Меню
Профессор Леонид Эйдельман
Зачем НДИ нужен минздрав. Интервью с профессором Леонидом Эйдельманом
Неожиданное заявление партии НДИ о намерении после выборов выдвинуть на должность министра здравоохранения известного врача Леонида Эйдельмана вызвало бурю. В интервью "Вестям" профессор рассказал, что на самом деле творится в здравоохранении

 

Профессор Леонид Эйдельман. Фото: Ницан Дрор и Ави Хай
Профессор Леонид Эйдельман. Фото: Ницан Дрор и Ави Хай

Профессор Леонид Эйдельман, заведующий анестезиологическим отделением больницы "Бейлинсон", уже сутки не спит. Журналисты всех изданий разрывают его телефон с одним вопросом: "Вы твердо намерены претендовать на кресло министра здравоохранения?"

 

С этой сенсационной новостью выступил во вторник, 30 июля, Авигдор Либерман. На специальной конферении партии НДИ ее глава заявил, что после выборов на коалиционных переговорах намерен потребовать портфель министра здравоохранения. И отдаст его - впервые - не политику, а врачу.

 

И назвал имя: профессор Леонид Эйдельман, бывший глава Израильской медицинской ассоциации, а ныне - председатель Всемирной ассоциации врачей.

 

Как выяснили "Вести", Эйдельман не включен в предвыборный список партии, не баллотируется в кнессет и не будет депутатом. Он станет так называемым профессиональным назначенцем.

 

В среду, 31 июля, профессор Эйдельман ответил на вопросы "Вестей".

 

Профессор Леонид Эйдельман среди депутатов НДИ на конференции партии. На переднем плане - Софа Ландвер, Одед Форер, Евгений Сова, Эли Авидар. Фото: Моти Кимхи
Профессор Леонид Эйдельман среди депутатов НДИ на конференции партии. На переднем плане - Софа Ландвер, Одед Форер, Евгений Сова, Эли Авидар. Фото: Моти Кимхи

"Я прежде всего врач"

 

-  Первой реакцией соцсетей на публикацию о вашем выдвижении было удивление: а разве Эйдельман врач? Многие знают вас как профсоюзного функционера, помнят ваше участие в длительной забастовке врачей. Интересно, когда вы в последний раз занимались пациентами?

 

- Да вот сегодня. Я всю жизнь работаю врачом и остаюсь им по сей день. Я заведующий отделением и в качестве анестезиолога принимаю участие в хирургических операциях, осматриваю и консультирую больных. Между прочим, многие не знают, что во время операций за жизнь больного отвечает не хирург, а анестезиолог. Именно на нем лежит ответственность за поддержание всех жизненных функций в человеке, который получил наркоз и отдал свою судьбу в руки операционной бригады.

 

Я родился в Риге, закончил там мединститут и работал врачом. В 1987 году, в возрасте 35 лет, репатриировался в Израиль. Проходил специализацию в больнице "Хадасса", а затем выиграл конкурс на занятие должности заведующего отделением в "Бейлинсон". Так что я прежде всего практикующий врач.

 

Кроме того, у меня много научных работ, я возглавляю кафедру в Тель-Авивском университете, которая тесно связана с отделениями семи больниц в Израиле. И проблемы этих больниц, как и всей системы здравоохранения в целом, для меня совершенно ясны.

 

"Врачи-репатрианты уже один раз спасли Израиль"

 

- Бытует мнение, что врачи-репатрианты из бывшего СССР спасли израильскую медицину от кризиса. И что нынешний кризис объясняется в числе прочего тем, что теперь врачи Большой алии выходят на пенсию. Насколько это верно?  

 

- Действительно, в 1990-х здравоохранение Израиля находилось в кризисе, и только огромная волна медработников-репатриантов отложила эту проблему на некоторое время. Подумайте только: около 40% общего числа врачей в Израиле составляют выходцы из бывшего СССР (а в некоторых отраслях медицины даже больше). Теперь эти люди начали выходить на пенсию, и выяснилось, что замена для них не подготовлена.

 

Это создает огромную проблему в больницах и поликлиниках. Многомесячные очереди к врачам-специалистам - они в том числе и по этой причине. Особенно остра нехватка кадров на периферии, на севере. А на юге ситуация вообще катастрофическая.

 

"Нет денег? Нет планирования"

 

6 мая 2019 года был опубликован разгромный отчет госконтролера. "Минздрав не подготовился к старению населения, не справился с долгосрочным

планированием работы больниц, - говорится в отчете. - Несмотря на рост населения, минздрав не выработал программы развития и не подготовился должным образом к демографическим изменениям - в частности, увеличению продолжительности жизни граждан". В соцсетях, в том числе на странице "Вестей" в фейсбуке, люди ежедневно жалуются на невыносимо долгие очереди к врачам-специалистам и многочасовые ожидания в приемном покое. Не проходит и дня, чтобы пресса не сообщала об очередном случае врачебной ошибки из-за перегрузки или нападения больных на медперсонал.

 

- Все бывшие министры здравоохранения объясняли недостатки нехваткой средств. Вы как врач согласны с этим? Может, деньги есть, но тратятся неправильно?

 

- Главная проблема нашего здравоохранения - это отсутствие стратегического планирования. Население растет, продолжительность жизни увеличивается, по числу врачей на душу населения мы понизились уже до нижнего предела среди стран OECD, а никаких кардинальных мер  не предпринимается. Отсюда и очереди в приемных покоях, и недопустимая ситуация, когда больные лежат в коридорах или неделями не могут попасть к врачу.

 

Хуже всего то, что этот коллапс продолжается без всякого просвета. Медперсонал тоже привыкает к тому, что средств не хватает, никакого развития системы не происходит, людей охватывает отчаяние.

 

И я вам прямо скажу: все идет от минздрава. Там не выполняется главная функция - стратегическое планирование. Поэтому система разваливается на наших глазах. Это чувствуют все - пациенты, медсестры, врачи.

 

Здоровье и политика

Леонид Эйдельман и Авигдор Либерман. Фото: пресс-служба НДИ
Леонид Эйдельман и Авигдор Либерман. Фото: пресс-служба НДИ
 

- Существуют ли быстрые рецепты исправить то, что накапливалось годами? Допустим, планы НДИ осуществятся, и вы станете министром. Как быстро люди почувствуют изменения в здравоохранении? Через год, три, пять?

 

- Конечно, не все можно изменить немедленно. Но правильная реорганизация улучшит ситуацию. Эта цель вполне достижима. Смотрите, сколько времени заняло у минздрава открытие больницы в Ашдоде - 8 лет! При современных технологиях все это можно делать намного быстрее - открывать новые отделения, расширять существующие, увеличивать персонал.

 

- Тогда как вы объясните, что при такой нехватке кадров в Израиле принимается мало студентов на медицинские факультеты? Молодые люди вынуждены уезжать учиться за границу и еще не факт, что смогут сдать экзамены на израильскую лицензию.

 

- Не надо преувеличивать. Каждый получивший медицинское образование за границей вполне может сдать экзамены, тем более что они проводятся на разных языках, включая русский.

 

Действительно, 40% врачей в Израиле - это люди, получившие медицинское образование за границей. И это именно израильтяне, а не репатрианты. Ситуация ненормальная, согласен. Но ее невозможно решить, как предлагают многие, простым увеличением приема на медицинские факультеты. Надо расширять клиническую базу для обучения студентов. А это снова означает - открытие новых отделений, больниц, ставок.

 

И все снова упирается в планирование.

 

- По-вашему, разорвать замкнутый круг может только министр-врач?

 

- У меня нет в этом ни малейших сомнений. Минздравом должен руководить человек, хорошо знающий систему, выросший в ней от рядового врача до руководителя. Только понимающий в нашей профессии человек способен видеть и перспективы, и болевые точки. Я считаю очень правильным это решение Либермана. Минздраву Израиля нужен министр-профессионал.

 

- А как вы будете голосовать по политическим вопросам? В соцсетях о вас ходят слухи, что вы левый.  

 

- Я не собираюсь быть депутатом и не имею политических амбиций. Я хочу быть профессиональным министром и работать во благо израильского здравоохранения.

 

Кстати, я никогда не состоял ни в одной политической партии. Всю жизнь моей главной заботой было здоровье людей.

 

- Как вы оцениваете работу Яакова Лицмана во главе минздрава? Насколько, по вашему мнению, ему мешала исполнять его обязанности принадлежность к определенному сектору населения?

 

- Мои отношения с Лицманом знали разные периоды. Было время, когда мы хорошо сотрудничали. Но бывали и острейшие споры, и взаимное напряжение. В любом случае, я уверен, что минздрав не должен возглавлять политик. Это то министерство, где должен сидеть профессионал.

Иначе нам из нынешнего кризиса не выбраться.

Леонид Эйдельман. Фото: Охад Цвайгенберг
Леонид Эйдельман. Фото: Охад Цвайгенберг

 

- Профессор Эйдельман, мечта почти любого врача - чтобы дети тоже пошли в медицину. Как у вас с этим?

 

- О, вы коснулись самой больной для меня темы. Увы, мне не удалось направить детей по этому пути. Я не знаю никакой другой профессии, которая была бы столь захватывающей, требовательной и благородной, как работа врача. Я живу этим. Для меня невыносима мысль остаться вне стен больницы, без контакта с пациентами. Мои дети росли как раз в то время, когда я начинал свою врачебную карьеру в Израиле. Надо было много учиться, я работал день и ночь. Возможно, именно это отдалило их от мысли тоже посвятить себя медицине.

 

- Какой совет вы бы дали людям, которые хотят сохранить свое здоровье в Израиле при нынешнем кризисе общественной медицины?  

 

-  Прежде всего: пойдите 17 сентября на выборы и проголосуйте правильно. Только это сейчас поможет нашему здравоохранению. 

 

ПО ТЕМЕ 

 Либерман: НДИ потребует после выборов минздрав и МВД

 Госконтролер: вот как минздрав довел больницы до кризиса

Израильская медицина в опасности: врачи из СССР уходят на пенсию

 

 

Самое интересное