Меню
Фото: Йоав Паз
Израильтянин Константин Маргулян летит на Марс из пустыни Негев
29-летний инженер из Бат-Яма просто написал в Космическое агентство Израиля, что мечтает покорить Вселенную, - и получил приглашение принять участие в проекте имитации жизни на Марсе

 "Рамонавт" Константин Маргулян. Фото: Амир Варгафт
"Рамонавт" Константин Маргулян. Фото: Амир Варгафт

Израильтянин Константин Маргулян всегда увлекался космосом, но ему и в голову не приходило, что однажды он станет участником проекта имитации жизни на Марсе. Обстановка Красной планеты была с точностью воссоздана в самом жарком месте Израиля - в пустыне Негев. В феврале завершился первый этап эксперимента, который ответил на многие вопросы ученых - в том числе с помощью "марсонавта" Маргуляна.

 

Но как обычного инженера из Бат-Яма приняли в такой проект?

 

- Вы не поверите, но я просто написал на электронную почту Космического агентства Израиля: мол, хочу быть астронавтом - что для

этого нужно? Меня пригласили на собседование с директором агентства - так все и началось, - рассказал Маргулян "Вестям".

 

Константину 29 лет. Он сын известного израильского журналиста и радиоведущего Павла Маргуляна. Недавно завершил службу в ЦАХАЛе, на которую был принят после окончания высшего учебного заведения по специальности "инженер-электрик".

 

В начале февраля Константин Маргулян стал одним из 6 "марсонавтов", которые провели 4 дня в условиях, аналогичных тем, что ожидают землян на далекой планете Марс. 

 

"Рамонавтам", как они сами себя называли (по фамилии первого астронавта Израиля Илана Рамона), предстояло ежедневно покидать "станцию" в скафандрах, брать пробы грунта, контролировать работу марсохода, систем электроснабжения, а также изучать психологические аспекты жизни в автономных условиях.

 Станция в Негеве. Фото: Амит Варгафт
Станция в Негеве. Фото: Амит Варгафт
- Тема космических исследований занимала меня всегда, поэтому в 2016 году я решил сходить на Израильскую космическую конференцию памяти Илана Рамона, - рассказывает Константин. - Это было настолько увлекательно, что я решил попытать счастья и обратиться в Космическое агентство. Каково же было мое удивление, когда мне позвонили и пригласили на интервью!

 

Во время беседы Константину сообщили, что в международном центре подготовки астронавтов у израильского агентства брони нет, подготовка астронавта стоит очень дорого, но можно принять участие в различных проектах по развитию космоса в Израиле.

 

Одним из таких проектов был D-MARS (Desert Mars Analog Ramon Station) - воссоздание марсианских условий на Земле для проведения исследований.

Станция D-MARS в Негеве. Фото: Павел Маргулян
Станция D-MARS в Негеве. Фото: Павел Маргулян
 

- Это проект, в котором принимают участие добровольцы, и для него постоянно нужны люди. Участники исследований называются "рамонавтами". Они проводят опыты в условиях, приближенных к условиям на Марсе или Луне.

 "Рамонавты" за работой. Фото: Йоав Паз
"Рамонавты" за работой. Фото: Йоав Паз

К участию в испытаниях привлекаются и старшеклассники, чтобы повысить интерес к космическим профессиям в нашей стране. В рамках проекта проводятся сезонные опыты в течение всего года, - объясняет Константин. 

 

Маргулян поначалу занимался разработкой средств связи, а затем возглавил команду управления роботом и стал участником последнего опыта проекта D-MARS под названием "Приземление на Марсе".

 Участники миссии. Константин Маргулян - в центре. Фото: Йоав Паз
Участники миссии. Константин Маргулян - в центре. Фото: Йоав Паз
 

- "Рамонавтов" отбирают по разным параметрам, включая медицинские, поведенческие и профессиональные. В этом году подали заявки около 60 человек, менее двух десятков прошли отбор. С недавнего времени подать заявку на участие в опытах может любой гражданин Израиля.

 

- На каком языке вы общались с другими участниками?

 

- Вся документация ведется на английском. На станции в Негеве мы общались на иврите, но поскольку в будущем планируется привлекать участников из других стран, очевидно, основным языком будет именно английский.

 Фото: Галь Йофе
Фото: Галь Йофе
 

- Чем вы питались во время пребывания на станции?

 

- В космосе астронавтам приходится довольствоваться высушенной пищей, да и холодильники на Марсе - большая редкость (смеется), поэтому мы питались блюдами быстрого приготовления, которые нужно просто заливать кипятком (вроде быстрорастворимых супов). Всех моих знакомых интересовало, как на Марсе обстоит дело с туалетом. Отвечаю: на станции вакуумные туалеты.

Солнечные аккумуляторы станции. Фото: Павел Маргулян
Солнечные аккумуляторы станции. Фото: Павел Маргулян

- Каким было ваше расписание?

 

- Встаем в 7 утра, вместе завтракаем, затем отправляемся выполнять различные задания согласно специализации. У нас есть командир миссии, а также ответственные за медицину, техническую поддержку, научные исследования.

 Вечерние исследования. Фото: Галь Йофе
Вечерние исследования. Фото: Галь Йофе
 

- Было ли у вас свободное время?

 

- Конечно. Правда, проводить его можно только внутри станции, так как любой выход наружу возможен лишь в скафандре.

 

- У вас был телевизор?

 

- Нет. Никаких средств связи, кроме связи с центром управления в Научно-исследовательском институте имени Вайцмана, который имитировал задержку в 10 минут - ровно такую, какая будет у астронавтов на Марсе. Телевизора не было в целях экономии электричества, так что играли в настольные игры и читали книжки.

Так спали "рамонавты". Фото: Павел Маргулян
Так спали "рамонавты". Фото: Павел Маргулян
 

- Все это напоминает игру в Марс понарошку... Вам удавалось почувствовать себя на другой планете, зная, что вы все же в Негеве?

 

- Удавалось, особенно в моменты выхода наружу. Слышимость в скафандре совсем другая, и все выглядит иначе. Не говоря уже о том, что в кратере Рамон ландшафт очень напоминает Марс, так что воображение не подвело.

 "Рамонавт" на "Марсе". Фото: Галь Йофе
"Рамонавт" на "Марсе". Фото: Галь Йофе
 

Сложнее всего, по словам Маргуляна, было привыкнуть к ночному холоду, который в феврале в пустыне может стать существенным испытанием. "Рамонавтам" приходилось надевать на себя по несколько слоев одежды, чтобы согреться, а днем надевать скафандр на футболку.

 

- Скафандр весит 11 кг, - рассказывает Константин. - А надевать его почти полчаса, так что это серьезное мероприятие. Но в условиях Марса он будет весить существенно меньше, так как сила притяжения там иная, чем на Земле, - всего треть от привычной. Разрабатывал наши скафандры инженер космической промышленности. А вот дизайн выполнил Алон Ливне. Мне сказали, что это очень модный израильский дизайнер, который шьет платья для певицы Бейонсе.

 "Марсианский" ландшафт в Негеве. Фото: Галь Йофе
"Марсианский" ландшафт в Негеве. Фото: Галь Йофе
 

- Есть разница в скафандрах для мужчин и для женщин?

 

- В нашей миссии женщин не было - очевидно, потому что было очень много тяжелых физически задач. А вот в основной миссии принимают участие как минимум три женщины. И да, скафандры имеют физиологические различия.

 

Следующая миссия на негевском "Марсе" начнется в марте и продлится почти 2 недели. Но участвовать в ней Маргулян не сможет, так как его участие в проекте добровольное, а с основной работы инженера ради космического хобби не отпустят.

 

- Я вообще своих боссов не слишком посвящал в подробности, так что они, по-видимому, узнают о моем участии в миссии из прессы, - говорит он. 

 Негевский "Марс". Фото: Йоав Паз
Негевский "Марс". Фото: Йоав Паз
 

- А что дальше? Услышим ли мы об астронавте Константине Маргуляне?

 

- Конечно. У меня невероятная мотивация, которая стала еще выше после этого опыта. Я понимаю, что это работа, требующая непростых компромиссов: семья, друзья, продолжительные отстутствия, тренировки. Но для меня космос - это среда, объединяющая государства и людей вне зависимости от их происхождения. Все мы участвуем в разработках и исследованиях для общей цели, за которой стоит человечество. Поэтому я уверен, что вы еще услышите об астронавте Маргуляне.

 

 

Самое интересное