Меню
Исследование "Вестей"
Женщины исчезают из кнессета

Всего одна на 120: почему из кнессета исчезли репатриантки и женщины

Согласно прогнозам, в следующий кнессет попадет только одна женщина-репатриантка. Это в 8 раз меньше, чем 10 лет назад. Расследование "Вестей" показало, что удар нанесен не только по русскоязычным, но и по женщинам в целом. "Вести" разбирались в причинах

 

Фото: Амит Шааби, Shutterstock
Фото: Амит Шааби, Shutterstock

В Израиле все готовятся к новым выборам в кнессет, в том числе избиратели-женщины. Но сколько депутатов-женщин имеют шансы войти в новый состав парламента? И сколько среди них русскоязычных репатрианток?

 

Задавшись этим вопросом, "Вести" открыли удивительный факт: реальное место в новом кнессете может занять только 1 репатриантка.

Это в 8 раз меньше, чем десять лет назад, хотя число репатрианток за эти годы выросло и исчисляется почти полумиллионом человек.

 

Случайно ли такое падение численности русскоговорящих депутаток? Что  вообще происходит в кнессете с женскими голосами? "Вести" изучили вопрос и в пятницу, 31 января, предлагают вам результаты своего исследования.

 

Кто защитит интересы репатрианток?

Численность женщин среди репатриантов традиционно выше количества мужчин.

 

По данным на начало 2015 года, в Израиле проживало 475.900 женщин из бывшего СССР - 55% от общего числа репатриантов. К концу 2019 года страна пополнилась новыми гражданами, но большинство среди репатриантов по-прежнему прочно удерживают женщины. По последним данным ЦСБ, женщины составляют 51,1% русскоязычной общины Израиля.

 

Десять лет назад, в кнессете XVIII созыва, репатриантки были представлены 8 женщинами-депутатами. Две партии - НДИ и Кадима - лидировали в данном вопросе. Каждая привела в кнессет по 4 репатриантки. 

 

Всего за несколько каденций все они по разным причинам покинули большую политику. Марина Солодкина ушла из жизни, Ксения Светлова, Юлия Шамалова-Беркович, Нино Абесадзе нашли для себя новое поле деятельности, покинула пост министра абсорбции Софа Ландвер.

 

Начиная с 2015 года число депутатов-репатрианток неуклонно уменьшается. 

 

На выборах 2020 года реальное место в предвыборных списках имеет лишь одна репатриантка - Юлия Малиновская из НДИ (5 место).

 

Вторая репатриантка, которая могла бы озвучить женские интересы в кнессете, - Тали Плосков из Ликуда - по данным последних опросов находится на непроходной позиции (35 место).

 

Как изменилось положение женщин в кнессете за 10 лет

Но, возможно, исчезновение репатрианток из кнессета - это некое особое явление, не связанное с тенденциями израильского общества в целом? Отнюдь, выяснили "Вести".

 

Начало десятилетия отмечалось ростом влияния женщин в израильской политике. После выборов 2015 года в кнессете оказалось 35 женщин. Среди них были лидеры партий, министры, ключевые фигуры парламента. Женские голоса с русским акцентом тоже были слышны: репатриантки занимали ведущие позиции, включая министерские посты. 

 

Однако после роспуска кнессета в 2019 году число женщин пошло на убыль. Каждая новая предвыборная компания в 2019-м "откусывала" от женских голосов еще одно имя. По прогнозам, в новом кнессете в 2020 году будет заседать не более 27 женщин. Это составляет всего 22,5% от общей численности депутатов.

 

"От замазывания лиц женщин в рекламе до изгнания из кнессета"

Мужчина замазывает лицо манекенщицы Галит Гутман на рекламном плакате в центре Израиля
Мужчина замазывает лицо манекенщицы Галит Гутман на рекламном плакате в центре Израиля

Но основная проблема заключается даже не в числе женщин, а в их позициях в предвыборных списках партий. Чем это место выше, тем больше шансов после выборов занять пост министра или главы парламентской комиссии, а значит - продвинуть интересы своих избирателей.

 

Какие же места выделены женщинам?

 

В двух религиозных партиях - ШАС и Яадут ха-Тора - женщин нет вообще. В двух самых крупных партиях, Кахоль-Лаван и Ликуд, в первой пятерке - одни мужчины. Ни одну партию теперь не возглавляет женщина. Все кандидаты женского пола отодвинуты на дальние, непроходные места в предвыборных списках.

 

"На выборах 2020 года нет ни одной партии, во главе которой стояла бы женщина. А ведь еще недавно в Израиле царил совсем иной подход. Пять предвыборных кампаний подряд женщины находились и во главе партий, и на ключевых позициях в списках. Но теперь все иначе, - говорит председатель женского лобби в кнессете Михаль Гара-Маргалит.  - Большая часть депутатов-женщин, продвигавших вопросы гендерного равенства, оказались вне кнессета".

 

Адвокат Михаль Гара-Маргалит, глава женского лобби в кнессете. Фото: Таль Шахар
Адвокат Михаль Гара-Маргалит, глава женского лобби в кнессете. Фото: Таль Шахар

"Яркие женщины-политики Ципи Ливни, Шели Яхимович, Захава Гальон, Став Шафир, Ализа Лави, Шули Муалем, Рахель Азария и Мерав Бен Ари теперь вне игры", - говорит глава женского лобби.

 

Михаль Гара-Маргалит подтверждает: во всех партиях женщин "задвинули" на непроходные места. Они вроде есть, но для галочки, и почти ни у кого нет шансов возглавить в будущем министерства или парламентские комиссии. 

 

"Судите сами: в Кахоль-Лаван женщин определили на места с 36 по 40, в Ликуде - с 29 по 35, в Объединенном арабском списке - на 14 и 15, в НДИ две женщины – на 9 и 10 местах. И это в то время, как по всему миру прокатилась волна женских протестов #metoo, усиливших влияние женщин в целом и в законодательных собраниях в частности.

 

А что мы видим в Израиле? Снижение числа женщин на ключевых постах, все больше требований к соблюдению женщинами скромности в общественных местах", - говорит Гара-Маргалит.

 

- Это как-то связано с усилением влияния религиозных партий?

 

"Несомненно. Отсутствие женщин в предвыборных списках - это явно отголосок общей тенденции усиления дискриминации женщин.

 

Причем она, эта дискриминация, наступает на те сферы, где ее никогда не было в Израиле. Уничтожение рекламных плакатов с изображением женщин. Все больше мероприятий исключительно для мужчин - причем на средства налогоплательщиков, среди которых большинство - женщины. Требование гендерного разделения в общественных местах – на мероприятиях, при предоставлении медицинских услуг, в академических учреждениях, в армии и на государственных постах.

Городской концерт в Афуле с разделением зрителей по половому признаку: женщины отделены от мужчин забором. Фото: Нахум Сегаль
Городской концерт в Афуле с разделением зрителей по половому признаку: женщины отделены от мужчин забором. Фото: Нахум Сегаль

Все это очень тревожит, а с учетом предстоящих выборов - тем более. Не исключаю, что удаление женщин из политики будет иметь самые серьезные последствия для Израиля". 

 

"Вести" спросили у партий: где женщины?

 

"Вести обратились в ведущие израильские партии со следующими вопросами:

 

  • Сколько женщин в вашем предвыборном списке на реальных местах?
  • В случае победы на выборах (вхождения в коалицию) будете ли вы требовать министерский пост для депутата-женщины из своего предвыборного списка?
  • Если да - какой?

 

 

Публикуем ответы партий в том виде, в котором они поступили в редакцию.

"В нашем списке 11 женщин". 

 

 

"На реальных местах в нашем блоке 15 женщин.

 

Мы не занимаемся дележкой портфелей до выборов. Однако наша позиция по продвижению статуса женщин четко прописана в нашей программе: статус женщины в обществе необходимо продвигать. К сожалению, есть еще много что исправлять в гендерном неравенстве."

"В нашем списке 6 женщин (до 18 места).

 

Вопрос распределения портфелей в будущем правительстве - гипотетический. Поживем - увидим"

 

"В списке нашего блока на реальных местах, в первой десятке - Орли Леви-Абукасис, Тамар Зандберг, Мерав Михаэли, Ревиталь Свид.

 

Сейчас не время говорить о министерских портфелях".

"В нашем списке 5 женщин в первой десятке, это 50% от списка.

 

Конечно, мы будем требовать министерских постов для женщин-депутатов.

 

На данный момент мы не занимается распределением портфелей, нас интересует успех на выборах".

 

На момент публикации текста ответа не поступило.