Меню
Комментарий
Photo: Yaron Brener
Профессор Дан Бен-Давид. Фото: Ярон Бреннер
Photo: Yaron Brener
Если вы не пойдете голосовать: Израиль может исчезнуть через 2 поколения
Демографические данные показывают, что если следующее правительство не займется проблемами образования, еврейская страна может исчезнуть. Ученый-экономист объясняет почему

Фото: shutterstock
Фото: shutterstock
 

Израильтяне привыкли думать, что все будет в порядке. Эта уверенность делает нас одной из самых счастливых наций по критериям ООН, несмотря на проживание в опасном регионе. Эта же уверенность позволяет школьникам заявлять, что им понятны сложные разделы математики, хотя де-факто Израиль находится на одном из последних мест в мире по этому показателю. Иными словами, израильтяне живут в мире иллюзий.

 

И именно поэтому многие светские избиратели предпочитают в день выборов развлекаться, а не голосовать. Но в ближайшие годы на выборах решается

характер и будущее страны: сохранится ли она до рождения наших внуков.

 

Жизнь - не компьютерная игра. В ней нельзя нажать на кнопку сброса, если выяснится, что совершена ошибка. Израиль просто обязан иметь армию первого мира. А она возможна лишь при наличии экономики первого мира. И возможность поддерживать такую экономику зависит от израильских школ.

 

А они находятся накануне критического момента, после которого ничего нельзя будет изменить.

 

Достижения в арабском секторе, на долю которого приходится 1/4 школьников, по основным предметам (математика, чтение, естествознание) ниже уровня третьего мира и хуже, чем в мусульманских странах. А ультраортодоксальные школьники (1/5 от общего числа) вообще не изучают эти предметы. Итого: около половины израильских школьников отстают от современных стандартов.

 

Мало того, именно эта половина, получающая образование на уровне третьего мира, относится к самым быстрорастущим секторам. Эти дети в будущем не смогут поддерживать экономику на уровне первого мира, и Израиль будущего не сможет себя защищать.

 

Если на повестке дня стоит физическое существование государства, которое может рухнуть всего за 2 новых поколения, то возникает вопрос: кто же является партнером в политике? Есть ли место для союза с политиками, не готовыми предоставить детям-ортодоксам возможность изучения основных предметов, чтобы они вписались в экономику будущего?

 

Уже сейчас трудно представить себе правительство, которое пойдет на это. Но то, что сейчас трудно провести через кнессет, в дальнейшем станет просто невозможно изменить - из-за демографических реалий.

 

Рождаемость ультраортодоксов составляет 7,1 ребенка на семью, тогда как у просто религиозных - 4, у мусульман - 3,4, а у светских - 2,2. В последние годы рождаемость ультраортодоксов растет, а с ней - и их политическое влияние. Выход мужчин-ультраортодоксов на рынок труда в последние годы затормозился. Высокая рождаемость ультраортодоксов уменьшает долю всех остальных секторов в населении страны, вне зависимости от числа покидающих эту общину.

 

Сделать ультраортодоксов светскими невозможно, особенно в демократической стране. Да это и не поможет, единственное спасение заключено в образовании. Лишь это позволит удержать на плаву современную экономику и демократическую форму правления.

 

Рост числа ультраортодоксов, получающих академическое образование, создает иллюзию изменения ситуации к лучшему и заставляет думать, что можно обойтись без изучения детьми основных предметов. Но это не так.

 

Получаемое ультраортодоксальными детьми образование настолько скверно, что 3/4 мужчин и половина женщин не в состоянии завершить академическое образование после того, как они к нему приступили. Шансы преодолеть разрыв с выпускниками светских школ у них минимальны. Несмотря на рост числа студентов-ультраортодоксов, число успешно справившихся с академической программой очень низко и не растет в последние 15 лет - из-за отсутствия у выпускников йешив базовых знаний.

 

В США, где изучение основных предметов обязательно для всех, ультраортодоксы получают более качественное образование. Оно позволяет им изучать современные профессии, сохраняя свой образ жизни. Поэтому там число образованных ультраортодоксов вдвое выше, чем в Израиле.

 

Если не брать в расчет случайные колебания показателей, то можно прийти к выводу, что производительность труда в Израиле очень низкая. И за последние 40 лет разрыв по этому показателю со странами Большой семерки (США, Британия, Германия, Франция, Италия, Япония и Канада) вырос в 3 раза.

 

Лишь малая часть населения Израиля связана с нацией стартапов, университетов и передовой медицины. Большая часть населения не получает возможности работать в современной экономике и висит на нации тяжким грузом начиная с 1970-х годов.

 

Меньшинство населения помогает Израилю удержаться в первом мире, но оно постоянно уменьшается, ведь образованные люди могут лучше зарабатывать за границей. Если их критическое число эмигрирует, падение будет происходить с огромной скоростью.

 

Обучения ультраортодоксов базовым предметам недостаточно для поддержания жизнеспособности страны, но это необходимое условие. Если эта группа населения продолжит контролировать распределение ресурсов ради своего быстрого роста, но при этом не сделает ничего, чтобы вписаться в мировой рынок, Израилю придет конец.

 

Можно ли заставить ультраортодоксов изучать основные предметы, в которых они не заинтересованы? Вправе ли мы принуждать тех, кто сам хочет отградиться от современного мира, следовать его правилам? Отвечу так. Ортодоксы ведь не отказываются от плодов прогресса - современных методов лечения, кондиционеров и прочих удобств. Они не отказываются от пособий социального государства и не возражают против того, что их защищает современная армия.

 

Вопрос об их включении в рынок труда - это не вопрос принципа, а вопрос выживания страны, которой нужны врачи, инженеры и ученые. Без этого не удержаться в первом мире, а Израиля - не сохраниться на карте мира.

 

Принудить к изучению основных предметов непросто, но возможно. Для этого надо прекратить финансирование учебных заведений, где их не преподают в полном объеме.

 

Решение сейчас - в руках политиков. На прошлых выборах проголосовали 49% арабов, но арабским партиям досталось лишь 32% голосов арабских избирателей. Иными словами, часть арабов проголосовала за другие партии. Тогда как доля голосов, полученных ультраортодоксальными партиями, точно равна доле ультраортодоксальных избирателей в общем числе.

 

При этом половину оставшихся голосов (47%) получили правые и религиозные партии, а левые и центристские - только 35%. Это значит, что уже сейчас ни один из блоков не может сформировать правительство в одиночку. А по мере изменения демографического баланса станет все труднее проводить через кнессет законы, которые спасут страну.

 

Если считать, что точка невозврата еще не пройдена, то выводы однозначны. Пока есть существенное большинство израильтян, не являющихся ультраортодоксами, они могут повлиять на будущее страны. Но для этого им надо проголосовать на выборах. И потребовать от законодателей резко изменить курс, которым следует страна. Пока что она идет курсом "Титаника" навстречу своей гибели.

 

И именно поэтому нам нужно правительство национального единства в полном смысле слова - правительство, которое внесет существенные изменения в систему национальных приоритетов для обеспечения жизнеспособности Израиля.

 

Автор - экономист, профессор кафедры социальной политики Тель-Авивского университета, глава института социально-политических исследований "Шореш"

 

В сокращении. Полный текст на иврите с диаграммами смотрите здесь 

 

ПО ТЕМЕ

Банк Израиля предупреждает: необразованные ортодоксы - опасность для экономики

 Минфин подсчитал, сколько стоит государству отказ ортодоксов от работы

 

 

Перевод: Даниэль Штайсслингер
Самое интересное