Меню
Фото: AFP

Итоги праймериз в Ликуде: Нетаниягу победил, но тайная борьба только начинается

Цель Саара – бороться за лидерство в Ликуде после ухода оттуда Нетаниягу. Цель Нетаниягу – получение легитимации для защиты от суда

Нетаниягу и Саар. Фото: AFP
Нетаниягу и Саар. Фото: AFP
 

Результат внутрипартийный выборов в Ликуде – убедительная победа Биньямина Нетаниягу над его соперником Гидеоном Сааром – далек от того, чтобы считаться исчерпывающей историей состоявшегося политического противостояния. На первый взгляд, члены Ликуда вышли из дома в зимнюю бурю, чтобы поддержать лидера, дважды не сумевшего сформировать правительство и имеющего за плечами три обвинительных заключения. Однако интереснее посмотреть на внутренние бои, которые вскоре станут явными.

 

Гидеон Саар начал эту борьбу не из-за Нетаниягу. Он вышел, чтобы обозначить себя наследником Нетаниягу. Он прекрасно знает, что отстранение действующего премьера противоречит этике его партии. Так зачем же он пошел на противостояние? Ради преимущества! Преимущества над Исраэлем Кацем, Ниром Баркатом, Юлием Эдельштейном и другими.

 

Нетаниягу тоже сражался за нечто большее. Для него это была борьба не против Саара, а против времени. До подачи прошения о неприкосновенности – то есть, защите от судебного преследования на период каденции – осталось 6 дней. Этот шаг позволит ему задержать начатый против него юридический процесс. Отсутствие убедительной победы сделало бы это прошение проблематичным.

 

Поэтому штаб Саара должен получить свой букет от штаба Нетаниягу. Потому что второй только выиграл от соперничества с первым. Во-первых, люди вышли из спячки, во-вторых, Нетаниягу получил легитимацию на неприкосновенность, в-третьих, сам Нетаниягу набрался энергии и теперь ощущает, что общественное мнение готово к прошению неприкосновенности.

 

Нетаниягу не тот человек, который погружается в эйфорию. Он не будет праздновать эту победу более одной минуты. Вероятно, уже на утро следующего дня он начнет работать над следующим своим шагом. Праймериз были только промежуточным этапом.

 

Что касается Саара, то, конечно, можно было бы ожидать, что человек, начавший свой политический путь много лет назад, получит лучший результат. Недобор до 30% поддержки – это удар для Саара, но есть в этой истории и светлое пятно.

 

Начиная с праймериз, у Саара в Ликуде появился свой лагерь. У него также есть армия добровольцев, которая идет за ним, даже не имея финансирования и должностей. У него даже есть собственная маленькая фракция внутри Ликуда.

 

В нынешней политической ситуации Саар стоит 4 мандата (у него есть три поддержавших его депутата – Йоав Киш, Михаль Шир и Шарен Аскель). Мы уже видели, что Нафтали Беннет смог сделать с тремя своими мандатами в нынешнем переходном правительстве. Даже если Нетаниягу совершит невероятное и получит 61 мандат в будущем кнессете, это будет узкое правительство, которому с самого начала придется решать вопрос о его неприкосновенности. Нетаниягу не сможет себе позволить, чтобы четверо депутатов его фракции вели себя как самостоятельная единица.