Меню
Комментарий
Макс Лурье
Битва не по правилам: как Нетаниягу трех генералов победил
Выборы 2019 года на самом деле проходили по новым правилам, выиграл тот, кто это первым понял

 

Нетаниягу: вновь победа. Фото: ЕРА
Нетаниягу: вновь победа. Фото: ЕРА
Чем выборы в кнессет ХХI созыва напоминали предыдущие, состоявшиеся в 2015 году, так это очередной "статистической погрешностью": уже совершенно понятно, что предсказывать результаты голосования социологические службы не в состоянии.

 

И предвыборные опросы, и экзит-поллы оказались ошибочными. В чем, собственно, мало кто сомневался. Похоже, включая самих социологов, которые пытались объяснить, что они-то действуют по всем правилам, вот только избиратель эти правила нарушает.

 

По поводу нарушения правил социологи, возможно, правы. В том смысле, что правила на самом деле изменились. Вот только усвоить новую тенденцию сумели (а точнее – захотели) не все. И прежде всего те, кто должен был это сделать, если нацеливался на победу. Вероятно, это и предопределило очередное поражение левого лагеря. И принесло очередную победу Нетаниягу.

 

Стартовые позиции

 

Между Ликудом и Кахоль-Лаван, если вдуматься, больше сходства, чем различий. Обе партии возглавляют представители израильской элиты – образованные ашкеназы с достатком значительно выше среднего. Команда у них примерно одинаковая, да и взгляды по большинству проблем примерно одинаковы. Предшествующий опыт разный, но это обстоятельство не выглядело бы драматическим, сумей Кахоль-Лаван правильно расставить акценты.

Сегодня уже можно с большой долей уверенности сказать, в чем состояла ошибка Бени Ганца и его команды. Судя по всему, они убедили себя, что Биньямин Нетаниягу надоел, "морально устарел", исчерпал себя, а посему народ Израиля только и ждет свежую силу, способную смести его (Биби) со своего пути.

 

В таком предположении, возможно, был бы определенный смысл, если бы не три но…

 

1. Ровно из такого предположения исходили в 2015 году лидеры Сионистского лагеря (Ливни и Герцог), но в итоге также проиграли.

 

2. Сумев убедить себя в том, что Нетаниягу всем надоел, убедить широкого избирателя в том же самом они не сумели. Да и ничего принципиально нового предложить три генерала и примкнувший к ним Лапид не сумели. Более того – даже не пытались.

 

Тот же Эхуд Барак, кстати, сражаясь с Нетаниягу в 1999 году, не только позиционировал себя "солдатом номер один", но и обещал вывести Израль из "ливанского болота". Как именно он это сделал, вопрос особый, но тогда эта идея была созвучна настроениям общества.

 

3. Нетаниягу избирателям не надоел. А если судить по результатам выборов, - то как раз напротив. Более того, как отметил политический обозреватель Амит Сегаль, именно Нетаниягу сегодня для большей части избирателей ассоциируется с правым лагерем, с успехами Израиля последнего десятилетия. И многие выбирали не Ликуд во главе с Нетаниягу, а Нетаниягу во главе правого лагеря.

 

Главная ошибка

 

Неверно выбранная стартовая позиция не могла привести к иному результату, кроме поражения. Даже в том случае, если бы Кахоль-Лаван набрал на три-пять мандатов больше Ликуда, он все равно не способен был выиграть.

 

И вот почему.

 

Уже прошлые выборы выявили тенденцию, при которой Ликуд обретает роль доминирующего центра. И вокруг этого центра – справа и слева – располагаются остальные партии. 

 

Да, партия Нетаниягу в последние годы сместилась в центр. И эта трансформация отразилась на политическом раскладе: центр - един, и иных формирований, пусть и именующих себя центристскими, там быть не может.

Бени Ганц тоже объявил о победе. Фото:ЕРА
Бени Ганц тоже объявил о победе. Фото:ЕРА

Более того, выборы 2015 и 2019 годов показывают, что в условиях современной израильской демократии работающей моделью может считаться только центр со сдвигом вправо, тогда как чистого центра или со сдвигом влево не существует. Любая попытка запустить такую модель не срабатывает.

 

Причин тому есть немало. И одна из них – историческая. Израильское общество настолько болезненно перенесло инъекцию Осло и выработало
настолько устойчивый иммунитет к ней, что любой намек на возвращение к пути Рабина - Переса вызывает отторжение организма. Возможно, не случись рецидива (Барак в Аводе, Шарон и Ольмерт в Кадиме), израильское большинство еще могло бы дать шанс очередным строителям Нового Ближнего Востока, но кредит доверия закончился. Выбор с заведомо известным концом вряд ли устраивает народ.

 

Уже в своей первой публичной речи Бени Ганц дал понять, что путь Рабина ему не чужой. После этого он пытался говорить, что Кахоль-Лаван – это центр, что он не правый и не левый, а общенародный, но обозначенный вектор повел влево.

 

Нетаниягу переиграл Кахоль-Лаван уже тем, что вынудил Ганца и его команду постоянно опровергать тезис о левизне, что лишь убеждало публику в обратном. Нетаниягу навязал противнику свои правила игры, заставив нападать на Ликуд и правых, сорить компроматом, идти лоб в лоб. Искушенные в военном деле, но мало смыслящие в политике генералы наживку проглотили. И понеслось! 

 

В результате избиратель так и не понял, что собой представляет это движение, куда и для чего идет, что предлагает и каким образом. Осталось лишь ощущение, что группа интересантов левых взглядов грызет достаточно успешного главу правительства с тем, чтобы забрать у него власть. И это все.

 

СМИ и соцсети: смена вектора

 

Нетаниягу не зря нападал на официальные СМИ в своей предвыборной кампании. Возможно, он первым (или не первым, но лучше других) уяснил, что израильская пресса потеряла доминирующие позиции в формировании общественного мнения. А мнение это сегодня формируется в соцсетях, на публичных форумах, альтернативных площадках. И работать там нужно совсем не так, как принято в традиционной прессе.

 

Нынешние выборы показали, что транслируемые по радио и ТВ предвыборные ролики уже больше никому не нужны. Если в прежние годы удачно проведенная кампания в СМИ могла обеспечить победу, то сегодня это уже не работает. Размещенные в соцсетях видео, онлайн-трансляции, посты популярных блогеров оказались эффективнее самых бойких телесюжетов или газетных текстов самых именитых авторов.

 

Людям сегодня нужна сиюминутная интеракция. Посредническая миссия между политиком и обществом, которую в прежние годы выполняла пресса, оказалась излишней: каждый может напрямую задать вопрос, получить ответ, а если потребуется, похвалить или обложить матюгами политика.

 

В Тель-Авиве празднуют победу Ликуда. Фото: AFP
В Тель-Авиве празднуют победу Ликуда. Фото: AFP
Но у прессы исчезла не только посредническая миссия. Из эксклюзивного властителя умов она превратилась в один из каналов распространения информации. А гражданин сам решает, хочет он потреблять эту информацию или нет. Потому что альтернатива появилась.

 

Особенность нынешней кампании состояла еще и в том, что она стала, наверное, последней, когда наблюдалась полная анархия в предвыборной кампании, проводимой в соцсетях. В Центризбиркоме уже заявили о необходимости придать этому процессу хоть какую-то видимость регуляции. С параллельной отменой трансляции роликов по радио и ТВ – огромные деньги сэкономят, уже на том спасибо.

 

Блок в себе

 

Еще один урок минувшей предвыборной кампании состоит в том, что перераспределение голосов происходило только внутри сформировавшихся политических блоков: праворелигиозного и левоцентристского. Иными словами, Кахоль-Лаван укреплялся только за счет оттягивания голосов у левых партий (в основном Аводы), тогда как позиции правых он поколебать не смог. А не отобрав голоса у правых, победить нельзя.
Лидер Аводы Ави Габай. Фото: AFP
Лидер Аводы Ави Габай. Фото: AFP

Проблема левых (или левоцентристов) в том и состоит, что их идеи работают только внутри блока. И об этом очень точно сказал Эйтан Кабель из Аводы, комментируя в эфре 12 телеканала результаты выборов: "Очень похоже, что мы окостенели и не видим, что жизнь шагнула дальше нас. Чтобы побеждать, нужно меняться. Но мы же уверены, что умнее других, а посему пытаемся менять кого угодно, но только не себя".

 

В правом блоке тоже происходит внутреннее перераспределение – Ликуд усиливается, поднимая малые партии, а те, чтобы выжить, набрасывались на Ликуд, лишь приближая свое фиаско.

 

Правые невольно помогли Ликуду внутренним дроблением и междоусобицами. Расправиться с мелкими списками гораздо проще, чем с крупными идеологическими формированиями.

 

К тому же в правом лагере очень не любят перебежчиков - Беннет и Шакед урок уже усвоили. Как до этого усвоил Эли Ишай, отколовшийся от ШАСа.

 

"Русский фактор"

 

По сути дела, с 1992 года выборы в Израиле решал "русский голос". После Кадимы с Шароном тенденция не столь ярко выражена, но, судя по всему, именно русскоязычные репатрианты обеспечивают преимущество правого лагеря.

 

Партии, которые забыли о "русском факторе", вряд ли могут рассчитывать на победу. Три генерала очень слабо работали на "русской улице". Авода, Новые правые, Альянс правых сил не работали вовсе. И все это сказалось на результате.

 

Любопытно, что у НДИ не осталось и половины русскоязычного электорального потенциала. Куда он ушел? Результаты выборов прозрачно намекают – куда.

 

 

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "Битва не по правилам: как Нетаниягу трех генералов победил"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий
Самое интересное