государства, и я делаю это.

 

- Биньямин Нетаниягу - президент Государства Израиль, это вещь, которую вы готовы рассматривать в качестве следующей станции?

 

- Совсем нет. Глава правительства – да, с вашей и Божьей помощью.