Меню
Фото: Эльад Гершгорн
Гений с аутистическим спектром: сын репатрианта готовит революцию светофоров
17-летнему юноше трудно общаться со сверстниками, зато в математике ему нет равных. Страдая расстройством зрения, он создает новую технологию для безопасного движения по дорогам

Майк Рогалинский. Фото: Эльад Гершгорн
Майк Рогалинский. Фото: Эльад Гершгорн

Запомните это имя: 17-летний Майк Рогалинский из Нешера вполне может стать человеком, который изменит мир. И хотя мальчик страдает от проблем со зрением и имеет сложности в общении, зато в мире чисел и высоких технологий ему нет равных.

 

Подключайтесь к Telegram-каналу "Вестей" 

 

Этим летом в Израиле побывали 35 самых одаренных школьников из разных стран в рамках программы Haifa TeenTech. К ним присоедились 35

израильских участников, проявляющих особые способности в области высоких технологий. Одним из них стал Майк - необычный подросток из Нешера.

 

У Майка расстройство аутистического спектра, причем диагноз поставили недавно. Только теперь окружающим стало понятно, почему большую часть сознательной жизни мальчик испытывал трудности в общении со сверстниками. До сих пор никто и не подозревал об особенности Майка.

 

Даже интервью ему сложно давать в одиночку, поэтому в беседе участвовали его родители - мама Эстер и отец Барух. Эстер - коренная израильтянка, Барух репатриировался из бывшего СССР. У пары трое детей, Майк - старший.

Майк с родителями. Фото: Эльад Гершгорн
Майк с родителями. Фото: Эльад Гершгорн
 

"Сложности со здоровьем сына начались еще с рождения, - говорит Эстер. - Майку был всего месяц, когда у него возникли большие проблемы с кишечником, пришлось делать экстренную операцию. Пять дней он находился в медикаментозной коме, и мы не знали, выживет ли наш мальчик".

 

"Когда он был маленьким, у него постоянно что-то болело, - вспоминает Барух. - Но объяснить, где и что болит, он не мог, поэтому мы, как родители, ужасно переживали. Сын развивался медленнее других детей. Лишь в пять месяцев он стал следить глазами за объектами, и врачи предупредили нас, что ходить он тоже начнет позже. Но в этом они ошиблись: уже в годик Майк сделал свои первые шаги. Мы водили сына на физиотерапию, трудотерапию - и это дало свои плоды".

 

Состояние сына изменило жизнь родителей: Эстер пришлось оставить обучение бухгалтерскому делу и полностью посвятить себя мальчику. До трех лет Майк не говорил. 

 

"То, что другим детям давалось играючи, нам приходилось превращать в целый проект. Так, чтобы научить сына различать цвета, мы на целый месяц оформили весь дом красными тканями и наклейками. Они были всюду - лишь бы он усвоил этот цвет. Так же было со всеми другими цветами", - говорит Эстер. 

 

В шесть лет у Майка обнаружили необычное расстройство зрения. 

 

"Левым глазом я вообще не вижу, - говорит Майк. - Кроме того, я вижу все в двухмерном объеме, в одной плоскости. Например, когда нужно достать молоко из холодильника, мне приходится представлять расстояние и определять масштабы других предметов рядом с ним. Просто вынуть упаковку молока, когда она стоит за чем-то другим, - для меня тяжелая задача. Кроме того, я никогда не смогу водить машину".

 

Врачи полагали, что свойственные Майку проблемы в общении вызваны расстройством зрения, но мама мальчика интуитивно поняла: тут нечто иное.

 

"Наверное, сказалось наше советское воспитание, - признается Барух. - Мы боялись отправить Майка на тест на аутизм, поэтому он ходил в обычную школу, чтобы никто не думал, будто у нас что-то не в порядке. Мы же привыкли, что этого нужно стесняться..."

 

С учебой у Майка все было отлично, но общаться с одноклассниками ему было очень тяжело. Пока другие мальчишки играли в футбол, Майк сидел в классе.

"Я не мог присоединиться к игре, ведь если бы получил мячом по голове, то даже не понял бы, откуда он прилетел", - спокойно объясняет мальчик.

 

"Мы пытались поощрять его общение со сверстниками, но было очевидно, что Майк - другой, его интересуют иные вещи. Со временем мы это приняли как данность, - говорит мама. - Например, он плохо ориентируется на улице, но у него все пронумеровано, в том числе перекрестки, и он всегда может нам объяснить, где находится, согласно номерам".

 

Фото: Эльад Гершгорн
Фото: Эльад Гершгорн

Когда дети в школе Майка получили доступ к компьютерам, стало понятно: он проявляет незаурядные способности в этой сфере. Вскоре его перевели в спецкласс для одаренных детей. Он стал отличником по математике и уже в 15 лет сдал госэкзамены по высшей категории сложности в этом предмете (5 "йехидот"). Причем все задачи госэкзамена решил за рекордное время: 15 минут!

 

Увидев, с каким рвением сын постигает точные науки, мама предложила Майку начать обучение в Открытом университете. Значительная часть учебы там происходит заочно и не требует личного присутствия в коллективе. В 15 лет Майк поступил в университет на факультет компьютерных наук.

 

Там он тоже всех удивил: за несколько дней прошел курс, который другие студенты изучают полгода.

 

Нынешним летом Майк закончил обучение в школе, теперь ему предстоит еще два года учебы в спецклассе для молодежи с расстройством аутистического спектра. От службы в ЦАХАЛе его освободили. "У Майка отличные умственные способности, но ментально он все еще ребенок", - признает мама. 

 

Сейчас Майк занят разработкой технологии, которая будет предупреждать водителей о смене цвета светофора еще до того, как они подъехали к перекрестку.

 

"Иногда водители не успевают заметить смену цвета - и это подвергает опасности их самих и окружающих. Есть и те, кто плохо видит. Конечно, мне такая разработка не поможет получить водительские права, но, возможно, в будущем она позволит сесть за руль многим людям, которые сегодня и мечтать об этом не смеют", - говорит юный гений.

 

 В сокращении. Подробности на иврите читайте здесь

 

 

 

Самое интересное