Меню
Комментарий
Бени Ганц. Фото: Юваль Коэн-Ахаронов
Телефон Ганца: кому понадобилась история о вмешательстве Ирана в выборы в Израиле
В очередном скандале израильских выборов вопросов больше, чем ответов

 Пресс-конференция Ганца на границе с Газой. Фото: Ави Роках
Пресс-конференция Ганца на границе с Газой. Фото: Ави Роках

За несколько недель до выборов руководители израильских партий, которые пытаются любой ценой избежать разговора о реальных проблемах граждан, вновь вспомнили про страну, на которую так легко и просто списать все проблемы.

 

Никому неинтересно обсуждать ужасное состояние системы просвещения Израиля, никто не хочет углубляться в катастрофу под названием "израильская

система здравоохранения". Мало кто хочет понять причины застоя на международной арене. Это слишком глубокие темы, о которые никто не хочет пачкать руки. Что больше всего волнует израильтян на сегодняшний день? Конечно же, вопрос о том, был ли взломан мобильный телефон основного конкурента Нетаниягу, лидера партии Кахоль-Лаван Бени Ганца. Дилемма № 2 – были ли это иранцы или нет. Иранский след израильских выборов вновь вышел на повестку дня, и ничего другое, как кажется, граждан страны вообще не интересует.

 

Сейчас рано говорить о том, пыталось ли руководство Исламской Республики вмешаться в ход выборов в Израиле. Понятно другое: за 23 дня до выборов в Израиле политические дискуссии сосредоточены на одной стране, и это государство - явно не Израиль.

 

Кстати говоря, речь идет не только о телефоне Ганца и зарубежных хакерах. Есть сопутствующие темы, которые тесно связаны с этой проблемой. Например, кто в свое время выступал против атаки на иранские ядерные объекты (Цахи Ханегби заявил, что Ганц высказался против атаки, и это многое говорит о предвыборной тактике Ликуда). Другие горячие темы: кого поддерживает Тегеран на выборах (предвыборный ролик правящей партии утверждает, что Ганца и Лапида), кто выступал в пользу ядерного соглашения с Исламской Республикой (те же "обычные подозреваемые", а именно – лидеры Кахоль-Лаван) и так далее. И если предвыборная дискуссия сосредоточена исключительно на этих темах, резонный вопрос – чьи интересы она обслуживает?

Кадр из предвыборного ролика Ликуда
Кадр из предвыборного ролика Ликуда

В минувшую пятницу, 15 марта, когда история со взломанным телефоном Ганца превратилась в единственную тему для разговоров в Израиле, лидер Кахоль-Лаван созвал журналистов на импровизированную пресс-конференцию на границе с Газой. Это случилось уже после того, как спикеры партии опубликовали как минимум два сообщения, опровергающих слухи о пикантной информации, якобы содержавшейся во взломанном аппарате.

 

Спешка, с которой была созвана пресс-конференция, и отсутствие у Ганца особого желания ответить на вопросы журналистов – не слишком помогли ему снять подозрения с себя и похоронить один из самых странных скандалов, возникших в ходе предвыборной кампании на сегодняшний день. Журналисты разъехались по домам, но в своих сообщениях о встрече с Ганцем дружно сошлись во мнении, что в этой истории тайного гораздо больше, чем явного.

Ганц и Лапид. Фото: EPA
Ганц и Лапид. Фото: EPA

В Ликуде, конечно, поторопились заявить, что они не имеют никакого отношения к распространению этой истории. Однако трудно отделаться от мысли, что в правящей партии делают все возможное, чтобы выжать из нового скандала по максимуму. Ведущие партийные спикеры подчеркнули в своих публичных выступлениях в конце недели, что интерес, проявленный иранцами к мобильнику Ганца, представляет собой доказательство того, что Тегеран и аятоллы дружно поддерживают лидера Кахоль-Лаван и его друзей.

 

Имеется, кстати говоря, и противоположная версия, говорящая о том, что иранский взлом мобильного телефона Ганца обслуживает в конечном итоге именно интересы последнего. Логика этой версии не совсем понятна. Общепринятая теория говорит о том, что в Ликуде хотят выставить Ганца в качестве человека, который ведет себя недостаточно осторожно и теперь может легко стать жертвой шантажа со стороны враждебных элементов, у которых есть доступ к его личной информации.

 

В любом случае традиционные политические дискуссии на исходе субботы вдруг получили неожиданное развитие: в центре предвыборной кампании теперь находится не Иерусалим, а Тегеран. Это относительно новый скандал. Вопрос теперь лишь в том, насколько жизнеспособным он может оказаться. Если мы увидим, что пресса продолжает обсуждать "иранский след" и после праздника Пурим, то те, кто старательно раздувал эту странную историю, смогут удовлетворенно похлопать себя по плечу.

 

Как ранее сообщали "Вести",  иранским хакерам удалось взломать мобильный телефон председателя блока Кахоль-Лаван Бени Ганца и похитить оттуда всю информацию. Об этом стало известно вечером в четверг, 14 марта, когда журналист Амит Сегаль рассказал, что о взломе телефона Ганца уведомили два высокопоставленных представителя Службы общей безопасности (ШАБАК). По информации журналиста, сотрудники ШАБАКа встретились с Ганцем и сообщили ему, что его телефон взломан иранской разведкой и что все содержимое аппарата – личная информация и переписка – попало в руки вражеской страны и может использоваться против него в будущем.

 

С того момента, как информация о взломе стала достоянием общественности, по Израилю поползли слухи о том, что могло содержаться в телефоне Ганца, чем враги могли бы его шантажировать или так или иначе использовать в своих целях.

 

В партии Кахоль-Лаван опубликовали следующую реакцию по поводу взлома и утечки в прессу информации об этом: "О факте взлома сообщили в прессу в попытке нанести Ганцу ущерб на выборах. В его личном телефоне, подвергшемся атаке несколько недель назад, не было ни военной информации, ни позорящих его кадров. Ганц никогда не подвергался шантажу. Он является ведущим кандидатом на пост премьер-министра Израиля, и каждому гражданину понятно, что момент утечки не случаен".

 

 

Приближенные Ганца утверждают, что слухи распространяются приближенными Нетаниягу, и намекают, что именно премьер стоит за сливом в прессу информации о взломе.

 

 

 

Самое интересное
    Вести