Меню
Фото: shutterstock
"Умру, но холодец есть не буду": израильские супруги репатриантов о новогодней еде
В Израиле проживают тысячи пар, в которых один супруг родился в Израиле, а второй - репатриант. Журналисты выяснили, как празднуют Новый год в таких семьях и что думают о "русских" блюдах

Фото: shutterstock
Фото: shutterstock
 

Наверное, и у вас среди друзей есть смешанные пары. Что происходит в таких семьях, когда наступает Новый год? Кто отказывается отмечать его, а кто идет на компромисс? Мы выяснили у нескольких пар, как влияют культурные различия на этот вопрос.

 

"Мы всегда празднуем вместе"

Авишай и Женни Гозлан. Фото: семейный архив
Авишай и Женни Гозлан. Фото: семейный архив
 

Супруги Гозлан отмечают Новый год вместе с семьей Женни. "В нашем случае это еще день рождения тестя, - говорит Авишай, - так что мы всегда справляем обе даты вместе. Как? А вот так: ставим елку, смотрим российские передачи. За столом вместе с нами сидят русскоязычные друзья семьи жены".

 

Авишай в Новый год отвечает за рыбу по-мароккански, которую готовит и ставит на стол рядом с традиционными новогодними

закусками. В семье уважают зятя и его желание соблюдать кашрут - вот уже 10 лет в этом доме не подают на новогодний стол ни морепродуктов, ни свинины, ни смешанных молочно-мясных блюд.

 

А какие блюда Авишай любит? "Я обожаю салат оливье. Но холодец попробовать не осмелюсь - никогда никто не уговорит меня прикоснуться к этой трясущейся массе", - говорит он.

 

Шок от горы майонеза

Анит Орлев и Аркадий Портной. Фото: семейный архив
Анит Орлев и Аркадий Портной. Фото: семейный архив
 

Анит Орлев, супруга Аркадия Портного, испытала культурный шок от русских традиций задолго до того, как впервые оказалась за новогодним столом. "В свой первый Новый год я пила, ела и танцевала не хуже "русских" - и все это в тесном вечернем платье и на каблуках", - вспоминает со смехом Анит.

 

"Когда я впервые увидела изобилие новогоднего стола, а затем холодец, украшенный майонезным числом года, у меня буквально отвалилась челюсть. Количество красной икры на столе зашкаливало, - делится впечатлениями Анит. - Что еще меня удивило - гора майонеза под названием "шуба". Увидев этот сложный салат, я сразу поняла, почему к Новому году готовятся целый день".

 

Селедку под шубой Анит не любит, но с удовольствием ест селедку со свежим лучком. "Я всегда мечтала о мужчине, который не испугается моей любви к селедке, и нашла, - с улыбкой говорит она. - А еще у нас в морозильнике - я называю его сейфом Аркадия - всегда есть сало".

 

В первые годы празднования Нового года Анит всегда выходила 1 января на работу. Но потом поняла: после столь обильного праздника и встать-то трудно, а работать - тем более. "Я объяснила своему боссу, что Новый год - это как Мимуна".

 

Новогодний стол в доме Аркадия Портного. Фото из личного архива
Новогодний стол в доме Аркадия Портного. Фото из личного архива
Анит признается, что сначала считала Новый год христианским праздником. Ну как же! "Дед Мороз был так похож на Санта-Клауса, и все эти елки..." Но она быстро поняла, что русскоязычные друзья очень обижаются, когда Новый год называют "Сильвестром" или тем более "Кристмасом". "Если они так любят этот праздник, разве его можно отнимать?" - философски замечает она.

  

"Я люблю холодец. Когда вижу его на столе, то обязательно беру кусочек. Он напоминает вкус моего детства, ведь у меня литовские и румынские корни. Признаться, иногда в Новый год у меня в глазах стоят слезы, потому что все эти блюда - воспоминания о моем детстве".

 

Шок от новогодних передач

Ора Друкер и Энош Бар-Тов. Фото: семейный архив
Ора Друкер и Энош Бар-Тов. Фото: семейный архив
 

А вот Энош Бар-Тов, муж Оры Друкер, репатриировавшейся из Москвы в 5-летнем возрасте, поражен новогодними передачами, которые показывают по российским телеканалам. Энош имеет украинские, американские, болгарские и польские корни и всегда обожал русскую кухню. На его счастье, теща прекрасно готовит.

 

Ора рассказывает: "По традиции в Новый год мы смотрим все новогодние программы и слушаем речь президента России. У Эноша нет с этим проблем. К тому же он ест все, что мама готовит. Но когда он впервые увидел новогодний концерт, у него был шок от всей этой помпезности и супертеатральности".

 

Чемодан с колбасой и много понимания

Омер и Алиса Ной. Фото: семейный архив
Омер и Алиса Ной. Фото: семейный архив
 

Омер Ной впервые в жизни отпразднует Новый год вместе с женой Алисой, репатриировавшейся в Израиль всего 4 года назад. В этом году к ним в гости приехали родители, которые собираются устроить настоящий праздник.

 

Омер рассказывает: "Они привезли два чемодана - один с подарками, другой с едой. Я уже перепробовал все колбасы, а красную икру они приберегли на Новый год. Будет утка, оливье и "Наполеон". Но все это ничто по сравнению с салом, которое я как-то попробовал в гостях у дедушки Алисы. Вот это вещь!"

 

Икра и муфлеты

Эфрат и Константин Монастирски. Фото: семейный архив
Эфрат и Константин Монастирски. Фото: семейный архив
 

За новогодним столом семьи Монастирски сидят харедим, "марокканцы" и отошедший от религии еврей. Однако все они в главный "русский" праздник едят узбекскую еду и острую рыбу. Константин Монастирски репатриировался из Ташкента, хотя его семья имеет украинские корни. В Израиле отец Константина стал религиозным, а Костя, сперва присоединившись к нему, потом вновь стал светским.

 

Жена Кости Эфрат называет себя "гордой марокканкой". Уже 2 года она встречает Новый год с мужем и его родителями, а затем собирает в своем доме друзей и знакомых, угощая их остатками оливье и холодца, в которых и сама души не чает. Правда, холодец она разогревает в микроволновке. "Это самый вкусный суп в моей жизни", - улыбается она. 

 

Муфлеты с красной икрой - идеальный вкус. Фото: семейный архив
Муфлеты с красной икрой - идеальный вкус. Фото: семейный архив

А еще Эфрат любит смотреть на огни новогодней елки. "Я быстро поняла, что Новый год - это семейный праздник, и ничего больше. Я обожаю его, и, кстати, нашу собаку зовут Новигод, - сообщает она и добавляет: - Однажды мои родители принесли к новогоднему столу муфлеты. Оказалось, что они идеально сочетаются с красной икрой. Теперь мы только так и едим их!"

 

Пусть все узнают про Новый год

Наама и Алекс Соболь: праздник в массы. Фото: семейный архив
Наама и Алекс Соболь: праздник в массы. Фото: семейный архив
 

Наама и Алекс Соболь однажды решили: "Пусть как можно больше израильтян узнают про Новый год" - и пригласили 20 друзей, устроив для них настоящую новогоднюю вечеринку. На столе стояли салат оливье, селедка под шубой, торт "Наполеон", по телевизору шли советские мультфильмы и звучало поздравление президента России. Застольные игры, шампанское рекой, искусственная елка с игрушками - чего там только не было.

 

"Я обожаю Новый год, - говорит Наама, - а в русской кухне просто души не чаю. Так получилось, что Новый год - это неотъемлемая часть моей жизни, и я хочу поделиться этой радостью со всеми вокруг!"

 

Чем только гостей не угощают в Новый год. Фото: семейный архив
Чем только гостей не угощают в Новый год. Фото: семейный архив

 

 В сокращении. Подробности на иврите читайте здесь

 

 

 

Перевод: Анастасия Тадсон