Меню
Персона
Рабочий момент на радиостанции "Лучшее радио"

Цви Зильбер возвращается на радио: "Я мог бы работать на иврите, но русскоязычная аудитория мне ближе"

Известный журналист и радиоведущий снова в эфире - после перерыва, огорчившего его поклонников. В интервью "Вестям" Цви Зильбер рассказывает о причинах временного ухода и о новой радиостанции, с которой намерен покорить эфир

Цви Зильбер на "Лучшем радио". Фото: "Лучшее радио"
Цви Зильбер на "Лучшем радио". Фото: "Лучшее радио"
 

Это, конечно, клише, но Цви Зильбера русскоязычным израильтянам представлять действительно не надо. С 1990 года его имя на слуху у читателей газет, телезрителей, пользователей интернета и, разумеется, для радиослушателей. После нескольких лет в эфире и после тайм-аута Зильбер возвращается к микрофону. Теперь - в качестве главного редактора нового проекта "Лучшее радио". В пятницу, 24 января, он рассказал "Вестям", почему взялся за это дело.

 

Напомним, что Цви Зильбер репатриировался в Израиль из Москвы в 1990 году. Уже будучи гражданином Израиля, учился в университете Амстердама на факультете политологии. Журналистскую карьеру начал сразу после переезда в Израиль. Работал в газете "Вести" и других печатных изданиях. С 2004 года начал выходить в эфир Первого радио в качестве ведущего популярных аналитических программ. Работал на Девятом телеканале и на государственной радиостанции РЭКА.

 

- Цви, чтобы в 2020 году открывать в Израиле новое СМИ на русском языке, нужно обладать немалой смелостью. Не прошло ли время таких изданий и эфиров?

 

- Я уверен, что время русскоязычных СМИ в Израиле еще далеко не прошло. Мы ведь слышали разговоры о том, что "русская" пресса в Израиле вот-вот исчезнет, уже с начала 1990-х годов. Я начал работать в русскоязычной газете 30 лет назад, и уже тогда все спрашивали: "Ну, хорошо, сейчас ты работаешь в русском СМИ, а что будешь делать потом, когда все репатрианты  выучат иврит?". Но вот как-то до сих пор этого не произошло, люди продолжают читать, смотреть телевидение и слушать радио по-русски.

 

Что же касается нашего радио – то оно  будет транслироваться на севере Израиля, где до сих пор не было своей региональной радиостанции на русском языке. Мы уверены, что на такое средство информации есть спрос – это, кстати, подтверждается исследованиями, проведенными в министерстве абсорбции. Около 30% опрошенных репатриантов назвали радио своим основным источником информации о происходящем в Израиле. Не только русскоязычные радиостанции имеются в виду, а радио вообще, как медиа. 

 

- Но в эфире уже вещают популярные радиостанции на русском, включая государственную... 

 

- Ну, что касается "главной радиостанции для репатриантов", то это уже не та РЭКА, что была во времена Гостелерадио. Кроме того, наше радио будет существовать за счет рекламы, а не государственных дотаций. Поэтому мы четко понимаем, что сможем завоевать своего слушателя только с помощью качественного контента.

 

Поэтому мы набираем классных ведущих. У нас фактически будут два состава: первый – опытные ведущие для актуальных программ, другой – молодые ребята, диджеи.

 

Каждый час будет выходить в эфир выпуск новостей, каждый день мы будем транслировать около 4 часов актуальных программ и 12 часов эфира музыкального, развлекательного, полезной информации, бесед со слушателями, викторин.

 

Мы хотим достучаться до широкой аудитории, прежде всего – до людей, которые включают радио, находясь на дороге, в пробках. Это, по современным исследованиям, основная аудитория радио в любой стране, на любой радиостанции.

 

И еще - мы решили отказаться от длинных интервью на иврите с параллельным переводом, что довольно тяжело воспринимается на слух.

 

- Насколько это возможно в стране, где основные "ньюз-мейкеры" все-таки говорят на иврите?

 

- Можно это делать и в другой форме, например – с помощью коротких фрагментов прямой речи и пересказом того, что сказал  человек, – без необходимости мучить слушателей длинными тирадами на незнакомом языке или повторять сказанное дважды.

 

И еще мы хотим, чтобы слушатели стали полноправными участниками эфира, делились с нами мнениями, принимали участие в интерактивных программах.

 

- Каким образом у вас, репатрианта с большим стажем жизни в Израиле, складываются отношения с "развлекательной бригадой" ваших диджеев, многие из которых – совсем свежие олим, после года-двух жизни в стране?

 

- Прекрасно. Я уже отметил, что у нас будут два состава ведущих. Среди опытных актуальщиков можно упомянуть, например, Михаила Рабиновича, популярного телеведущего. Не хочу перечислять имена всей команды, упомяну только, что в актуальных эфирах будут люди опытные и известные.

 

Музыкальные и развлекательные программы будут вотчиной молодежи – от 24 до 35 лет. Это ребята очень яркие, многие работали на радио и до репатриации. Они приносят с собой на радио русский язык очень хорошего уровня, мотивацию, интерес к тому, что происходит в Израиле. И да, мы хотим говорить с радиослушателями молодыми голосами, на современном языке.

 

- Даже учитывая то, что ваша аудитория все-таки будет не совсем молодежной?

 

- Да, мы отдаем себе в этом отчет. Но верим, что даже более взрослые люди тянутся к молодым, молодежной субкультуре, которая постоянно меняется по мере развития технологии. Все это будет под руководством нашего музыкального редактора Саши Гозного, который лично составляет музыкальные подборки. Уже сейчас на нашей волне – 106.4 FM звучит музыка нон-стоп, без рекламы. Концептуально мы ориентируемся на мейнстрим – это поп, рок. Русский шансон будет присутствовать в минимальной степени, равно как и старая музыка – Пьеха, Кобзон. Где-то 60% нашего эфира будет занято западной музыкой, а процентов 40 будет русская, украинская музыка. 

 

- Что произойдет в вашем эфире в случае чрезвычайного происшествия в стране?

 

- Мы будем держать радиослушателей в курсе происходящего. Каждые полчаса или час будем выходить в эфир и рассказывать, что происходит. То есть наш слушатель должен знать, когда сидит за рулем, что мы постараемся скрасить его время хорошей музыкой и увлекательными передачами. Но - если в стране происходит нечто экстраординарное, об этом сразу сообщат, и он будет в курсе дел.

 

Кстати, мы планируем вернуть в эфир знакомые голоса участников "журналистского парламента" - ведущих журналистов русскоязычных СМИ.

 

- Уверен, им будет что обсудить: новые выборы, новые скандалы вокруг русскоязычных репатриантов. А как лично вы восприняли нападки главного раввина на репатриантов из стран бывшего СССР?

 

- Думаю, что эти выпады задели каждого русскоязычного израильтянина. Неважно даже, что он сказал, но как это было сказано и кем. Ведь любую фразу можно сформулировать по-разному: например, сказать "человек с ограниченными возможностями" вместо "немощный калека". Одно выражение – необидное, второе – точно наоборот.

 

Главный раввин о репатриантах из бывшего СССР: "Они гои и коммунисты"

 

То, что было сказано в адрес репатриантов, было сформулировано максимально обидно, с диким пренебрежением и даже ненавистью.

 

И второе – кто это сказал. Не секрет, что во многих семьях этого сектора (и я хочу максимально воздержаться от того, чтобы говорить огульно) – это то, что  думают о нас, и то, о чем говорят за ужином на кухне. Я ни в коем случае не хочу проецировать это на всех израильтян, "сабр" восточного происхождения или религиозных людей. Но тем не менее – есть совершенно определенная категория людей, от которых мы чувствовали негативное отношение, если хотите, ксенофобию и расизм. Ведь если бы такое высказывание было бы сделано в адрес эфиопской общины, понятно ведь, что это сразу назвали бы расизмом.

 

Вопрос теперь – кто заплатит за эти высказывания на выборах.

 

- Личный вопрос: вы уже около 30 лет работаете в СМИ на русском языке и находитесь в "русской" тематике. Никогда не хотелось попробовать чего-то нового? Не надоело ли?

 

- Абсолютно нет. Я не хочу выходить из русскоязычной информационной сферы, это для меня комфортно, хоть я мог бы работать и на иврите, если бы захотел. Мой журналистский опыт и знание языка это позволяют, но мне интереснее именно в русскоязычной журналистской сфере и в обозримом будущем я покидать ее не собираюсь.