Меню
Юрий и Авиталь не могут прийти в себя от пережитого

Шеф-повара Юрия лишили допуска к кухне из-за сомнений в еврействе

43-летний Юрий Логвиненко, еврей и потомок раввина, не ожидал, что на работе начнут проверять его родословную. "Репатрианту из другой страны не посмели бы задавать такие вопросы", - утверждает он

Юрий Логвиненко и Авиталь. Фото из личного альбома
Юрий Логвиненко и Авиталь. Фото из личного альбома
 

"Пока нас, русскоязычных, не перестанут донимать вопросами, которые не смеют задавать никаким другим репатриантам, я молчать не буду". Так сказал в интервью "Вестям" 43-летний шеф-повар из Реховота Юрий Логвиненко. Во вторник, 18 февраля, Юрий проснулся от многочисленных звонков: накануне вечером в программе новостей 12 телеканала показали сюжет о том, как его дискриминируют на работе в связи с кашрутом.

 

Подключайтесь к Telegram-каналу "Вестей" 

 

В телесюжете Логвиненко объяснил, что работает шеф-поваром в сети супермаркетов "Йохананоф". Недавно ему запретили зажигать плиту, потом велели предъявить документы о еврействе, включая свидетельства о рождении мамы и бабушки. Затем перевели в другой цех и заставили прятаться в машине на парковке "до получения разрешения от раввината".

 

Горькая ирония в том, что Юрий - еврей, потомок украинского раввина. Репатриировался в 1998 году. Юрий - профессиональный шеф-повар и работает по специальности в Израиле уже 22 года.

 

 

"За все эти годы у меня не было никаких проблем с кашрутом. Я работал в государственных компаниях с самым строгим соблюдением кошерности, - рассказал он "Вестям". - Лишь однажды, давно, ко мне подошел инспектор кашрута и, извинившись, попросил проказать свидетельство о рождении мамы. Больше никогда я с подобным не сталкивался. Более того, я знаю одного повара, у которого папа - еврей, а мама - арабка, и он спокойно работает на кошерном предприятии".

 

Неприятности, по словам Юрия, начались 9 февраля, когда его перевели из иерусалимского филиала сети "Йохананоф" ближе к дому - в отделение в Реховоте.

 

"На новом месте сразу начались придирки, связанные с кашрутом. Ко мне подошел инспектор кашрута и начал давать советы, что и как делать. Я сначала вежливо слушал, но потом мне это начало мешать в работе, и я сказал: "Спасибо за советы. Когда у меня будут вопросы, я, разумеется, спрошу вас".

 

В конце смены инспектор подошел ко мне и потребовал принести "теудат-зеут" (удостоверение личности). Я ответил, что не ношу его с собой, но у меня есть водительское удостоверение, и я могу предъявить его. Инспектор сказал, что этого недостаточно. Тогда я предложил ему посмотреть мои документы в офисе компании, который находится в том же здании, что и магазин "Йохананоф". Вернувшись домой, я в тот же день выслал ему отсканированное свидетельство о рождении мамы.

 

Оно должно было доказать, что я галахический еврей. Я был уверен, что на этом дело закончится".

 

Однако дело только начиналось. На следующий день Юрий пришел на работу, и начальство попросило его не заходить в магазин.

 

"Оказывается, руководству позвонили из Главного раввината и сказали, что если я переступлю порог магазина - у него отберут удостоверение кошерности", - утверждает Юрий.

 

Затем его попросили подождать в машине, пока "решается вопрос с раввинатом". То же самое повторилось на следующий день. До Юрия также дошли слухи, что инспектор "сомневается в его еврействе" и хочет "вывести его на чистую воду".

 

Юрий очень расстроился и поделился переживаниями с женой. Авиталь позвонила адвокату с вопросом, законно ли это. После вмешательства адвоката Логвиненко вернули на работу, но запретили трогать плиту и духовку. Суть запрета заключается в том, что зажигать огонь для приготовления кошерной еды может только еврей.

 

В море вместе, еда - врозь: солдатам-неевреям запрещено готовить на армейской кухне

 

Теперь высококвалифицированный шеф-повар трудится на нарезке овощей. Более того, рядом с ним поставили наблюдателя, в чьи обязанности входит следить, чтобы Юрий не нарушал запрет и не прикасался к плите.

 

"Я потомственный еврей"

Свидетельство о рождении мамы Юрия
Свидетельство о рождении мамы Юрия
 

Юрий тяжело пережил тот факт, что его еврейство поставили под сомнение. Мама Юрия - еврейка, бабушка и дедушка придерживались еврейских традиций.

 

"В детстве я не очень обращал внимание на такие детали, все-таки я рос советским мальчиком, но теперь понимаю, что бабуля с дедом держали кашрут. В Песах в их доме никогда не было хлеба, только маца. Посещали ли они синагогу - не знаю, от детей в СССР такое скрывали. Но поскольку мой прадед был раввином, подозреваю, что дедушка тайно ходил в синагогу", - рассказал Юрий "Вестям".

 

Другой дед Юрия сражался с нацистами во время Второй мировой войны.

  

С первых лет жизни в Израиле Юрий много и тяжело работал. Он даже не ходил в ульпан, потому что надо было трудиться и содержать семью. Иврит выучил, можно сказать, не отходя от плиты. Прошел курсы переквалификации и изучил правила кошерного приготовления пищи. "Семь месяцев я работал в отделении сети "Йохананоф" в Иерусалиме и никогда не получал нареканий. Коллеги изумлены не меньше меня моим отстранением от работы", - говорит он.

 

Супруга Юрия, Авиталь Хитман, тоже возмущена. Она репатриировалась в Израиль 30 лет назад, служила в израильской армии. "Как можно терпеть такое унижение? - сказала она "Вестям". - Ты можешь прожить в Израиле десятки лет, быть евреем до седьмого колена, но если говоришь по-русски, тебе обязательно напомнят, что ты "сомнительный" еврей. И даже могут лишить работы".

 

Авиталь написала о произошедшем с мужем в соцсетях, и ей предложили помощь из организации "Свободный Израиль". Она считает, что муж должен "идти до конца, и если понадобится - даже обратиться в суд". Сменить работу, по ее мнению, было бы неправильно, потому что это "дает легитимацию дискриминации".

 

"Если мы промолчим, то и наши дети будут подвергаться таким же унижениям и бесконечным проверкам", - говорит она.

 

"Если главный раввин назвал нас гоями, то что ожидать от рядовых инспекторов кашрута?"

  

Сразу после выхода в эфир сюжета о Юрии политики выступили с осуждением "расистской выходки".

 

"Это прямое следствие подстрекательства против репатриантов из бывшего СССР, - говорится в заявлении главы НДИ Авигдора Либермана. - И одним из вдохновителей этой кампании является главный раввин Израиля Ицхак Йосеф, назвавший репатриантов гоями и коммунистами".

 

Глава партии Кахоль-Лаван Бени Ганц заявил: "Нельзя унижать человека из-за религии, еврей он или нет".

 

Сам Юрий говорит, что его политика не интересует, но если этот случай послужит к изменению ситуации, он будет рад.

 

"Я хочу, чтобы в нашей стране перестали доставать "русских" вопросами, которые не решаются задать другим репатриантам. Многие из нас опускают голову и молчат, но я молчать не буду. Это чистой воды дискриминация, и нужно положить этому конец", - говорит он.

 

Ури Кейдар, генеральный директор организации "Свободный Израиль"
Ури Кейдар, генеральный директор организации "Свободный Израиль"
 

"Этот случай - доказательство того, что  расистские высказывания главного сефардского раввина имеют прямые последствия для судеб людей, - говорит Ури Кейдар, глава организации "Свободный Израиль". - Инспектор кашрута решил поглумиться над работником и получил полную поддержку руководства сети "Йохананоф". Вместо того чтобы встать на сторону работника, сеть поддержала расистские действия. Организация "Свободный Израиль" сделает все, чтобы эта история стала последним случаем унижения человека на рабочем месте только из-за того, что он репатриировался в Израиль из определенной страны".

 

Из сети "Йохананоф" на сюжет 12 телеканала поступил следующий ответ: "Сеть придерживается свободы трудоустройства без дискриминации, но при этом подчиняется указаниям Главного раввината в вопросах кашрута. Сеть делала и делает все, что в ее силах, во благо сотрудника. Эти усилия привели к восстановлению его на работе без ущерба для условий труда. Параллельно с этим сеть ожидает завершения проверки, ведущейся Главным раввинатом".