Меню
Photo: Yuval Chen
Призывной пункт
Photo: Yuval Chen
Откосить от армии: как государство пыталось призвать ортодоксов в ЦАХАЛ с 1948 года
"Битва за призыв", которая может отправить Израиль на досрочные выборы, имеет любопытный исторический ракурс

 

Призывной пункт. Фото: Юваль Коэн (Photo: Yuval Chen)
Призывной пункт. Фото: Юваль Коэн

Закон о призыве ультраортодоксов (харедим) в армию, ставший камнем преткновения для формирования нынешнего правительства, - только один из эпизодов длинной и драматической истории, которая началась еще до создания Государства Израиль в 1948 году. Действующими лицами в этой истории были депутаты, министры, раввины, судьи Верховного суда, армейские начальники, многочисленные комиссии и чиновники.

 

Каждый раз они придумывали "особые решения", которые позволяли одним (то есть тем, от кого зависит принятие решений) уклоняться от четких

формулировок, а другим (то есть харедим) - от армии. Впрочем, некоторые подвижки все-таки произошли: если в первые годы после провозглашения независимости у всех харедим было полное освобождение от службы в армии, то потом речь уже шла об ограниченном призыве, а теперь и вовсе об освобождении для сравнительно небольшого числа "особо одаренных" ешиботников.

 

Итак, вот кратко вся эта история.

 

В феврале 1948 года, то есть за несколько месяцев до провозглашения независимости, была сформирована рабочая комиссия, которой было поручено проработать вопрос о призыве учащихся религиозных учебных заведений. На первом же заседании главы йешив заявили, что "не время пока заниматься таким вопросом", есть задачи и поважнее. Довод был принят, и уже спустя месяц начальник генштаба Исраэль Галили (Берченко) издал приказ: "Все учащиеся йешив, включенные в утвержденные списки, освобождаются от воинской повинности".

 

Бен-Гурион поддерживал отсрочку для ешиботников. Фото: Давид Рубингер
Бен-Гурион поддерживал отсрочку для ешиботников. Фото: Давид Рубингер

Лишь спустя 10 лет, в 1958 году, генеральный директор министерства обороны (в то время - Шимон Перес) издал новый циркуляр, который действовал до 1970 года. Согласно этому документу, полное освобождение отменялось и распространялось лишь на тех, кого в обычном понимании можно назвать "неуспевающими учащимися".

 

В связи с абстрактностью понятия в 1975 году БАГАЦ обязал государство уточнить количество ешиботников, которые получают освобождение (в документе это было названо мягче: "отсрочка") от службы в армии. Тогда было условлено, что таковых будет 800 в год.

 

В 1977 году, когда религиозные фракции впервые оказались в правящей коалиции, Менахем Бегин, тогда возглавлявший правительство, заключил с ультраортодоксами особое соглашение, которое получило название "Торато умануто" (תורתו אומנותו). Суть его состояла в том, что ешиботники получали право завершить обучение до призыва в армию. То есть продолжать учебу после достижения 18 лет, когда молодые израильтяне призываются в ЦАХАЛ.

 

Тогда впервые прозвучало, что изучение Торы имеет "большое значение для защиты Государства Израиль". Были и еще новинки. Например, отсрочки от службы начали предоставляться тем, кто вернулся к религии ("хазар бе-тшува"). Также ешиботникам предоставлялась возможность пройти 4-месячных курс армейской подготовки - вместо полной 3-летней службы.

 

Бегин вынужден был согласиться с требованиями фракции Агудат-Исраэль, так как без нее трудно было сформировать коалицию.

 

Призыв харедим. Фото: Ярон Бренер (Photo: Yaron Brenner)
Призыв харедим. Фото: Ярон Бренер

В 1986 году, когда у власти находилось правительство национального единства во главе с Шимоном Пересом и Ицхаком Шамиром, была сформирована подкомиссия (при комиссии по иностранным делам и обороне) под руководством раввина Менахема Хакоэна, которая предложила во всем, что касается призыва ортодоксов, руководствоваться договоренностями 1975 года. Предложение было принято.

 

Прошло еще 12 лет, прежде чем БАГАЦ в декабре 1998 года, рассматривая соответствующую апелляцию, вынес постановление, что отсрочка от призыва для учащихся йешив противоречит действующему законодательству. Одновременно судьи обязали кнессет устранить это несоответствие в течение года.

 

Правительство, которым тогда руководил Эхуд Барак, сформировало комиссию во главе с отставным судьей Цви Талем, которая в апреле 2000 года (правительство дважды просило БАГАЦ об отсрочке) огласила свои рекомендации.

 

У призывного пункта. Фото: Моти Кимхи (Photo: Motti Kimchi)
У призывного пункта. Фото: Моти Кимхи

Следует подчеркнуть, что перед комиссией Таля ставилась задача найти способ, как "законодательно закрепить существующую практику", которая позволяет не призывать ешиботников в армию, не вводить количественное ограничение для тех, кому выдаются освобождения. Вместо службы предлагалось создать некие механизмы, которые создадут возможность религиозной молодежи "как бы служить в армии" - без ущерба для их образа жизни.

 

Комиссия, постановив, что насильственный призыв невозможен (а заодно перечислив доводы, почему это плохо и для ешиботников, и для государства), констатировала, что в "демократическом и плюралистическом обществе у людей есть право быть отличными от других", рекомендовала до достижения 22 лет ортодоксов вообще "не донимать" вопросами о призыве. После этого дать им год на раздумье (пусть попробуют работать, платить налоги), а параллельно создать систему альтернативной службы.

 

Рекомендации были утверждены 23 июля 2002 года, получив название "закон Таля". Срок его действия был означен на 5 лет.

 

В феврале 2012 года БАГАЦ отменил действие закона Таля, убедившись, что заложенные в нем принципы не работают: молодые харедим не выходят на рынок труда и продолжают увиливать от армии. 1 августа 2012 года закон утратил свое действие.

 

В марте 2014 года кнессет, в котором религиозные фракции находились в оппозиции, утвердил во втором и третьем чтениях закон о равном распределении гражданского бремени ("шивьон бе-нетель"). Смысл его заключается в том, что государство начнет поэтапно призывать ортодоксов на армейскую и альтернативную службу. Так, в 2017 году планировалось призвать 5200 ешиботников, а если этот "план" не будет выполнен, то начать призыв всех харедим, достигших 21-летнего возраста. Также подразумевались санкции правового свойства.

 

Протесты харедим против призыва

 

Закон просуществовал недолго - до 2015 года, когда новый состав коалиции, в котором уже не было Еш атид во главе с Яиром Лапидом, но были ультраортодоксы, утвердил поправку, решив заморозить его (закона) вступление в силу до 2023 года, а соответственно - и призыв ешиботников в ЦАХАЛ. При этом министр обороны был наделен правом решать, сколько освобождений от службы получат учащиеся того или иного религиозного учебного заведения (йешивы). С оговоркой на "потребности государства и общества".

 

Данная поправка была частью коалиционных соглашений между Ликудом и религиозными фракциями (ШАС и Яадут ха-Тора) после выборов 2015 года. Без ее принятия харедим грозили провалить бюджет, что означало новые выборы. 

 

12 февраля 2017 года БАГАЦ вновь принял постановление, признав поправку противоречащей законодательству и подлежащей отмене. Правительство и кнессет получили год на урегулирование.

 

Протест харедим против призыва. Фото: МСТ
Протест харедим против призыва. Фото: МСТ

В июле 2018 года (после всех возможных отсрочек) кнессет принял в первом чтении законопроект о призыве - несмотря на угрозы религиозных фракций развалить правительство (сами религиозные депутаты на голосование не явились).

 

Вместе с тем уже тогда стало известно, что Биньямин Нетаниягу пообещал лидерам религиозных фракций "внести значительные поправки в закон перед окончательным утверждением".

 

Согласно данным за 2018 год, на службу в ЦАХАЛ было призвано 3000 молодых харедим и еще 600 - на альтернативную службу. Такой же план призыва спущен на нынешний год, и он совпадает с данными до принятия закона, который дает 2 года на "адаптацию  к новым правилам", а с третьего года подразумевает санкции (преимущественно экономического порядка: йешивам, которые бойкотируют призыв, должно быть урезано финансирование).

 

В ноябре 2018 года правительство попросило БАГАЦ предоставить 4-месячную отсрочку для завершения процедуры утверждения закона. Суд согласился ждать до 15 января 2019 года. Но далее последовали роспуск кнессета, досрочные выборы и формирование новой коалиции, которая уперлась в этот самый закон.

 

По сути, спор ведут Авигдор Либерман (НДИ), который с самого начала заявил, что не готов к компромиссу ни по одному параграфу закона о призыве, и Яаков Лицман (Яадут ха-Тора), духовные наставники которого требуют пересмотра закона.

 

Биньямин Нетаниягу предложил сторонам компромисс, включающий внесение в закон поправок об ограничении количества освобождений от призыва для учащихся йешив, а также установление определенного числа призывников на военную или альтернативную службу.

 

(Предлагается, чтобы право устанавливать численность призыва было закреплено за правительством. Таким образом, внести изменения в план призыва будет легче, так как не потребуется проводить поправки к закону.)

 

Выборы все ближе: Либерман не принял уступки ортодоксов

 

В партиях Яадут ха-Тора и ШАС на компромисс согласились, Авигдор Либерман - отверг. Несмотря на то, что Лицман впервые согласился обсуждать хоть какие-то квоты на призыв ешиботников в ЦАХАЛ.

Лицман едет на встречу с Нетаниягу. Фото: Алекс Гамбург
Лицман едет на встречу с Нетаниягу. Фото: Алекс Гамбург
 

"Я не буду партнером правительства Галахи. Дальнейшие коалиционные переговоры представляются пустой тратой времени", - заявил Авигдор Либерман в понедельник, 27 мая, на заседании фракции НДИ.

 

Как бы там ни было, но БАГАЦ продолжает ожидать решения правительства и кнессета по поводу призыва харедим. Какой будет очередная попытка решения "исторического вопроса", пока прогнозировать сложно. Однако сам факт внимания к этому вопросу говорит о том, что рано или поздно принять решение придется. И не обязательно такое, которое устроит только ортодоксов.

 

 

 

Самое интересное