Меню
Новый тип туризма. Фото: Гиль Нехуштан

В Израиле появился новый вид туризма: по кладбищам с Waze

Приложение CemoMemo, поместившее на карту все могилы Израиля, привлекает большой интерес. Не только со стороны родственников усопших, но и со стороны туристов, занятых поисками тайн и драм знаменитых покойников

Туристы на могилах. Фото: Гиль Нехуштан
Туристы на могилах. Фото: Гиль Нехуштан

В Израиле появился новый вид туризма: любители тайн и захватывающих историй посещают кладбища с целью раскрыть неизвестные романы и драмы, скрывающиеся под могильными плитами. Об этом сообщает в июле сайт Ynet.

 

В помощь этому необычному виду туризма разработано приложение для смартфонов, которое любители подобных путешествий уже назвали "Waze для кладбищ" - по аналогии с самым популярным в Израиле дорожным навигатором.

 

Мы прошлись вместе с группой таких туристов.

На старинном израильском кладбище. Фото: Гиль Нехуштан
На старинном израильском кладбище. Фото: Гиль Нехуштан

Туристы разбрелись по старому кладбищу. Моше Хуминер читает надпись на надгробии: "Галия Абрамсон. Она любила этот мир и все хорошее в нем".

 

"О, - говорит он, - за этим памятником должна стоять интересная история".

 

К нему на помощь приходит Эфрат Кантор. "Смотрите, мать этой женщины Нехама похоронена рядом с дочкой. Но кто такой Аарон Розин, который умер в один день с ней и покоится через одну могилу? – предполагает она. – Наверное, у замужней матери был роман с этим человеком. Не выдержав мучений, она убила его и покончила с собой".

 

Экскурсии по кладбищам становятся все более популярными в Израиле. Туристы часто посещают кладбище возле Кинерета, где похоронены деятель сионистского движения Берл Кацнельсон, поэтесса и композитор Наоми Шемер и поэтесса Рахель. Часто посещают могилу Бен-Гуриона в кибуце Сде-Бокер, кладбище организации "Ха-Шомер" в Кфар-Гилади и могилу композитора Эхуда Манора в Биньямине.

 

Эти места ежегодно посещают тысячи туристов, в одиночку и группами, и экскурсии по кладбищам делаются все более популярными.

 

Интерес вызывают не только крупные действующие кладбища, но и давно заброшенные. Туристы пользуются приложением для смартфона CemoMemo, где нанесены на карту все могилы и памятники Израиля, а также содержатся сведения о захоронениях разных эпох, статистические данные, истории и байки.

 

Приведенные выше снимки сделаны во время экскурсии по старому кладбищу в поселке Гидона в районе Гильбоа.

 

"Такой туризм набирает популярность, – говорит экскурсовод д-р Эфрат Кантор, лектор по краеведению из колледжа "Кинерет". – Он называется темным туризмом (таярут ха-офель). Конечно, все знать невозможно. Можно прочитать имя покойного, даты рождения и смерти, но подробности этой жизни можно угадать, включив воображение. Например, я не знаю подробностей жизни Нехамы и Аарона Розина, но могу предположить убийство и самоубийство. Возможно, к этому выводу меня подтолкнули телесериалы, - улыбается она. - Данное кладбище основано в 1922 году кибуцом Эйн-Харод, и оно скрывает множество тайн той легендарной эпохи. Но кому это известно? Все едут на могилу Бен-Гуриона или Рабина, а это кладбище стоит заброшенным".

 

Тут Эфрат обращает внимание на могилу больничного аптекаря Арье Эндермана, который приехал в Палестину в 1925 году и был убит молодым. Оказывается, эта история известна старожилам. Одна медсестра в больнице забеременела, муж заподозрил, что от аптекаря, и убил его.

 

"Я хожу на кладбища, движимая любопытством, – говорит экскурсовод Ирис Зерталь. – Меня часто не застают дома, и дети отвечают, что я на кладбище. Мои знакомые знают почему и не приносят соболезнования, а спрашивают, на каком в этот раз".

 

Для Ирис старые кладбища - источник знаний о прошлом Израиля.

 

"Президент Эзер Вайцман и премьер-министр Менахем Бегин отказались быть похороненными на горе Герцля, где покоятся все выдающиеся деятели Израиля, и это было принципиальным решением, – добавляет она. – На кладбище у Кинерета можно найти многих великих израильтян, в честь которых названы улицы. А вы знаете, что Берл Кацнельсон похоронен между могилами жены и любовницы? Это отражает дух того времени, в наши дни подобное невозможно".

 

"Мне тоже интересны судьбы людей, чьи надгробия я вижу. На некоторых написано, как они умерли, - добавляет Моше Хуминер. - Одного забодал бык, другой попал под поезд, третий погиб при охране виноградника, кого-то завалило породой на карьере".

 

Эфрат Кантор посещает кладбища раз в неделю в поисках интересных историй. Она изучает дизайн надгробий и способы захоронения, затем начинает поиск могил членов одной семьи. 

 

Интерес к могилам зародился у Эфрат с детства. Она расспрашивала людей о первых похоронах в их жизни и выслушивала разные истории, например, о сгоревшей заживо девочке. Эти истории увлекали ее. К смерти она относится философски, мол, все там будем.

 

Два года назад д-р Кантор познакомилась с коллегой д-ром Майклом Меем, преподающим компьютерные науки в том же колледже. Ей был нужен специалист по компьютерам, который помог бы создать базу данных о заброшенных кладбищах. Их сотрудничество породило приложение CemoMemo, на котором собираются сведения обо всех захоронениях Израиля.

 

Приложение позволяет найти могилу по имени или надписи на памятнике, есть статистические данные о числе людей, умерших до определенного возраста, о причинах смерти и о роде занятий умерших. Естественно, есть возможность загрузить в приложение фотографию могилы своих родственников. Приложение стало своеобразной кладбищенской Википедией, обеспечивающей виртуальную сохранность могил даже тогда, когда их физическая сохранность не поддерживается.

 

На кладбище в Гидоне Эфрат рассказала о Шломо Лави, чья жена умерла от малярии, а два сына погибли в Войне за независимость. История этой семьи заставила прослезиться даже такую опытную исследовательницу кладбищ, как Эфрат.

 

На очередной экскурсии Эфрат предложила туристам внести в приложение описание любой могилы по выбору. Одна женщина выбрала неприметный камень, под которым покоилась Ципора Давид из кибуца Эйн-Харод, умершая 24 мая 1936 года.

 

И вдруг один экскурсант, 91-летний человек, произнес: "Это моя бабушка. Ее портрет всегда висел в моей комнате. Она была фотографом, пыталась сделать карьеру в Тель-Авиве, а когда не удалось, то перебралась в кибуц и фотографировала всех новорожденных. Уже в начале ХХ века она была убежденной феминисткой. Бабушка умерла от рака и не разрешила мне прийти на похороны, чтобы я запомнил ее живой. Пусть покоится с миром".  

 

 

 

 

В сокращении. Перевод: Даниэль Штайсслингер
 новый комментарий
Смотри все комментарии "В Израиле появился новый вид туризма: по кладбищам с Waze"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий