Меню
Фото: shutterstock
Встал с больничной койки и умер: как разрушают бесплатную медицину в Израиле
Старики умирают в коридорах, в приемных отделениях больниц столпотворение, а государство продолжает уменьшать вложения в общественную медицину. Кому выгодно толкать граждан в руки частных врачей

Так выглядит зимой общественная больница в Израиле
Так выглядит зимой общественная больница в Израиле
 

Когда пенсионера Цви положили в больницу, он не подозревал, что придется лежать в коридоре. Скромная кровать, об которую постоянно спотыкались посетители и бегающий туда-сюда персонал, стала последней постелью в жизни пожилого израильтянина. Впрочем, Цви сначала и не думал о том, как неудобно лежать в коридоре: у него были сильные боли, и это заботило его куда больше. А когда обезболивающие сделали свое дело и ему стало полегче, Цви сказал медсестре: "Я не виню медиков. Вы и так работаете сверх своих сил. Мне просто обидно, что наше государство, любимый Израиль, дошло до такого положения. Думали ли мы, воюя за него, что будем лечиться в таких условиях?"

 

Увы, врачи оказались бессильны перед болезнью Цви. Вскоре он скончался.

 

Этот больной - не единственный, кто вынужден довольствоваться услугами общественной медицины. Будь у Цви деньги на частную или дополнительную страховку, он бы, возможно, провел свои последние дни в иных условиях, а может, даже сумел бы прожить дольше.

 

Проверка, проводившаяся в последнее время журналистами ведущего израильского сайта Ynet, показывает, что общественная медицина в Израиле находится в глубоком кризисе. И губит ее не кто иной, как власти.  

 

В 1994 году был принят закон о государственном страховании здоровья. Он изменил систему финансирования общественной медицины. До этого закона каждый гражданин сам вносил взносы в больничную кассу. Часть людей, которые не могли или не хотели платить, в итоге в критический момент оставались без медицинской помощи. После вступления закона в силу налог на здравоохранение стал обязательным, а в обмен на это все граждане страны оказались застрахованными на случай болезни.

 

При этом закон установил: финансирование общественной медицины осуществляется централизованно - из государственного бюджета.

  

Но поскольку бюджетных денег на все не хватает и пациенты не были довольны доступностью и качеством услуг, начало расти число граждан, покупающих частные страховки. Сегодня этот рост опережает средние темпы аналогичного показателя в странах OECD. И причина у него проста: государство держит общественное здравоохранение на голодном пайке.

 

Сейчас ситуация такова: из бюджета выделяется лишь небольшой процент на здравоохранение, хотя население стареет и все больше нуждается в медицинских услугах. Это приводит к тому, что больницы с трудом находят средства на ремонт, на периферии недостает медицинского оборудования, там же недоступны услуги врачей - узких специалистов, очереди на прием приходится ждать месяцами, расследования случаев халатности ведутся кое-как.

 

В результате все большему числу граждан приходится обращаться к услугам частной медицины. В 2003 году израильтяне купили частные страховки на 2,6 млрд шекелей, в 2017-м – уже на 10 млрд. А у кого нет денег на это – расплачиваются жизнью.

 

Журналист Гилад Шальмор и его дед Гарри Шайман
Журналист Гилад Шальмор и его дед Гарри Шайман
 

Журналист 12 канала израильского телевидения Гилад Шальмор испытал последствия кризиса в медицине на личном опыте. Две недели назад его деда Гарри Шаймана госпитализировали с пневмонией в больницу "Рамбам" в Хайфе.

 

Терапевтическое отделение было перегружено, и пожилого больного оставили в приемном покое. Гарри Шайман пролежал там 12 часов без еды. У него не было одеяла, он замерз и укрылся собственной курткой. Выданную ему кислородную трубку забыли подключить к баллону с кислородом, но этого никто не заметил, и старый больной человек продолжал мучаться, едва дыша.

 

В конце концов он не выдержал, встал и ушел из больницы, едва передвигая ноги.

 

"Вскоре дедушка скончался. Другой на моем месте винил бы врачей, но мне трудно предъявлять претензии к ним. Они поставлены в такие условия, что обслуживают невозможное число больных и первым делом подходят к тому, кто поднимает шум, - говорит Гилад Шальмор. - Знаете, что меня больше всего возмущает? Что вопросы здравоохранения почти не поднимаются в ходе предвыборной кампании".

 

Ответ больницы "Рамбам": "Приносим соболезнования семье покойного. Семья утверждает, что покойный не получил лечения, но это неточно:

он получил максимум того, что мог обеспечить приемный покой при загрузке в 150%. Ему сделали анализы, сняли ЭКГ, сделали рентген грудной клетки и компьютерную томографию мозга. Его обследовал терапевт, он дважды получил антибиотики, периодически его состояние проверяли медсестры, и незадолго до того, как он самовольно покинул приемный покой, его осмотрел специалист по экстренной медицине, заместитель заведующего отделением. Больной несколько раз самостоятельно вставал с койки, из-за чего отсоединилась кислородная трубка.

 

Семья права, указывая на тесноту и долгое ожидание в приемном покое. Через 3 часа было рекомендовано перевести больного в отделение, но и оно было перегружено, и пациента невозможно было принять. К сожалению, он задержался в приемном покое еще на несколько часов в условиях скученности и шума, что не рекомендовано людям со слабым здоровьем, особенно престарелым. Больница уже несколько лет безуспешно пытается увеличить число терапевтических отделений и врачебных и сестринских ставок в приемном покое".

 

Получаем меньше, платим больше

 

Исправить ситуацию без увеличения ассигнований на здравоохранение невозможно. В условиях ограниченного числа коек в больницах неизбежна госпитализация в коридоре и длительное выдерживание больных в приемном покое.

 

Специализированные операционные закрываются после полудня из-за недостатка хирургов. Из-за дефицита врачебных ставок приходится закрывать целые отделения. Все это - следствие проводимой политики ограничения функциональности медицинских учреждений.

 

Политика ограничения функциональности началась с самого момента принятия закона о государственном страховании здоровья. Чиновники минфина возражали против закона, утверждая, что он приведет к росту расходов на здравоохранение. Чтобы этого не произошло, они теперь проводят политику ограничения функциональности.

 

В 1996 году, когда Нетаниягу впервые стал премьер-министром, расходы на здравоохранение составляли 5% от ВВП, что соответствовало среднему показателю по OECD. Через 23 года при том же премьере они упали до 4,6%, тогда как средний показатель по OECD равен 6,3%, и этот рост был вызван старением населения.

 

И пусть вас не обманывает рост показателей, которыми иногда оперируют власти: хотя абсолютный размер расходов на здравоохранение вырос, относительно доли ВВП он сократился.

 

Почему гражданам приходится платить за "бесплатную" медицину

 

По оценке специалистов, политика ограничения функциональности привела к образованию в системе здравоохранения дефицита в размере 20 млрд шекелей. И этот дефицит приходится оплачивать гражданам, все чаще прибегающим к услугам дорогой частной медицины.

 

Граждане страны платят в виде налога на здравоохранение 21 млрд шекелей в год, а на частные страховки тратится еще 32 млрд шекелей.

 

Государство расходует на здравоохранение 35 млрд шекелей в год. Иными словами, из каждых 10 шекелей, потраченных на медицину, 6 изымаются из карманов граждан. Поскольку это средний показатель, растет разрыв между богатыми и бедными.

 

Неделю назад газета "Едиот ахронот" сообщила о создании Экстренного национального форума по спасению общественной медицины, в который входят медики и больные. Форум требует немедленно увеличить бюджет здравоохранения на 5 млрд шекелей, в соответствии с рекомендациями начальника отдела стратегического планирования минздрава, поданными правительству в этом году.

 

В четверг, 14 марта, соберется общественная комиссия по расследованию причин краха государственной системы здравоохранения, в работе которой будут участвовать руководители органов здравоохранения, юристы, ученые и общественные деятели. Полномочия у такой комиссии отсутствуют, она надеется найти способы выхода из кризиса и предложить их руководству страны. Но и без комиссии ясно, что без вливания средств в систему здравоохранения изменений к лучшему ждать не приходится.

 

 

 

 

Подготовил Даниэль Штайсслингер
Самое интересное
    Вести