Меню
Выборы-2019
Photo: Motti Kimchi
Нафтали Беннет
Photo: Motti Kimchi
Беннет о новых правых, слабых левых, гиюре и возможности союза с Ганцем. Интервью
Нафтали Беннет признается, что в основу новой партии положен принцип его отношений с супругой

Нафтали Беннет в студии Ynet. Фото: Моти Кимхи
Нафтали Беннет в студии Ynet. Фото: Моти Кимхи

Решение Нафтали Беннета покинуть Еврейский дом оказалось неожиданным для всех, в том числе и для его бывших соратников. Партия Новые правые, которую он организовал и возглавил вместе с Аелет Шакед, сразу же попала под шквал критики - как справа, так и слева. При этом пока еще не совсем понятно, чем все-таки эта партия будет отличаться от Еврейского дома и других движений правого толка. Чем именно Беннет - Шакед намерены привлечь избирателей? Каким в итоге будет курс партии, объявленной "наполовину светской, наполовину религиозной"? В первом большом интервью после "взрыва на правом фланге" министр просвещения Нафтали Беннет пытается ответить и на эти вопросы.

 

 

- Начнем с самого актуального. ХАМАС сегодня утром (23 января) заявил, что действия ЦАХАЛа в Газе продиктованы интересами правого лагеря. Согласны? 

 

- Нет. ЦАХАЛ нанес удары по Газе после того, как боевики открыли огонь по нашим военнослужащим. ЦАХАЛ выполнил то, что обязан. Внутренняя политика к этому не имеет отношения.

 

- Приостановка перевода катарских денег ХАМАСу тоже не имеет отношения к политическим интересам?

 

- Нет. ХАМАС сам взял курс на эскалацию, и нет никакого смысла поощрять его каким-либо образом. Я полностью поддерживаю данное решение.

 

 

- В последние дни появился целый ряд публикаций, в которых утверждается, что Биньямин Нетаниягу проводил курс вашей "политической ликвидации". При этом метил он не только в вас, но и в ваших близких - супругу, отца. Как вы ощущали себя в этот момент?

 

- Это было непросто. Хочу уточнить, что речь идет о событиях шестилетней давности (предвыборная кампания 2013 года). Я уже отвечал на подобные вопросы, сейчас правильнее оставить все пережитое позади и смотреть в будущее. Нужно думать о том, как укрепить правый лагерь, создать новое правительство во главе с Нетаниягу, но с сильными правыми партнерами. 

 

Биньямин Нетаниягу. Фото: ЕРА
Биньямин Нетаниягу. Фото: ЕРА

И тем не менее, вы же не ожидали подобного?

 

- Я политик, а для того чтобы быть успешным политиком, требуется обрасти толстой кожей. Это помогает в подобных ситуациях. То, о чем

вы говорите, - не главное в нынешних выборах. Главный вопрос даже не в том, кто станет следующим главой правительства, ибо понятно, что это Нетаниягу. Главный вопрос в том - и это я хочу сказать предельно четко,  - с кем Нетаниягу будет строить коалицию: с Лапидом, Ливни и Ганцем или же с Беннетом и Шакед? Вопрос в том, каким будет курс нового правительства. И на мой взгляд, это именно то, что решается на нынешних выборах.

 

- Вы уходите от ответа. Вы не считаете, что Нетаниягу со своей "ликвидацией" перешел границы дозволенного?

 

- Я сказал, что не хочу возвращаться к этому вопросу.

 

- Но разве вам не хочется дать ответ, когда вы слышите, что ваш отец якобы - агрессивный человек, а жена - "некошерная", так как работала в некошерном ресторане? Разве вы не считаете правильным защитить их?

 

- Все, что я могу сказать по данному поводу, так это то, что мой отец был замечательным и очень добрым человеком. Он всегда стремился помогать людям, и я очень горжусь всем, что он сделал. В том числе и тем, что совершил алию из Сан-Франциско в Израиль. Отец был совершенно светским человеком, далеким от иудаизма. Я также очень горжусь своей женой.  Гилат - прекрасная женщина, я просто не знаю, что бы делал без нее. Она - моя главная опора в этой жизни.

 

Нафтали и Гилат. Фото: Моти Кимхи
Нафтали и Гилат. Фото: Моти Кимхи

- Она что-то говорила вам по поводу публикаций в ее адрес?

 

- Гилат живет с политиком и, похоже, тоже стала обрастать толстой кожей. Правда же в том, что дома мы не говорим о политике, моей супруге все это неинтересно. Она занята работой, домом, детьми.

 

-  Изменилось ли ваше отношение к Нетаниягу? Вы все еще верите ему? Готовы быть частью его правительства?

 

- Знаете, правительство - это не дружеские посиделки. В конечном итоге мы выбраны в руководство государства не для того, чтобы выяснять отношения друг с другом. Есть достаточно более важных задач. Мы - профессионалы и, естественно, продолжим работать вместе.

 

О партии и политических перспективах

 

- Оглядываясь назад: решение покинуть Еврейский дом было шагом в правильном направлении?

 

- Однозначно. Это шаг, который призван спасти правый лагерь. Если раньше доля правого лагеря уменьшилась до 57 мандатов, то теперь опять увеличилась до 62-63. Но главное - мы дали возможность найти свое место тем, кто разделяет идеологию правого лагеря, но не готов голосовать за Смотрича и ему подобных. Мы открыли нишу и тем светским людям, которые, будучи правыми по убеждениям, дистанцировались от Еврейского дома, так как считали эту партию слишком религиозной. Теперь мы - подлинно правая партия, открытая для всех, кто разделяет наши убеждения.

 

- Есть, видимо, достаточно много граждан, которые хотят понять: чем все-таки отличается платформа Новых правых от Еврейского дома?

 

- Еврейский дом (Байт ха-йегуди) был моим домом в течение шести лет. Но, говоря откровенно, это все-таки религиозная партия. Новые правые - партия всего народа Израиля. После выборов мы намерены самым серьезным образом заняться всеми вопросами, связанными с отношениями религии и государства.

 

- А теперь обоснуйте: почему вашу партию уместно называть светской?

 

- Мы не светские и не религиозные - мы евреи, граждане Израиля, помнящие о своих традициях и корнях своего народа. У религиозных нет эксклюзива на иудаизм. Моя супруга, например, сугубо светский человек. 21 год назад, перед свадьбой, я спросил ее, в чем она видит смысл нашей совместной жизни. Она ответила, на мой взгляд, чудесно: "Если мы любим друг друга, уважаем друг друга, то все будет у нас хорошо". Вот примерно такой же принцип положен и в основу нашей партии.

 

- Вы полагаете, что это одно и то же?

 

- Попробую объяснить на конкретном примере. Скажем, проблема гиюра. Еврейский дом выступает против любых компромиссов, тогда как Новые правые открыты к обсуждению по этому поводу. Мы выступаем за баланс в общественных отношениях, за сохранение национальных устоев при сохранении прав каждой личности. Это непростая задача, но решаемая при разумном подходе.

 

- На ваш взгляд, есть убежденные правые среди светских людей?

 

- Я бы не хотел давать категорических оценок. Могу лишь сказать, что тот, кто ищет здесь подобие МЕРЕЦа, может проходить мимо. Мы правая партия для светских и религиозных. Партия сионистов. Не следует забывать и то, что большая часть израильтян соблюдают традиции, хотя и не считают себя религиозными. Например, зажигают свечи в шабат, а потом усаживаются перед телевизором смотреть передачи.

 

- Раз так, то почему бы не пустить общественный транспорт по субботам?

 

- И это тоже предмет для обсуждения. Мы выступаем против религиозного диктата. И я говорю с полной ответственностью: Новые правые будут противодейстовать религиозному диктату. Но и поддерживать светский диктат мы не станем. Все должно быть на основе широкого общественного консенсуса. Скажем, никто не принуждает израильтян не ездить на машинах в Йом-Кипур. Но никто не ездит, так как люди  считают это неприемлемым. Мы должны учиться понимать друг друга, другого способа нет.

 

- Ваша соратница Шули Муалем-Рафаэли четко дала понять, что суть преобразования состоит в перенаправлении государства в сторону Галахи.

 

-  Это абсолютная чушь. Слова, вырванные из контекста и лишенные смысла. Могу вам сказать, что Шули замужем за светским человеком. И ее семья - замечательный пример сосуществования религиозных и светских людей.

 

- Но вы все-таки религиозный человек. Возможно, в Еврейском доме вам было уютнее?

 

- Я представитель религиозного сионизма. Мои дети учатся в системе государственно-религиозного образования. Я не ищу нишевую партию. Новые правые - они для всех.

 

- Согласно результатам некоторых опросов, Еврейский дом рискует не преодолеть электоральный барьер. Вас это расстраивает?

 

- Еврейский дом успешно преодолеет электоральный барьер. Я искренне желаю им всего самого лучшего. Но у нашей партии иная цель. Мы хотим иметь 15 мандатов, а после выборов получить портфели министра обороны и министра юстиции.

 

"Вопрос простой: Ганц или Беннет?"

 

- Сейчас вы озвучиваете условия присоединения к правящей коалиции?

 

- Я не выдвигаю никаких предварительных условий - все будет зависить от итогов выборов. Я говорю о принципах. Я говорю о сути будущей коалиции. Я или Ганц с Лапидом. Кстати, согласно опросам, мы забираем порядка 2,5 мандата у Ликуда и 4,5 мандата у других действующих партий. Есть у нас еще достаточно электоральных резервов, в том числе за счет "фейковых правых".

Ликуд. Фото: Амит Шааби
Ликуд. Фото: Амит Шааби

- Звучит так, будто вы претендуете на статус "обновленного Ликуда"?

 

- Мы партия народа Израиля. Мы народная партия.

 

- А почему, позвольте спросить, Ликуд - не народная партия?

 

- Нет никакого смысла говорить со мной о Ликуде. Я могу говорить о Новых правых. Так вот, мы против передачи территорий арабам, против освобождения террористов, против палестинского государства рядом с еврейским. Мы за правовое государство, за сохранение традиций еврейского народа. У нас есть достаточно опыта, сил, желания и, главное, смелости, чтобы проводить такую политику.

 

- Вы считаете своим конкурентом Бени Ганца?

 

- Я могу сказать со всей определенностью: избирателю придется делать выбор между Новыми правыми и слабыми левыми.

 

Бени Ганц. Фото: Моти Кимхи (Photo: Motti Kimchi)
Бени Ганц. Фото: Моти Кимхи

- Кажется, именно вы однажды назвали Ганца "лузером"?

 

- Я считаю неэтичным переходить на личности. Мне не нравится лагерь, с  которым он, Ганц, себя отождествляет.

 

- Возможно, на Ганца сегодня пытаются переложить ответственность за те решения, которые принимал военно-политический кабинет. А Нафтали Беннет как раз заседает в этом кабинете.

 

- Не могу обсуждать решения кабинета. Хочу лишь сказать, что министрам очень сложно игнорировать планы, разработанные в генштабе.

 

- Ганц может занять пост министра обороны после выборов?

 

- Это еще один вопрос, который будет решаться на выборах: кто будет министром обороны в правительстве Нетаниягу - Беннет или Ганц.

 

- Вы постоянно повторяете, что правительство возглавит Нетаниягу. А не допускаете варианта, при котором он будет занят судебными проблемами, а не политикой?

 

- Если вы ожидаете, что я сейчас исполню вам сольную партию в хоре популистов, то заблуждаетесь. Есть закон, при котором действующий глава правительства не обязан подавать в отставку до тех пор, пока своего решения не вынесет суд.

 

- Есть вероятность, что вы будете рекомендовать на пост главы правительства кого-то другого, не Нетаниягу?

 

- Нет. Мы будем рекомендовать Нетаниягу.

 

- Даже если против него будет выдвинуто обвинительное заключение?

 

- Я уже ответил на этот вопрос.

 

- Когда-то вы были очень близки с Яиром Лапидом. Не думаете о возобновлении "исторического союза"?

 

-  Мы остаемся друзьями, но нас разделяет идеологическая пропасть.

 

Реагируя на это интервью, в партии Хосен ле-Исраэль во главе с Ганцем напомнили, что "вот за те 3,5 года, когда Ганц стоял во главе армии, в Израиле был период спокойствия".