Меню
Мнение
Эли Авидар
Эли Авидар: "Террор из Газы можно остановить, это вопрос денег"
Специалист по арабским вопросам и бывший дипломат, отвечавший в МИДе Израиля за связи с мусульманскими странами, Эли Авидар баллотируется в кнессет, чтобы лично влиять на политику Израиля в отношении ХАМАСа. Чем опасна нынешняя политика, он рассказал в интервью "Вестям"

Эли Авидар
Эли Авидар

"В последнее время враги Израиля смотрят на наше руководство и его тактику в Газе и приходят к выводу, что Израиль не так уж и страшен, как они считали раньше". Так заявляет Эли Авидар, арабист и публицист, бывший дипломат, отвечавший за связи Израиля с мусульманскими странами. 

 

В 1999 году Авидар возглавлял диппредставительство Израиля в арабском Катаре - единственной стране, которая временно согласилась поддерживать связь с Израилем. Будучи человеком, хорошо знающим ментальность арабов и палестинцев, Эли Авидар решил баллотироваться в кнессет, чтобы изнутри менять политику правительства по отношению к ХАМАСу.

 

Авидар - репатриант из Египта. Ему 54 года, в Израиль репатриировался в возрасте 3 лет вместе с родителями сразу после Шестидневной войны. В кнессет идет в составе НДИ.

 

О своем взгляде на политику Израиля по отношению к ХАМАСу Авидар рассказал в интервью "Вестям".

 

- Речь идет об изначально ошибочной концепции, которая только вредит Израилю. Правительство нашей страны усиливает ХАМАС, выплачивает ему компенсации и награды за то, что тот ведет ракетные обстрелы Израиля. Оно позволяет ему получать деньги для того, чтобы платить зарплату своим активистам.

 

Напомню, что эти активисты работают еженощно в районе разделительного забора, маскируют взрывные устройства, готовят провокации. Я хочу, чтобы вашим читателям было ясно – никто не занимается этим бесплатно. Каждый, кто действует в районе разделительного забора - делает это за деньги. И эти зарплату им выплачивают из денег, которые мы сами доставляем ХАМАСу.

 

Наша поддержка ХАМАСу приводит к тому, что террористы уже успели заявить о том, что они станут заниматься палестинскими вопросами в национальном масштабе. Они пообещали, что преуспеют гораздо лучше Абу-Мазена в процессе переговоров с Израилем.

 

Беспорядки на границе с Газой. Фото: EPA (Photo: EPA)
Беспорядки на границе с Газой. Фото: EPA

 

- Понятно, что в краткосрочной перспективе всем хочется, чтобы обстрелы прекратились, и немедленно, и чтобы на границе с Газой было потише. Но как влияет этот подход на Израиль и палестинцев в долгосрочной перспективе?

 

- Всякий раз, когда мы уступаем террору, мы влияем на создание нового конфликта в другой области.

 

Приведу два примера: когда мы позорно вывели войска из Ливана в 2000 году, Ясер Арафат говорил всем израильским лидерам, кто только

был готов его слушать (а они не хотели), что этот шаг возобновит палестинское сопротивление, потому что палестинцы не хотят выглядеть слабаками в то время, как в Ливане Хизбалла при помощи 800 боевиков выбросила Израиль со своей территории. Всего лишь через несколько месяцев вспыхнула Вторая интифада – в октябре 2000 года. Эти два события взаимосвязаны напрямую.

 

Наша пораженческая политика по отношению к ХАМАСу в Газе приведет, без всякого сомнения, к вспышке вооруженной борьбы в Иудее и Самарии. Потому что палестинцы, живущие на Западном берегу, не могут прослыть трусами, когда их братья в Газе побеждают непобедимый Израиль с помощью одной ракеты на Рамат-Ган и одной ракеты в мошаве Мишмерет, и что сильный Израиль умоляет о прекращении огня. Это без всякого сомнения приведет и  к началу беспорядков и на территории Иудеи и Самарии.

 

По большому счету, все наши враги смотрят на наше руководство и на его тактику в Газе и приходят к выводу, что Израиль не так уж и страшен, как они считали раньше. Что ХАМАС с его ограниченными возможностями может одержать верх над Израилем, и поэтому мы не так уж непобедимы, как все считали. Это уничтожает нашу предупредительную силу, и это не приведет к миру. Это приведет к войне. Потому что наши соседи ощущают, что мы проявляем слабость. Причем не только здесь, в ближневосточном регионе, но и в любом другом месте в мире.

 

Деньги Катара доставлены в Газу с разрешения Израиля. Так происходит раздача средств. Фото: AFP (Photo: AFP)
Деньги Катара доставлены в Газу с разрешения Израиля. Так происходит раздача средств. Фото: AFP

 

- По вашему опыту в изучении ментальности террористических организаций - какова оптимальная стратегия для борьбы с ними?

 

- Террористы должны все время находиться в бегах, их должны преследовать, и они должны опасаться за свои жизни. Когда они не вынуждены скрываться, они начинают преследовать тебя и портить тебе жизнь, именно этим они уже 14 лет занимаются в Газе.

 

В 2006 году я был ответственным за экономические санкции в отношении ХАМАСа. Самым удачным нашим шагом было внести правительство ХАМАСа в экономические санкции международной организации FATA. Я добился этого, убедив американского заместителя министра финансов Стюрта Леви, что ХАМАС провозит деньги в чемоданах, а это считается отмыванием капитала. Тот согласился и дал распоряжение внести ХАМАС в черный список, и с тех пор ни один американский банк не мог ни перечислять, ни получать деньги ХАМАСа. Даже палестинские банки не были готовы получать деньги от ХАМАСа, чтобы те могли выплачивать зарплаты.

 

Сегодня, абсурдным образом, правительство Израиля переводит ХАМАСу деньги в чемоданах, что идет вразрез со всеми правилами борьбы с отмыванием денег.

 

Надо понимать – террор не может существовать без средств. На одной мотивации не выедешь. Только деньги позволяют организовать и осуществить серьезные теракты.

 

А чем занимается правительство Израиля в последние годы? Оно обеспечивает деньги ХАМАСу. Оно по сути платит ему "протекшн", мзду за свой покой. 

 

Это, наверное, первый случай в современной истории, когда государство, находящееся под атакой слабой террористической организации, соглашается, чтобы ее граждане жили под постоянной угрозой вот уже 14 лет и одновременно  это же государство позволяет террористам получать деньги, чтобы те могли продолжать финансировать террор. Если бы это не было так грустно, это могло бы быть смешным.

 

- Каковы отношения между различными террористическими организациями, действующими сегодня в Газе? Что следующее правительство должно принять во внимание, формируя стратегическую программу в отношении террористов из Газы?

 

- Есть две основные организации.

 

Первая - ХАМАС, являющийся частью Братьев-мусульман. ХАМАС получает финансовую поддержку от Катара.

 

Вторая - Исламский джихад, это суннитская террористическая организация, однако ее поддержку обеспечивает Иран.

 

Прочие организации – мелкие и не представляющие особой важности.

 

Важно подчеркнуть, что мы переживаем исторический период, когда у террора нет многих сторонников. Раньше такие государства, как Ирак, Ливия, Саудовская Аравия, Йемен, Советский Союз, Югославия и Болгария – все они в той или иной степени поддерживали террор – деньгами, оружием, обучением боевиков. Сегодня ситуация более ясна: есть Иран и есть Катар. Поэтому особенно смешно, что мы фактически укрепляем террор, в то время, как он должен уйти в небытие из-за отсутствия финансовой поддержки.

 

- Что нам известно о позиции жителей Газы в конфликте, степени  их поддержки вооруженной борьбы против Израиля? Насколько они заинтересованы в урегулировании ситуации?

 

- Жители Газы голодны. Они несчастны. Они умоляют о помощи, и мы, Государство Израиль и Биньямин Нетаниягу со своей политикой, поддерживаем ХАМАС вопреки воле жителей Газы. Они голодают, они выходят на улицы, но мы позволили доставить в Газу деньги для ХАМАСа, чтобы тот смог заплатить своим активистам для подавления народного протеста.

 

Жители Газы – это наши соседи. С другой стороны, ХАМАС и Джихад – это наши враги. Моя логика подсказывает мне, что мы должны побеждать врагов и помогать гражданскому населению. Но логика Нетаниягу заставляет его помогать ХАМАСу, а не поддерживать гражданское население, которое хочет избавиться от власти террористов.

 

- Ваше мнение по поводу программы размежевания, отделившей Газу от Израиля? До какой степени эта программа выселения евреев из поселений в Газе повлияла на то, что происходит сейчас?

 

- Я выступал против! Я был и остаюсь противником односторонних шагов. Каждый односторонний шаг заставляет нас выглядеть проявляющими слабость. Это приводит к войне и террору, а не к миру.

 

Размежевание привело к тому, что ХАМАС захватил власть в Газе и победил на выборах в Палестинской автономии. Точно так же, как ночной вывод войск из Ливана привел к тому, что организация Хизбалла, которая тогда насчитывала 800 террористов, превратилась в героя арабского мира, и Иран, который раньше вкладывал в нее несколько миллионов долларов в год, теперь платит Хизбалле более миллиарда долларов в год. Сегодня в рядах Хизбаллы насчитывается более 60 тысяч бойцов – это больше, чем личный состав Ливанской армии! На сегодняшний день Хизбалла сильнее, чем Ливан.

 

В Газе ХАМАС, который ранее состоял из нескольких тысяч террристов, превратился в армию, под началом которой – десятки тысяч человек, и ХАМАС сегодня гораздо сильнее Палестинской автономии. Это прямой результат одностороннего вывода войск из Ливана и выхода из Газы. То же самое произошло бы и в Иудее и Самарии, если Абу-Мазен согласился с планом Ольмерта, который тот продвигал в 2008 году (так называемый "иткансут").

 

- Вы идете в кнессет в составе партии НДИ, которая одно время в прошлом кнессете входила в состав критикуемого вами правительства. Какова сегодня позиция вашей партии по отношению к конфликту в Газе?

 

- Мы должны решать проблему с Газой в трех основных направлениях.

 

Финансовом – перекрыть источники, по которым ХАМАС получает деньги, чтобы тот не мог платить активистам и содержать террор.

 

Идеологическое направление: обратиться напрямую к народу в Газе и объяснить ему, как изменится их положение, если ХАМАС перестанет править в Газе. Рассказать им, как Газа может превратиться в экономическую жемчужину, по примеру Сингапура. Наша партия делала это во время каденции Либермана в министерстве обороны, через сайт ЦАХАЛа на арабском языке. К сожалению, сразу после того, как Нетаниягу возглавил министерство обороны, он закрыл этот сайт. Остается только догадываться о причинах этого шага.

 

Военное направление: не уступать террору, не поощрять его. Бороться с террористами и с заказчиками террора. Террор должен все время быть озабочен проблемой собственного спасения. Сегодня же происходит все наоборот – террор получает защиту, а его лидеры приходят к разделительному забору, чтобы сделать "селфи" с демонстрантами. Исмаил Хания приходит, чтобы сделать селфи, вместо того, чтобы прятаться от израильских ракет.

 

И самое важное – не забывать, что у Израиля есть самая сильная армия на Ближнем Востоке, а Газа – это не Россия и не США. Отсутствие желания у правительства Израиля принимать правильные решения и является причиной того, что все без исключения спикеры, говорящие от имени правительства, только и делают, что запугивают народ, рассказывая об опасностях войны в Газе. Израиль вышел из сектора 14 лет назад. Была освобождена вся его территория, до единого метра. Взамен мы должны были получить тишину. Но вместо этого мы получили террор. Нельзя продолжать существующую политику в надежде, что результаты будут другими.

 

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "Эли Авидар: "Террор из Газы можно остановить, это вопрос денег""
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий
Самое интересное