Меню
В аэропорту Бен-Гурион
Репатриантку раздели и унизили в Бен-Гурионе перед рейсом на Петербург
Обладательницу двойного гражданства, Израиля и России, попросили пройти в отдельный бокс для "индивидуальной проверки на безопасность". О том, что там произошло, она рассказала "Вестям"

Очередь к проверке на безопасность. Фото: ChameleonsEye shutterstock
Очередь к проверке на безопасность. Фото: ChameleonsEye shutterstock
 

Жительница Хадеры Светлана вот уже неделю не может прийти в себя от унижения, которое она, по ее словам, испытала в аэропорту Бен-Гурион перед вылетом в Санкт-Петербург.

 

"С 30 октября я не могу ни спать, ни есть. У меня перед глазами стоят глумливые лица работников службы безопасности. Я не понимаю, кто им дал право так обращаться с пассажирами и с новыми репатриантами, плохо знающими иврит?" - написала Светлана в "Вести".

 

Сейчас эта женщина (имя изменено по ее просьбе, полные данные хранятся в редакции) находится в Санкт-Петербурге, откуда она родом.

 

Светлана - обладательница двух гражданств: Израиля и России. Репатриировалась в Израиль три года назад. Живет с семьей в Хадере, у нее свой небольшой бизнес: кондитерская, в которой она сама и работает.

 

30 октября 2018 года Светлана в очередной раз приехала в аэропорт Бен-Гурион, чтобы вылететь в Питер. Выезжала по израильскому заграничному паспорту (даркону).

 

Внезапно к ней, стоявшей в общей очереди, обратились сотрудники службы безопасности.

 

"Меня подозвали и сказали, что хотят сделать дополнительную проверку. Я спросила: а что такое, есть проблема? Ответ был: проблем нет, но просим пройти с нами".

 

Светлану, по ее словам, проводили в отдельный бокс. Там мельком осмотрели чемоданчик для ручной клади. А затем начали задавать вопросы.

 

"К великому сожалению, я очень плохо говорю на иврите, хотя многое понимаю. Я попросила привести русскоговорящего сотрудника. В ответ на это работник службы проворчал что-то вроде "меацбенет" ("нудная, раздражает"). Но переводчика привели, - описывает Светлана свои злоключения. - Затем посыпались странные вопросы: "Зачем ты приехала в Израиль? Почему живешь здесь? Тебе плохо жилось в России?"

 

Я опешила. Отвечала: имею право на репатриацию, вот и живу. Еще я сказала: МВД Израиля выдало мне гражданство, так по какому праву вы задаете такие вопросы и в таком тоне. И добавила специально для переводчика: вот вы же говорите по-русски, значит, ваши родители тоже репатриировались, к чему этот допрос? Мальчик, который переводил, смутился и начал оправдываться: дескать, я только перевожу, не более того".

 

Далее Светлану, по ее словам, спросили, где она живет, кем работает. Она ответила: "Я кондитер на дому". В ответ от нее потребовали

доказательств. "Я на телефоне показала свою страницу в фейсбуке. Затем открыла аккаунт в инстаграме, а там вдруг выплыла надпись, что это не моя страница. Я вошла в инстаграм заново - тогда они стали сверять написанное там имя с моим загранпаспортом. Потом спросили: а откуда такая фамилия? Фамилия у меня еврейская, очень распространенная. Что я и сказала, продолжая недоумевать от нелепости задаваемых вопросов".

 

Но на этом допрос не закончился. У Светланы поинтересовались, кто из членов семьи продолжает жить в Питере. Она ответила: дочь, мама, бабушка, сестра.

 

"Сколько лет дочери? Где она работает? Где живет?" - спросил сотрудник. Я не выдержала и возмутилась: какое это все имеет отношение к моему вылету? Он сделал вид, что не слышал вопроса, но при этом глумливо ухмыльнулся. Переводчик попросил меня все же ответить, - продолжает Светлана свой рассказ. - Я выполнила его просьбу, тогда посыпались вопросы про мужа: где работает? Услышав, что на предприятии в лаборатории, поинтересовались, чем мы занимались в Петербурге до репатриации".

 

Светлана не без гордости отвечала, что у них с мужем был медицинский бизнес, большая многопрофильная клиника. "И тут сотрудники начали ухмыляться и переговариваться на иврите, не подозревая, что понимаю я гораздо больше, чем могу сказать. "Смотрите-ка, понаехали тут, а работают на заводе". Это издевательство стало последней каплей. У меня задрожали руки, на глаза навернулись слезы. Да где эти мальчишки видели репатриантов, которые сразу приезжают на все готовое!" - объясняет Светлана.

 

Последним вопросом было: "Где вы собираетесь жить в Петербурге?" Светлана ответила, что ей есть где остановиться: в Питере у нее несколько квартир.

 

По ее мнению, этот ответ "следователям" не понравился, и их сменила девушка.

 

"Она попросила снять обувь. Затем сама сняла с меня золотые украшения. Отправила в камеру для просвечивания с поднятыми руками. Потом завела за штору, попросила приспустить джинсы и расставить ноги. Когда ей показалось, что расставила недостаточно, фамильярно шлепнула меня по бедру и стала водить черной длинной штуковиной между ног. Прощупала бюстгальтер. Потом скомандовала: "Одевайся", сунула паспорт и велела идти".

 

Зал вылета. Фото: Roman Yanushevsky shutterstock
Зал вылета. Фото: Roman Yanushevsky shutterstock

После всего пережитого Светлана чувствовала себя униженной и растоптанной, по ее словам. В шоковом состоянии она пребывала вплоть до вылета и потом, в самолете. "Только в Пулково меня наконец отпустило, и я разрыдалась в голос", - пишет она в "Вести".

 

Но через несколько часов на нее снова накатил страх. 8 декабря она должна возвращаться в Израиль и очень боится, что перед вылетом ее снова подвергнут такому же унижению.

 

По словам Светланы, она продолжает пребывать в сильном стрессе, и одна только мысль о необходимости снова проходить проверку безопасности в Израиле вызывает у нее приступ паники.

 

"Только сейчас я поняла, как беззащитен пассажир на досмотре. С ним можно делать все, что захочется. Шлепать по нему, рыться в телефоне, требовать подробности о близких и способах заработка. Кто дал этим людям такую безграничную власть? Кто контролирует, что они спрашивают и как ведут себя с людьми? - вопрошает Светлана. - Я знаю, что Израиль приветствует репатриантов и обращается к евреям всего мира с предложением "приехать жить в свой родной дом". Но что это за дом, где достоинство нового гражданина можно так растоптать в аэропорту?"

 

По словам Светланы, она серьезно задумалась, стоит ли ей и ее мужу продолжать жить в еврейской стране.

 

Ответ Управления аэропортов Израиля

 

"Вести" обратились с запросом в Управление аэропортов Израиля с просьбой прокомментировать законность действий службы безопасности.

 

Редакция передала в управление личные данные пассажирки, которые позволяли проверить ее жалобу на "унизительные и оскорбительные", по ее словам, действия персонала, а также суть и тон проводимой проверки.

 

На заданные вопросы редакция получила следующий ответ:

 

"Проверка безопасности, охватывающая 23 миллиона пассажиров в год, обязательна согласно международным правилам.

 

Когда поступает конкретное предупреждение, проводится индивидуальная проверка. Она выполняется в отдельной зоне, с сохранением права пассажира на приватность".

 

Фото: Leonard Zhukovsky shutterstock
Фото: Leonard Zhukovsky shutterstock

Пассажиры жалуются на повышенную строгость

Это не первый случай жалоб на "самый безопасный аэропорт в мире", как принято называть Бен-Гурион. Ранее "Вести" неоднократно разбирались в претензиях пассажиров по поводу "жесткого приема" прилетающих в Израиль:

 

Большая тайна МВД: за что могут выслать из аэропорта в Израиле. Расследование "Вестей"

 За что туристов высылают из аэропорта Бен-Гурион

Российская туристка в аэропорту Бен-Гурион: допрос пройден, осадок остался

 

Однако во всех этих случаях речь шла о туристах, задержанных на погранконтроле при въезде в страну.

 

Случай Светланы - первый ставший известным "Вестям" допрос новой репатриантки с двойным гражданством перед вылетом.

 

Насколько часто подвергаются подобному испытанию люди из новой алии и считают ли его оправданной мерой безопасности?

"Вести" собираются изучить этот вопрос и приглашают читателей поделиться своим опытом - в комментариях к этой статье или сообщением на мейл doaradom@vesty.co.il