Меню
Фото: Ави Муалем
Моше Кахлон: "Если я не останусь в минфине, программу "Цена для новосела" закроют"
В интервью "Вестям" лидер партии Кулану объяснил, зачем ему министерский портфель

Министр финансов Моше Кахлон в редакции "Вестей". Фото: Ави Муалем
Министр финансов Моше Кахлон в редакции "Вестей". Фото: Ави Муалем

"Без меня программе "Цена для новосела" придет конец", - заявил министр финансов Моше Кахлон в интервью "Вестям". Сотрудники "Вестей" встретились с лидером партии Кулану в среду, 20 марта.

 

- Начнем со скандальной темы: Бени Ганц утверждает, что получил от сотрудников минфина информацию об экономической катастрофе, которая
ожидает Израиль в будущем году. По словам Ганца, вы тоже об этом знаете и именно поэтому не хотите сохранить пост министра финансов в будущем правительстве. Это выдумка или все-таки правда?

 

- Бени Ганц поступил неэтично, скомпрометировав сразу 300 сотрудников бюджетного отдела моего министерства. Это хорошие работники, честные люди, настоящие патриоты. Сейчас они смотрят друг на друга и думают: кто встречался с Ганцем, кто слил информацию?

 

Ганц должен либо сказать, кто именно с ним встречался, либо признать, что никаких встреч не было. Если он действительно хочет стать премьер-министром, то незачем проводить встречи, которые с точки зрения госслужбы – не что иное, как серьезное дисциплинарное нарушение.

 

Скандал: кто в минфине передал Ганцу внутреннюю информацию "о катастрофе"

 

Если бы у Ганца было хотя бы элементарное представление об экономике, он бы знал, что дефицит измеряется по годовым показателям. Давайте проверим данные за прошлые годы – я ведь не вчера возглавил минфин. Прежде чем выступать с пророчествами, оглянитесь, и вы увидите, что все эти годы мы сокращали бюджет, сэкономили государству 20 млрд шекелей. Да, в прошлом году размер дефицита увеличился, но не превысил допустимые рамки.

 

Я хочу остаться на посту министра финансов. И не просто хочу - я не согласен занимать никакой иной пост в будущем правительстве. Другие министерства мне не нужны. Только минфин!

 

- Если вы не получите этот портфель, то не войдете в правительство?

 

- Именно так. Или минфин, или ничего.

 

- Но результаты опросов общественного мнения вам особого успеха не обещают. Партия Кулану может рассчитывать на 4-5 мандатов. Похоже, что избирателям вы не очень-то интересны. Все говорят о Нетаниягу и Ганце, о подлодках и о взломанном телефоне. Как вы это объясните?

 

- Пока другие целыми днями ругаются из-за телефона или подлодок, мы составляем программы, направленные на улучшение положения пенсионеров, инвалидов, молодых семей. Занимаемся вопросами жилья. В чужие разборки мы не лезем. Мы – социальная партия, наше дело – решать проблемы общества.

 

Почему-то ни в Ликуде, ни в партии Кахоль-Лаван не говорят о повседневной жизни людей. Их волнует лишь то, кто станет следующим премьером. И только мы говорим об увеличении послеродового отпуска, о группах продленного дня, о доступном жилье, о зарплате сиделок, о пенсиях, обо всем, что по-настоящему волнует избирателей.

 

Ни у Нетаниягу, ни у Ганца с Лапидом нет Тали Плосков, которая разработала программу "Достойная старость". Что, их не интересуют пенсионеры? Получается, так и есть: о проблемах социально слабых слоев населения эти политики молчат.

 

Я надеюсь, что народ окажет нам доверие и в кнессете следующего созыва у нас будет не меньше мандатов, чем сейчас. Я говорю о 10 мандатах.

 

- Но что, если результаты опросов не врут и фракция Кулану уменьшится вдвое? Волей-неволей придется решать, с кем вы – с Ганцем или с Нетаниягу.

 

- Пока что правые партии имеют все шансы на то, чтобы без проблем сформировать новое правительство. У Ганца таких шансов нет. А наша партия – правая.

 

- Значит, вы готовы войти в правительство Нетаниягу? Даже в нынешней ситуации?

 

- Что за ситуацию вы имеете в виду?

 

- Подозрения, уголовные дела…

 

- Пусть суд решает. Я работал с Нетаниягу. Если вы забыли, я и сейчас занимаю пост в его правительстве.

 

- А если вы получите минимальное количество мандатов и не сможете претендовать на портфель министра финансов?

 

- Значит, я не войду в правительство. Я уже сказал, что не соглашусь на другой пост. Запомните эти слова.

 

- Не жалеете о том, что не присоединились к одной из крупных партий?

 

- Я получал подобные предложения и от Ганца, и от Нетаниягу, в том числе в последние часы перед регистрацией предвыборных списков. Но я пошел на риск, чтобы сохранить независимость и возможность проводить нашу социально-экономическую политику.

Министр финансов Моше Кахлон в редакции "Вестей". Фото: Ави Муалем
Министр финансов Моше Кахлон в редакции "Вестей". Фото: Ави Муалем
 

Занимать пост министра финансов, не входя в крупную партию, - это немалый риск. Но он оправдан, ибо дает возможность действовать согласно своим убеждениям. Поэтому я выбрал трудный путь. А мог бы отдать свое имя любому списку и бездельничать до самых выборов.

 

- Но вы ведь подчиняетесь премьер-министру, не так ли?

 

- Есть коалиционные соглашения, дающие мне свободу действий. Министром от Ликуда я уже был и знаю, о чем говорю. Сейчас я представляю в правительстве свою партию, и это совершенно иной уровень отношений.

 

- А что с программой "Цена для новосела"? Продолжится ли ее выполнение, если в минфин придет новый министр?

 

- Я думаю, что без меня этой программе наступит конец. Программа важная, потребовавшая немалых расходов. И эти расходы были оправданными – необходимо дать молодым семьям возможность купить жилье по доступной цене.

 

В какие города переезжают израильтяне из-за удобных цен на жилье

 

В партии Кахоль-Лаван уже заговорили о поисках альтернативы "Цене для новосела". Существует много сил, заинтересованных в прекращении этой программы. Если я не сохраню пост министра финансов, то "Цену для новосела" некому будет отстаивать.

 

- Программу часто критикуют. Говорят, что она не решает жилищную проблему, затрагивает слишком мало семей.

 

- И все-таки в истории Израиля не было жилищной программы такого масштаба. 130.000 квартир – это колоссальный объем. И программа работает не только на периферии. На днях мы объявили о проведении лотереи, в которой будет разыгрываться право на льготное приобретение квартир в центре стране – в Тель-Авиве, Бней-Браке, Ариэле.

 

- Как насчет строительства жилья для сдачи в аренду?

 

- Только в Тель-Авиве, в районе Пи-Глилот, запланировано строительство 8000 съемных квартир. А во всей стране таких квартир должно быть 60.000. Понятно, что за один день их не построят, на это потребуется от 3 до 4 лет.

 

- Давайте поговорим еще об одном мрачном пророчестве. В конце января в студии Ynet выступал гендиректор минздрава Моше Бар-Симан-Тов, который предупредил о неизбежности повышения обязательного налога на здравоохранение. По его словам, без этого израильские лечебные учреждения никогда не выйдут из кризиса. В том, что налог не повышают, Бар-Симан-Тов обвинил лично вас, сказав, что вы руководствуетесь популистскими соображениями. Что вы можете сказать на этот счет?

 

- В нашем государстве существует четкое разделение обязанностей. Гендиректор минздрава не определяет налоговую политику. И ему не следует указывать, сколько налогов взимать с населения, - точно так же, как я не указываю минздраву, сколько отделений должно быть в больнице.

 

В Израиле предлагают повысить обязательный налог на здравоохранение

 

Гендиректор министерства здравоохранения не решает, откуда взять деньги. Это моя работа. А минздрав пусть разберется с теми деньгами, которые он уже получил из бюджета.

Министр финансов Моше Кахлон в редакции "Вестей". Фото: Ави Муалем
Министр финансов Моше Кахлон в редакции "Вестей". Фото: Ави Муалем
Конечно, я мог бы пообещать, что повышу расходы на здравоохранение не на 2 процента в год, а на 40. Но я реалист. И в отличие от тех, кто только обещает, я уже немалого добился. За 4 года эта статья расходов была увеличена на 9 млрд шекелей. Стоимость корзины лекарств увеличилась на полмиллиарда.

 

Пациенты спят на полу: израильские больницы глазами медиков

 

Понятно, что в минздраве есть проблемы. Пусть обсудят их с нами, и мы решим, что можно сделать. А что до обвинений в популизме, то напомню: я начал снижать налоги сразу после вступления в должность министра финансов. За четыре года до выборов! И не ради голосов. Просто я не верю в эффективность высоких налогов. Чем ниже налоги – тем динамичнее будет развиваться израильская экономика.

 

- Вы хотите сказать, что не будете повышать налоги, если останетесь в минфине?

 

- Не вижу в этом необходимости. Госбюджет на текущий год уже утвержден, и нет никаких причин что-либо в нем менять. Деньги в казну можно получить по-разному. Проще всего обобрать налогоплательщиков, повысив налоги…

 

- Что ж, многие министры именно так и поступали…

 

- Потому что это легко. Но можно и по-другому: привлекать в Израиль инвестиции, открывать новые предприятия, стимулировать экономический рост. Так мы и делали, и нам удалось снизить уровень безработицы, привлечь в страну иностранные компании, один лишь Intel чего стоит!..

 

- Сделка, которую вы заключили с Intel, вызвала немало критики…

 

- Это в порядке вещей. Страшно подумать о том, что было бы без критики. Вы, журналисты, сразу остались бы без работы. Если бы меня не критиковали, то у моей партии были бы все 120 мандатов в кнессете.

 

За 4 года мы обеспечили 10-процентный экономический рост, стимулировали открытие новых предприятий. Я знаю, что эти стимулы не всем по нраву, но если кто-то хорошо работает, не надо его бить и отнимать деньги. Наоборот, надо сделать так, чтобы он мог работать еще лучше и приносить больше дохода государству.

 

 

Самое интересное