Меню
Комментарий
Книга о Романе Задорове
Ловушка для прокурора: как дело Задорова разрушает доверие израильтян к юридической системе
Шай Ницан должен принять очень сложное решение, возможно, самое сложное в системе израильского правосудия

 

Роман Задоров в зале суда. Фото: Гиль Йоханан
Роман Задоров в зале суда. Фото: Гиль Йоханан

В ближайшее время государственному прокурору Шаю Ницану придется принять, возможно, одно из самых сложных решений в истории израильской юридической системы - о пересмотре дела Романа Задорова, отбывающего пожизненное заключение за убийство 13-летней Таир Рады в школе Кацрина в 2006 году. Решение это судьбоносно не только для Задорова, но и для самого Израиля, граждане которого все чаще высказывают разочарование действиями полиции, прокуратуры и судов.

 

Если общество и ранее выражало сомнения в обоснованности приговора Роману Задорову, то в последние дни, когда СМИ заполонили материалы о новых данных по этому делу (точнее - о возможной непричастности Романа Задорова к преступлению), речь может идти о своеобразном общественном консенсусе по поводу возможной ошибки в следствии и приговоре. Все это может самым фатальным образом ослабить общественное доверие к юридической системе страны.

 

Шай Ницан, который считался одним из самых ярких юристов Израиля еще с тех пор, когда занимал пост помощника главы БАГАЦа Дорит Бейниш, способен находить ответы на самые сложные юридические загадки. Но в данном случае и ему придется нелегко. Очень нелегко. По сравнению с делом Задорова меркнут даже все дела, заведенные в отношении премьер-министра Биньямина Нетаниягу (и по ним тоже рано или поздно придется принимать решения).

 

Можно сказать, что Ницан переживает сегодня самый сложный период в своей карьере. С одной стороны, решение о пересмотре дела может создать вакуум доверия к прокуратуре и суду (в том числе и Верховному), которые на протяжении более 10 лет не желали сдвинуться и на миллиметр от своей убежденности в виновности Задорова. С другой стороны, отказ от пересмотра будет точно негативно принят общестом.

 

Проблема дела Задорова состоит в том, что в нем с самого начала не были устранены все вопросы. Более того, с течением лет вопросов этих накапливалось все больше, а теперь они и вовсе выглядят лавиной, обрушившейся на юридическую систему.

 

Таир Рада
Таир Рада

Новые данные вызывают все новые вопросы. Например, о том, почему полиция и прокуратура игнорировала волосы, обнаруженные на месте убийства? Почему сосредоточились только на одной версии - причастности Задорова к убийству? Почему раз за разом суды подтверждали приговор, несмотря на несостыковки в деле, на которые указывали адвокаты, эксперты и СМИ?

 

Все это порождало конспиративные теории ("теории заговора"), согласно которым Задорова "заведомо валят", потому что он "безродный репатриант, на которого удобно вешать всех собак". Потому что настоящий убийца - "родственник каких-то больших шишек". Потому что дело с самого начала пошло не так, но "полиция не хотела слезать с забора".

 

Заметим, что подобные конспиративные теории существуют и в других странах, особенно в делах, которые имеют большой общественный резонанс. Такая ситуация, например, наблюдается в Польше, где до сих пор не затихают споры по поводу причин крушения самолета, в котором находился президент Лех Качиньский.

 

В Facebook уже много лет существует группа, где идут споры по поводу дела Задорова. Многие участники группы прямо обвиняют юридическую систему в том, что Роман находится за решеткой. Но наибольший дискомфорт участники сообщества испытывают от того, что прокуратура отказывается, по их мнению, "увидеть очевидное" и "признать свои ошибки".

 

В этой группе обсуждаются и другие дела, по которым, как считают комментаторы, юридические органы приняли "спорное" решение.

 

Серьезная критика раздается и в адрес Института судебной медицины в Абу-Кабире, который "хоронил" обращения адвокатов Задорова о назначении

дополнительных проверок, а в некоторых случаях оказывал давление на сотрудников, как в случае с Майей Форман-Резник, выступавшей экспертом в этом деле. Помимо этого, в обществе создавалось ощущение "странного симбиоза" в действиях прокуратуры и Института судебной медицины по делу Задорова (проявлялось это и в том, что адвокаты Задорова в ряде случаев не могли получить данные от экспертов).

 

Несмотря на общественную критику, в государственной прокуратуре не сомеваются, что добросовестно вели расследование. Здесь продолжают пребывать в убеждении, что Задоров - истинный убийца и именно поэтому пять судей (трое в окружном суде и двое в БАГАЦе, еще один верховный судья, Йорам Данцингер, высказал иную точку зрения) объявили его виновным.

 

В госпрокуратуре напоминают о принципе "окончательности процесса", который предпределяет, что судопроизводство не может быть бесконечным. Иными словами, невозможно назначать дополнительные слушания на основании каждого нового факта. Такое возможно лишь в исключительных обстоятельствах, когда существует высокая степень вероятности допущенной прежде ошибки.

 

Возможное генетическое совпадение носителя волоса, найденного на месте убийства, с ДНК потенциального убийцы не 100-процентно. Оно лишь не исключает возможности, что подозреваемый мог гипотетически быть в числе убийц. Поводом для повторного рассмотрения дела эти данные могут быть и могут не быть.

 

Эта двойственность - еще одно объяснение той непростой ситуации, в которой находится Шай Ницан. По сути -  он оказался в ловушке, любой выход из который чреват последствиями - профессиональными или репутационными.

 

Текст публикуется в сокращении. Читать подробнее на иврите

 

Самое интересное
    Вести