Меню
Спецпроект ко Дню алии
Фото: инстаграм

Марина Максимилиан: "Я всю жизнь учусь у бабушки всего добиваться самой"

Доктор Софья Мижеричер покинула СССР ради детей и внуков. В откровенном интервью "Вестям" Марина Максимилиан и ее бабушка рассказали историю своей репатриации

Марина Максимилиан и ее бабушка Софья Мижеричер. Фото: селфи из инстаграма Марины
Марина Максимилиан и ее бабушка Софья Мижеричер. Фото: селфи из инстаграма Марины
 

Марине Максимилиан - 31 год, ее бабушке Софье Мижеричер - 89. Марина - израильская звезда, музыкант, певица, телеведущая, фотомодель. Но мало кто знает, что ни одно решение в жизни она не принимает без совета с бабушкой.

 

"Когда мы приехали в Израиль, мне было 3 года, а бабуле - 60. Когда я рассказываю, что в новой стране в пенсионном возрасте моя бабушка-врач выучила иврит, прошла медицинскую переквалификацию и даже стала журналистом, люди удивляются", - рассказывает Марина Максимилиан в эксклюзивном интервью "Вестям" в преддверии Дня алии, который отмечается в этом году 5 ноября.

 

О неизвестной стороне жизни звезды и ее любимой бабушки - наш рассказ.

 

"Благодаря ей я помню русский язык"

Интервью "Вестям" состоялось за несколько дней до родов: 20 октября Марина Максимилиан второй раз стала мамой.

 

Вообще 2019 год и для бабушки, и для внучки оказался полон важных событий: тут и вторая беременность Марины, и перемены в ее музыкальном бизнесе, и внезапная болезнь бабушки, которая собрала всю семью в кардиологическом отделении больницы "Бейлинсон". В один из визитов Марины в палату был сделан знаменитый снимок, вызвавший 10.000 откликов в инстаграме.

 

Но в день нашего интервью с Мариной и ее бабушкой о драматических событиях ничто не напоминает. Беседа проходит в маленькой квартире Софьи Иосифовны Мижеричер в Петах-Тикве. Бабушка встречает нас в стильном платье, с безупречным маникюром, не забыв надеть серьги и украшения.

 

Со знаменитой внучкой Софью связывают особые отношения. Марина звонит бабушке каждый день, нежно называет ее "Буля" и даже "Булечка". Утверждает, что без нее давно бы забыла русский язык и что ни один важный вопрос не решает без бабушкиного совета.

 

"Я всегда готовлюсь к визитам внуков, чтобы быть для них интересным собеседником. Когда мы с Мариной говорим по телефону, она даже просит меня записывать какие-то моменты, чтобы потом обсудить при личной встрече", - говорит Софья Иосифовна.

 

"Бабушка для меня пример для подражания, ведь она всего в жизни добилась сама", - подчеркивает Марина.

 

Мечты о журналистике и медицинская карьера

 

Софья Иосифовна Мижеричер родилась в 1930 году в Днепропетровске. Закончила школу с отличием, мечтала о журналистике, но для еврейской девушки шансы поступить в МГУ на журфак были практически нулевыми. Поэтому Софья поступила на медицинский факультет в родном городе. По окончании была направлена работать заведующей медпунктом на радиозавод. Принципиальный молодой врач сразу столкнулся с трудностями.

 

"Здоровье людей для меня всегда было важнее всего. Я никогда не молчала, если видела нарушения: например, не разрешала ставить подростков на свинцовую пайку. Мне не раз приходилось воевать с начальством, и однажды я не выдержала - пошла к начальнику горздравотделом и предупредила, что уеду из Днепропетровска, если мне не дадут работать как положено. В ответ он предложил мне стать главврачом гериатрической поликлиники, которую нужно было создавать с нуля".

 

Софья Мижеричер в СССР в 1980-е годы. Фото из личного архива
Софья Мижеричер в СССР в 1980-е годы. Фото из личного архива

Мижеричер оказалась правильным человеком для подобного назначения: она возглавила первую в СССР гериатрическую поликлинику, добилась создания гериатрических отделений в крупных городских больницах и продвигала систему переквалификации участковых врачей в гериатров. Несмотря на "пятую графу", ее наградили серебряной медалью ВДНХ СССР "за разработку и внедрение форм медицинского социального обслуживания населения старших возрастов в условиях крупного промышленного города".

 

"В 1970 году в Женеве проходила международная конференция по гериатрии, и в СССР стали искать, что же показать - достижений в этой сфере тогда практически не было. И я решила, что нужно снять фильм и что я могу написать сценарий, - вспоминает Софья Иосифовна. - Никакого сценарного опыта у меня тогда не было, но я подумала: я хорошо разбираюсь в медицинской сфере и хорошо пишу. Фильм по моему сценарию был снят и прошел с большим успехом".  

 

Но личная жизнь молодого врача складывалась совсем не так, как успешная карьера. Брак, заключенный в 26 лет, не сложился. Когда дочери Алле исполнилось 14 лет, супруги развелись. Развод был тяжелым, муж не соглашался с решением Софьи. Чтобы заглушить душевную боль, Софья Иосифовна еще больше сил отдавала работе. "Я работала с утра до ночи", - признается она.

 

Переезд в Израиль

Марина Максимилиан c братом Вадимом Блюминым в детстве. Фото из семейного архива
Марина Максимилиан c братом Вадимом Блюминым в детстве. Фото из семейного архива
 

В ноябре 1990 года Софья Мижеричер с дочерью Аллой, зятем, его родителями и двумя внуками, Вадиком и Мариной, репатриировалась в Израиль.

 

"Я ехала ради детей, - признается она. - Очень больно было оставлять любимую работу. В душе я была уверена, что моя жизнь после переезда закончится. Я не представляла, что смогу найти себе применение в новой стране. И действительно, первые полгода я была в шоковом состоянии".

 

"Буле было 60 лет, когда мы репатриировались. А мне - 3 года, и я мало что помню, - добавляет Марина. - Мы поселились в Рамат-Гане и первые полгода жили все вместе. Потом бабушка переехала в Тель-Авив, самостоятельно сняла квартиру, прошла медицинскую переквалификацию на иврите. Она поставила себе целью разобраться в политической системе Израиля, покупала все выходившие тогда газеты и читала от корки до корки".

 

"Я, конечно, помогала дочери по дому, но ощущала себя совершенно не у дел, - признается Софья Иосифовна. - У меня была

маленькая комнатка, и она вся была забита газетами, это правда. Я вырезала материалы и раскладывала на полу, пытаясь одновременно сложить пазл у себя в голове о хитросплетениях израильской политики. Однажды я поняла, что должна написать статью - и так и сделала. Принесла ее в газету "Наша страна", ее опубликовали. Так я начала печататься в Израиле. Потом я пришла к гендиректору радио РЭКА и предложила вести часовую программу "Радиоклуб для пожилых людей". Мне разрешили сделать три пилотных выпуска - и в итоге доверили еженедельную радиопрограмму, которую я делала целиком и полностью сама".

 

Добавим, что много лет Софья Мижеричер публиковалась в газете "Вести" и популярном женском журнале "Шарм", делая интервью с интересными личностями. Так исполнилась ее давняя, еще с юности, мечта о журналистике.

 

А в 62 года она стала помощницей председателя Всеизраильского  объединения репатриантов. Вместе с другими политическими активистами - Софой Ландвер, Мариной Солодкиной - вела рубрику ответов на письма читателей в популярной русскоязычной газете. Ее боялась даже всесильная "Битуах леуми" - Служба нацстрахования, с которой Софья Иосифовна билась за права пожилых репатриантов. "Понимаете, - смеется она, - если я бралась кого-то защищать, то отвязаться от меня чиновники уже не могли".

 

Успех трех поколений

 

Пока бабушка Софья строила новую карьеру на журналистском поприще, дети тоже не отставали.

Марина с братом Вадимом, папой и мамой. Фото: семейный архив
Марина с братом Вадимом, папой и мамой. Фото: семейный архив
 

Отец Марины, Игорь, в Израиле начал карьеру с нуля, работал управляющим в службе доставки, затем стал руководителем в крупных торговых сетях, несколько лет работал за границей - руководил огромной сетью, домашние его почти не видели. Зато последние несколько лет Игорь Блюмин вышел на раннюю пенсию и работает дедушкой на полную ставку, уделяя все свободное время любимым внучкам.

 

Мама Марины, Алла, преподаватель вокала, с первых дней в Израиле начала давать частные уроки фортепиано. Затем устроилась работать аккомпаниатором хора. А так как дочку оставить было не на кого, мама брала Марину с собой. Малышка слушала - и подпевала. Заметив, что дочке это нравится, Алла начала ее учить играть на привезенном из Днепропетровска пианино.

 

"А знаете, откуда у нас инструмент? - говорит Софья. - Когда Аллочка родилась, я первым делом пошла в универмаг и записалась в очередь на получение пианино. Каждый год в этой очереди надо было отмечаться заново, подтверждая, что интерес к инструменту не пропал. Моя очередь подошла, когда Алле исполнилось 6 лет. Этот инструмент под названием "Украина" мы привезли с собой в Израиль.

 

В пять лет Марина поступила в музыкальную школу в Израиле и начала заниматься по полной программе, продолжая домашние занятия под маминым руководством.

 

"Мама, с одной стороны, помогла мне стать профессионалом, с другой - совершенно не давила, помогая реализовать собственные способности, - вспоминает Марина. - Огромная часть успеха в моем творчестве, безусловно, принадлежит родителям".

 

- Марина и в детстве была такой красивой?

 

Софья: "Она была хорошенькой".

 

Марина: "Нет, у меня была обычная внешность. Это с возрастом я стала осознавать и использовать свои данные. Но дома родители меня всячески поощряли красиво одеваться и ценить свою внешность".

 

Любовь к бабушке и к музыке

 

- Бабушка баловала в детстве? - спрашиваем мы у Марины.

 

- Я не знаю, правильное ли это слово... Бабушкина комната, а потом ее квартира всегда были для меня таким островком позитива. Мне никогда не было с бабушкой скучно, нам всегда было о чем поговорить. Бабуля даже в наши детские годы относилась ко мне с братом, как к взрослым, не сюсюкала, задавала серьезные вопросы. Помню, в пятом классе я влюбилась, и бабушка меня спросила: "А почему именно этот мальчик тебе нравится? Что тебя в нем привлекает?" Это вопросы, которые заставляли думать. Мы и сейчас с бабушкой беседуем часами, и всегда на равных. Например, на профессиональные темы я всегда говорю именно с ней.

 

Софья тоже признается, что между ней и внуками есть "особая связь". "Не то чтобы они заскочили ко мне раз в неделю на час - и исчезли. Мы общаемся постоянно, и это для всех нас важно", - говорит она.

 

Марина Максимилиан в финале конкурса "Кохав нолад", 2007 год. Фото: Второй телеканал
Марина Максимилиан в финале конкурса "Кохав нолад", 2007 год. Фото: Второй телеканал

В 2007 году Марина Максимилиан приняла участие в 5-м сезоне музыкального конкурса "Кохав нолад" ("Рождение звезды") и прославилась на всю страну. Ей было всего 20 лет, но она произвела фурор своим джазовым вокалом. Правда, некоторые музыканты осуждали участие "серьезной вокалистки" в поп-конкурсе, где исполнялись каверы популярных песен.

 

- Ты советовалась с бабушкой, когда решила участвовать в конкурсе "Кохав нолад"?

 

- Конечно, и ее совет был самым важным. Бабушка у меня человек амбициозный, у нее очень открытое мышление, и она легко воспринимает все новое. Она также всегда может сказать: "Знаешь, у меня было одно мнение, но я выслушала тебя и понимаю: ты права". Это неординарная черта. И это касается любой спорной темы - татуировок, карьеры, личной жизни.

 

Перед конкурсом я сказала бабушке, что делаю джазовые обработки известных песен, от меня потребуется интенсивное участие в проекте в течение 2 месяцев, и профессионально мне это очень интересно. Я также объяснила ей, что конкурс - возможность для меня заявить о себе на всю страну. Бабуля выслушала и коротко сказала: "Конечно, ты должна участвовать".  

 

- Но это был не первый раз, когда Марина заявила о себе на всю страну, - вмешивается Софья Иосифовна. - Ей было всего 12 лет, когда к ней обратился британский дирижер с предложением спеть в записи, посвященной Миллениуму. Это было в 2000 году. Тогда в Израиль приехала 15-летняя знаменитость Шарлот Черч. Она готовилась спеть в Башне Давида в Иерусалиме в сопровождении симфонического оркестра, и эта запись должна была войти в фильм, транслируемый по всему миру.

 

Британский дирижер начал искать в Израиле девочку с альтовым голосом, которая спела бы дуэтом с Шарлот. Его помощники обратились во все музыкальные школы и консерватории Израиля. И вот за три дня до записи британский дирижер приехал в Пардес-Кац (небольшой район в центре Израиля. - Ред.) и устроил Марине прослушивание. Петь надо было с листа, не зная заранее партитуры. И она спела!

 

Но на этом история не закончилась. Представьте: запись завершена, большая съемочная группа и музыканты могут отдыхать, а 12-летняя Марина подходит к дирижеру и просит переписать все заново.

 

- Это правда, - улыбается Марина. - Все было грандиозно, мы приехали в Иерусалим всей семьей, получили номер в гостинице. Я пришла на запись, мы все записали за один раз, уже спускаемся со сцены, меня благодарят. А я поднимаю глаза и говорю: "Нет, надо записать еще раз". Потому что у меня было ощущение, что можно спеть лучше, я привыкла быть требовательной к себе. Меня внимательно выслушали, согласились и повторили запись. Я это, кстати, сразу забыла, но бабушка мне напомнила спустя годы. Между прочим, общаться со взрослыми на равных меня научила именно она.

  

- Для многих репатриантов Марина Максимилиан стала символом прорыва на большую израильскую сцену. А вы сами чувствовали, что пробили, как говорится, "стеклянный потолок"?

 

- Вы знаете, я никогда не ощущала своего происхождения как чего-то ограничивающего. Кроме учителей в консерватории, мое окружение было ивритоговорящим. Я не разбивала "стеклянный потолок", я просто была самой собой.

 

- Бабушка критикует тебя или только хвалит?

 

Софья: "Я высказываю свое мнение, с чем-то она считается, с чем-то нет. Например, я считаю, что Марина недостаточно рассказывает о своей успешной международной карьере - она выступала в огромном количестве стран и даже давала мастер-класс в Италии, где ее очень ценят".

 

Марина: "Бабушка считает, что израильтяне не знают, что я успешно выступаю за границей. Для меня это возможность не только расширить границы, но и разучить песни на языке принимающей страны. Бывают и казусы. Например, во Вьетнаме я разучила песню на вьетнамском языке и, видимо, ошиблась в интонировании одного слова - публика просто взорвалась от смеха. Это было забавно. Еще запомнилось, что это очень коммунистическая страна. Когда я попросила подвинуть рояль, никто даже не шевельнулся: там своей индивидуальной воли просто нет. А потом пошел дождь (концерт был на открытой сцене), и я ожидала, что первым делом бросятся накрывать оборудование. Но никто даже не сдвинулся с места - имущество-то государственное. И рояль настроили удивительно - только белые клавиши. Наверное, не сказали, что надо и черные".

 

"Пусть ее голос звучит долгие годы"

Сейчас у Марины Максимилиан уже две дочки: 2-летняя Личи-Люся и Доминик-Тана, которой еще нет и месяца.

 

- Какая Марина мама? - спрашиваем у Софьи Иосифовны.

 

- Замечательная. Умная. А еще удивительно видеть, как Марина невероятно терпеливо объясняет дочке, почему что-то надо делать так, а не иначе.

 

- Что бы вы хотели пожелать друг другу?

 

Марина:

"Моя мечта - жить рядом с бабулей и все время общаться с ней еще много-много лет".

 

Софья:

"А я желаю, чтобы все мои дети, внуки и правнуки были здоровы и полны душевной гармонии. Чтобы создаваемая Мариной музыка и ее голос, данный Богом, звучали многие годы. Я убеждена, что Марина - певица международного уровня".

 

 

Самое интересное