Меню
Развозов в кнессете

Константин Развозов: "Все понимают, что эпоха Нетаниягу закончилась"

Депутат от блока Кахоль-Лаван рассказал о своем месте в двух объединившихся партиях, а также о впечатлениях о Ганце и его отношениях с Лапидом

Константин (Йоэль) Развозов. Фото: Охад Цвайгенберг
Константин (Йоэль) Развозов. Фото: Охад Цвайгенберг

"Эпоха Нетаниягу закончилась, ему предъявляются серьезные обвинения. Мы идем в кнессет, чтобы победить", - заявил в интервью "Вестям" Константин Развозов, баллотирующийся в кнессет от блока Кахоль-Лаван. 

 

На интервью, которое проходит в Тель-Авиве в понедельник, 1 апреля, Развозов приезжает минута в минуту. Костюм с иголочки, выглаженная рубашка, прямой взгляд. Сразу заявляет: блок Кахоль-Лаван рассчитывает на 40 мандатов.

 

- Но в списке партии Еш атид вы занимали 7 место, а после объединения с партией Ганца оказались на 18. Не разочарованы?

 

- Число 18 - это число жизни, благословения, поэтому место хорошее. Главное вообще не место, а результат. И поскольку Лапид уже сказал, что будет требовать портфель министерства абсорбции, то я верю, что смогу быть максимально полезен.

 

- В отличие от многих других участников блока Кахоль-Лаван, вы уже успели поработать в кнессете, причем и в коалиции, и в оппозиции. Удалось ли чего-то добиться?
 

- Я пришел в политику, чтобы иметь возможность влиять на принятие решений. Мне было важно донести до лидера партии Еш атид Яира Лапида специфические проблемы выходцев из бывшего СССР - например, проблему беженцев Катастрофы, ведь многие советские евреи были в эвакуации. И когда Лапид продвигал надбавку в выплатах жертвам Холокоста, эту категорию израильтян впервые официально приравняли к жертвам. Пожилые репатрианты, пережившие эвакуацию, получили бесплатные лекарства и 3600 шекелей ежегодного пособия. Для меня это было событием огромной важности.

Константин Развозов на заседании блока Кахоль-Лаван. Фото: Facebook
Константин Развозов на заседании блока Кахоль-Лаван. Фото: Facebook

- Я также занимался темой гражданских захоронений, - продолжает Развозов, - и уже есть продвижения: открылось новое кладбище в Нетании, где хоронят как евреев, так и неевреев. Я подал законопроект, потом создал межминистерскую комиссию по этому вопросу, сегодня количество таких кладбищ увеличилось. И еще одна болезненная проблема: захоронение солдат - неевреев по Галахе. Когда я был председателем комиссии по алие и абсорбции, после долгой и напряженной работы с главным раввином ЦАХАЛа Рафи Перецем, возглавляющим сегодня партию Еврейский дом, нам удалось прийти к решению, что солдат-неевреев будут хоронить на том же кладбище, что и остальных. Ведь они были достаточными евреями, чтобы защищать эту страну, - значит, и в смерти должны быть равны.

 

Развозов в годы спортивных побед. Фото: Орен Ахарони
Развозов в годы спортивных побед. Фото: Орен Ахарони
 

- Учитывая ваше спортивное прошлое - как вы оцениваете состояние израильского спорта за последние 10 лет?

 

- В Израиле до сих пор не существует культуры спорта, не инвестируют в подготовку тренеров и никак не стимулируют эту сферу. Русскоязычные репатрианты привезли с собой культуру спорта, которая требует финансовой поддержки, но бюджетные приоритеты расставляются неверно, поэтому ситуация лишь ухудшилась.

 

Мири Регев взяла 1,2 млрд шекелей из бюджета минспорта и передала в минфин. И это в то время, когда в половине израильских школ нет спортивных площадок - ни крытых, ни открытых. Куда эти деньги ушли? Ультраортодоксам по коалиционным соглашениям!

 

И кстати, если уж мы заговорили о спорте, то именно мне удалось избавить родителей от двойной оплаты за страхование детей от спортивных травм. Раньше, отправляя детей в спортивные секции, родители вынуждены были платить дополнительную страховку от несчастных случаев, тогда как на самом деле обычная обязательная школьная страховка "Битуах теунот ишийот" покрывает и эти ситуации.

 

"Русский" вопрос

 

Развозов родился в Биробиджане в 1980 году. В возрасте 11 лет репатриировался с родителями в Израиль. После

переезда сменил тяжелое для произношения на иврите имя Константин на израильское Йоэль. С детства занимался дзюдо, стал двукратным вице-чемпионом Европы, участником Олимпийских игр в Афинах. Развозов - выпускник Междисциплинарного центра в Герцлии по специальности "бизнес-менеджмент и финансы", в большую политику пришел из муниципальной. В кнессете проработал 6 лет в составе партии Еш атид во главе с Яиром Лапидом.

 

- У меня пожилые родители, бабушка находится в хостеле, я живу в Нетании. Я отлично понимаю проблемы тех, кого представляю в кнессете. Повышая выплаты родителям репатриантов, мы облегчаем положение детей, которым не нужно будет отдавать половину зарплаты на лекарства для папы и мамы.

 

Кроме того, мы поняли, что решать проблему социального жилья можно долгосрочной арендой для молодых пар. Если сложно изменить ситуацию на рынке жилья, нужно создавать параллельный рынок, строить на государственной земле за счет пенсионных фондов. Так поступили в Германии и США, это проверенная успешная модель, понижающая, с одной стороны, среднюю стоимость аренды квартир на рынке, а с другой - позволяющая молодежи снимать жилье по доступной цене и копить на собственную квартиру, - говорит Развозов.

 

- Но понимают ли эти проблемы репатриантов лидеры блока Кахоль-Лаван? 

 

- У меня было несколько бесед с Ганцем, и мне удалось донести до него эти вопросы. 

 

- Но Ганц даже не позаботился включить в предвыборный список своей партии Хосен ле-Исраэль русскоязычного депутата. Это не слишком вписывается в картину важности для него репатриантских проблем.

 

- Вопрос не в количестве русскоязычных депутатов в списке, а в том, умеют ли и хотят ли они работать.

 

- А способны ли два таких амбициозных человека, как Лапид и Ганц, работать вместе?

 

- Когда речь идет о слиянии разных партий, то, конечно, закулисные интриги между членами списков существуют... Но между Ганцем и Лапидом есть большое доверие и понимание, и они подают нам всем пример сотрудничества.

 

- Многие сомневаются в том, что Ганц способен управлять государством из кресла премьера - ведь у него нет никакого политического опыта.

 

- Ганц, Ашкенази и Яалон - это люди, которые пришли в политику из армии. Обвинять их в отсутствии политического опыта, когда они были членами кабинета безопасности, - это по меньшей мере смешно.

 

- Положа руку на сердце: вы действительно верите, что ваш блок сможет победить Нетаниягу?

 

- Нам очевидно, что мы идем к победе. Вопрос только в том, сколько у нас будет мандатов - и позволит ли это избежать шантажирования различными партиями. Нужно понимать, что эпоха Нетаниягу закончилась, ему уже предъявлены обвинения, причем очень серьезные. Я же собираюсь продолжать решать проблемы русскоязычных израильтян. Мое предвыборное обещание: если меня перестанут волновать проблемы тех, кому нужна помощь, если я стану безразличным отсиживателем на государственном кресле - я встану и уйду из политики. Называйте меня наивным, но это - мой путь.

 

 

 

Самое интересное