Меню
Фото: Йоав Дудкевич

Закон Мири Регев о финансировании искусства вызвал скандал в кнессете

Депутат Орен Хазан оскорбил инвалида и потребовал королевских почестей

Мири Регев на трибуне кнессета. Фото: Йоав Дудкевич
Мири Регев на трибуне кнессета. Фото: Йоав Дудкевич
 

Настоящая буря разразилась в кнессете после того, как министр культуры и спорта Мири Регев вынесла на обсуждение депутатов поправки к закону о культуре и искусстве, которые еще до начала дискуссии стали известны как "закон о лояльности в искусстве". Они запрещают финансировать из государственных и общественных фондов произведения искусства, содержащие глумление над национальными символами Израиля или отрицание демократического и еврейского характера государства.

 

Представляя поправки на вечернем пленарном заседании кнессета в понедельник, 5 ноября, Регев сказала: "Новая редакция закона заново проводит границы между дозволенным и запретным, достойным и позорным. Он касается всех культурных учреждений и проектов, существующих за общественный счет".

 

"Мы – за свободу слова, за критику, пусть даже самую резкую. Но мы решительно против того, чтобы за счет государства вели антиизраильскую агитацию", - подчеркнула глава минкульта.

 

Сразу после этого разразилась буря. Депутат от Сионистского лагеря Аелет Нахмиас-Вербин обратилась к Регев со словами: "Мы не собираемся молча выслушивать весь ваш бред. Постыдитесь!" Регев Ответила: "Да вам самой должной быть стыдно!"

 

"Господин председатель, он назвал меня болваном!"

Скандал продолжал набирать обороты и достиг пика, когда Илан Гилон (МЕРЕЦ) с трибуны кнессета назвал Орена Хазана (Ликуд) "пражским Големом". Хазан парировал: "Не будь ты получеловеком, я бы тебе ответил как следует!"

Орен Хазан. Фото: Йоав Дудкевич (Photo: Yoav Dudkevitch)
Орен Хазан. Фото: Йоав Дудкевич
Поскольку Гилон – инвалид, слова депутата от Ликуда были восприняты оппозицией как издевка над немощным человеком. Хилик Бар (Сионистский лагерь) обрушился с нападками на депутата Меира Коэна (Еш атид), сказав: "Вы что, не можете управиться с этой скотиной? Почему вы не сделали Хазану замечание, не приказали вывести его из зала? Неужто вы защищаете это ничтожество?"

Илан Гилон. Фото: Йоав Дудкевич
Илан Гилон. Фото: Йоав Дудкевич
 

Депутат Став Шафир (Сионистский лагерь) заявила: "Если в ближайший же час хулиган, который позволил себе глумиться над инвалидом, не будет исключен из партии, мы все будем знать: Хазан – это истинное лицо Ликуда. Вот какая партия нами управляет!"

 

В прозе и в стихах

Нападок в адрес Регев тоже хватало. Моси Раз (МЕРЕЦ) обратился к инициатору закона со словами: "Вы не знаете, что больше – треть или четверть, вы заявили, что перед убийством Рабина никто не занимался подстрекательством, а теперь вы будете нам рассказывать о том, что такое подстрекательство?!"

 

Регев ответила Разу, что не собирается выслушивать его выпады, и предложила ознакомиться с текстом поправок, которые он так яростно критикует.

 

Леа Фадида (Сионистский лагерь) заявила, что если между культурой и нынешним министром культуры и есть какая-то связь, то чисто случайная. Ее прервал Орен Хазан, который потребовал, чтобы Мири Регев воздавали королевские почести. Фадида назвала Хазана плаксой и предложила ему платок, чтобы утереть слезы.

Мири Регев и Орен Хазан. Фото: Йоав Дудкевич
Мири Регев и Орен Хазан. Фото: Йоав Дудкевич
  

Равиталь Суэйд (Сионистский лагерь) изложила свои претензии к "закону о лояльности" в стихах. Смысл этих стихов сводился к тому, что министерство культуры – это не военная цензура, и в демократической стране каждый волен самовыражаться, как ему вздумается.

 

Глумиться над израильским флагом? Не за государственный счет

"Вести" сообщали о том, что предложенные Мири Регев поправки лишают права на государственное финансирование творческие объединения и авторов, которые оскорбляют национальные символы (флаг, герб, гимн) или глумятся над ними, отмечают День независимости как траурную дату и/или отрицают за Израилем право именоваться еврейским демократическим государством.

 

Поправки впервые в истории израильского законодательства устанавливают прямую зависимость между содержанием художественных произведений и возможностью авторов получать материальную поддержку из госбюджета.

 

Мири Регев объявила, что будет проводить политику "культурной справедливости", направленную на изменение критериев, по которым комиссия минкульта распределяет бюджетные ассигнования.

 

Авихай Мандельблит вначале выступил против поправок к закону о культуре и искусстве, дав понять, что предлагаемые изменения могут войти в противоречие с основными законами государства. Кроме того, юрсоветник посчитал, что поправки дают главе минкульта исключительные полномочия.

 

Ознакомившись с измененным вариантом поправок, Мандельблит отметил, что их применение вызовет определенные проблемы, но возражения снял. Однако у израильских деятелей искусства инициатива Мири Регев вызвала решительный протест. Так, ветеран израильского театра и кино Одед Котлер назвал поправки позорным клеймом на репутации Израиля и призвал развернуть кампанию гражданского неповиновения, чтобы добиться отмены новых параграфов закона.

Актер Одед Котлер. Фото: Ярон Бреннер
Актер Одед Котлер. Фото: Ярон Бреннер
  

Мири Регев начала готовить поправки к закону о культуре еще в 2016 году. Она заявила, что в обязанности ее ведомства входит контроль как за культурными учреждениями, так и за произведениями, которые эти учреждения представляют публике.

 

"Я не банкомат, - подчеркнула министр культуры. – Я несу ответственность за общественные средства, и поправки позволят мне лишать государственного финансирования тех, кто смеет нарушать закон".