Меню
Ганц на конференции
И правый, и левый: большая проблема Бени Ганца
Это была общая речь, рассчитанная на всех подряд. Ганц не сказал ничего обязывающего или существенного. Когда на том же поле играет Лапид, такой позиции недостаточно

Фото: AFP
Фото: AFP

Бени Ганц наконец открыл рот. 29 января состоялось торжественное открытие его предвыборной кампании, во время которого он произнес пространную речь. И хотя его лозунг звучит как "ни правый, ни левый", на самом деле ситуация обратная. Ганц хочет быть одновременно и правым, и левым. В своем первом выступлении он сказал все правильные вещи – и в этом как раз заключается главная проблема.

 

Это было общее выступление, удовлетворяющее каждого слушателя. Он не сказал ничего обязывающего или существенного. Яир Лапид, который нередко подвергался критике за свои общие фразы, призванные удовлетворить всех и каждого, рядом с Ганцем теперь выглядит как человек жесткий и однозначный. Настало время сказать: у Бени есть проблема – он хочет понравиться всем.

 

Выступление началось с фраз, которые подошли бы любому политику – от МЕРЕЦа до Новых правых. Например: "У меня в мире нет ничего дороже
Государства Израиль", или "Для меня Израиль действительно прежде всего", или "Граждане Израиля – я вышел из вас, к вам возвращаюсь и только перед вами несу ответственность", а также "Мы единый народ", "Еврейский народ и сионистское государство - это грандиозная история, больше любого лидера", "Сильный народ, прекрасное государство, но в нем дуют плохие ветры", "Политика уродлива, и общественная арена отравлена" и тому подобное.

 

Попытка Ганца собрать мандаты подобным образом была очевидна, если бы до него никто этого не делал. Но в ситуации, когда на этом поле прочно обосновался Лапид с его опытом, административным ресурсом и способностью держаться перед камерой, Ганцу не помешало бы придумать что-то новенькое.

 

Затем Ганц начал критиковать Нетаниягу. "Ни один израильский лидер не царь", - заявил он, но не стал приписывать фразу Нетаниягу, чтобы не разозлить ликудовский электорат. "Руководство, занимающееся собой, а не вами и нами", - сказал он, но не конкретизировал. Почему он побоялся назвать имена этих лидеров?

 

Ганц сказал, что не будет сидеть в правительстве, против главы которого подано обвинительное заключение. Однако он не сказал, что не будет сидеть в правительстве, глава которого находится в изматывающем процессе слушаний перед решением об обвинении. Он не стал об этом говорить – и не случайно.

 

Попытки Ганца удовлетворить правых и левых не прекращались. В военно-политическом вопросе он тоже озвучил правильные тезисы. "Только сильный побеждает". Существует ли более общая фраза, чем эта? Тем более что с ней соседствуют фраза про стремление к миру и упоминание Ицхака Рабина. Кстати, Рабина он упомянул в контексте мира с Иорданией. Про Осло не сказал ни слова.

 

И это еще не все. Он пригрозил ХАМАСу и Ирану, но сказал, что готов оказать Газе гуманитарную помощь. Он уколол Нетаниягу по поводу катарских денег и прошлых контактов с Арафатом, но при этом назвал его израильским патриотом. Лишь бы никого не раздражать. Но тот, кто хочет победить Нетаниягу, должен заострить позиции, проявить больше твердости и характера. Попытка угодить всем может Ганцу дорого обойтись. А в том, что касается способности выступать, здесь ему еще есть чему поучиться.

 

 новый комментарий
Смотри все комментарии "И правый, и левый: большая проблема Бени Ганца"
Предостережение
Стереть ваш текущий комментарий